Віктор Лотоус /надано пресслужбою Ferrexpo
Категория
Компании
Дата

«Правоохранители порочат имидж Украины и сеют недоверие среди инвесторов». Интервью с CEO «Полтавского ГОКа» Виктором Лотоусом, которому грозит заключение на шесть лет

Виктор Лотоус: "Правоохранители расследуют семь дел по Ferrexpo". Фото надано пресслужбою Ferrexpo

Правоохранители обложили Ferrexpo Константина Жеваго со всех сторон. Под ударом оказался самый большой актив группы – «Полтавский Горно-обогатительный комбинат» и его руководитель Виктор Лотоус, 59. Forbes беседует с Лотоусом в перерыве между судебными заседаниями. Против него заведено сразу три дела. По одному из них руководитель компании подозревается в нанесении государству ущерба на 157 млрд грн. В чем дело, почему топ-менеджер Жеваго считает, что правоохранители обманывают украинцев, и где он возьмет 800 млн грн на залог, чтобы снова не оказаться в СИЗО, где уже провел 38 суток, – в интервью Forbes.

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

В конце сентября Печерский районный суд арестовал Виктора Лотоуса, руководителя «Полтавского ГОКа», с правом внесения залога почти в 1 млрд грн, позже его снизили до 400 млн грн. Нацполиция подозревает его в налаживании схемы реализации полезных ископаемых без лицензии, что в течение 2015–2021 годов якобы нанесло государству ущерб на 157 млрд грн.

Лотоус провел в СИЗО 38 суток, пока Ferrexpo не внесла за него залог. Сразу после этого Бюро экономической безопасности выдвинуло топ-менеджеру еще одно подозрение. Лотоус подозревается в уклонении от уплаты 2,2 млрд грн налогов и подделке официальных документов. 13 ноября Шевченковский районный суд Киева избрал меру пресечения для Лотоуса в виде залога в почти 800 млн грн, которая сейчас обжалуется. Если его вину докажут, то он может попасть за решетку на срок до шести лет.

Эти события – лишь одно из проявлений спора владельца 49,5% акций Ferrexpo Константина Жеваго и действующей власти с 2019 года. Хотя в ноябре Верховный суд Франции в Париже отказал в экстрадиции Жеваго, риски для его украинских активов увеличиваются.

Интервью сокращено и отредактировано для ясности.

О Полтавском ГОКе

Полтавский ГОК – владелец крупнейших запасов железной руды в Европе и ключевой актив компании Ferrexpo, котируемой на Лондонской фондовой бирже. В отличие от других украинских горно-обогатительных комбинатов, он фокусируется на производстве качественных окатышей – продукции с высокой добавленной стоимостью. Поэтому ПГОК считается одним из самых привлекательных инвестиционных объектов на развивающихся рынках.

Мажоритарный владелец горнодобывающей группы Ferrexpo – Константин Жеваго, против которого в Украине возбужден ряд уголовных дел. Доходы группы Ferrexpo по итогам 2022 года сократились на 50% – до $1,2 млрд.

О количестве и сути дел

Сколько сейчас против вас открыто дел?

Разные правоохранительные органы расследуют семь дел в отношении предприятий Ferrexpo в Украине. Их может быть больше, но они пока не активны. Я получил подозрения по трем из них. Два подозрения – по делам незаконной добычи отходов и организации преступной группировки. По первому, которое касается так называемой добычи нефракционного отсева, – залог 60 млн грн.

По второму, которое также о незаконной добыче, прокуратура просила 157 млрд грн залога. Печерский районный суд назначил 1 млрд грн, а апелляция снизила до 400 млн грн. Эти залоги были уплачены за меня предприятиями Ferrexpo. Третье подозрение – по делу рентных платежей. Залог по нему – 800 млн грн, но сейчас мы обжалуем его в апелляции.

Почему по незаконной добыче щебня сразу два дела?

Этим делом занимаются два правоохранительных органа: Нацполиция и ГБР. Эти органы насчитывают ущерб по-разному. Нацполиция насчитала 157 млрд грн, ГБР – 400 млн грн.

Почему дела о незаконной добыче полезных ископаемых ведут и в ГБР, и в Национальной полиции Украины, то есть расследуют разные правоохранители?

Буду откровенен, я не знаю. Допускаю, что это некий элемент соревнования между правоохранительными органами – кто откроет больше дел, кто больше насчитает убытков. Какова бы ни была причина, это абсолютно ненормальная практика. В нашем законодательстве прописано, что человек не может быть привлечен дважды к ответственности за одно преступление, а у нас сейчас параллельно два суда и расследования, которые касаются якобы одной сделки.

ГБР должно расследовать преступления чиновников. Не задавались ли вы вопросом, почему они ведут это дело?

Для меня этот вопрос остается без ответа. Поскольку согласен, подследственность ГБР – это расследование преступлений в государственном секторе. Полтавский ГОК – это частная компания, которой владеет международная Группа Ferrexpo. Мы обратились в Офис генпрокурора, чтобы объединить эти дела, но получили отказ. Сложно это понять.

«Полтавский ГОК»

Правоохранители насчитали 20 млн кубометров якобы незаконно добытого сырья

Об ошибках в расчетах правоохранителей

На чем основаны расчеты правоохранителей из Национальной полиции Украины?

Правоохранители насчитали 20 млн кубометров якобы незаконно добытого сырья, что якобы нанесло ущерб государству в 157 млрд грн. Из этой суммы 118 млрд грн – это якобы добыча и продажа скального вскрытия. Мы его получаем в процессе добычи, но не продаем. Мы продаем железорудные окатыши. Чтобы докопаться до железной руды, нужно снять эти слои разных пород. В нашем случае часть скального вскрытия использовалась предприятием для собственных производственных целей, остальное сохраняется.

Мы с этого всего объема заплатили ренту. Правоохранители считают, что мы всю эту породу продали, хотя факты продажи они не установили. В свою очередь, мы предоставили все доказательства, что никогда не продавали скальное вскрытие. То есть это очевидные ошибки в расчетах правоохранителей. Они это знают и согласны с этим, но ничего не делают.

Что они должны сделать?

Они должны исправить ошибки, допросить свидетелей. С июня, когда было объявлено первое подозрение по делу ГБР, не было проведено никаких следственных действий, никаких допросов свидетелей. По этому делу многое можно определить за час-два. По делу Национальной полиции можно было бы провести очные ставки. Но они не желают. Почему? Потому что по меньшей мере надо признать, что ошиблись на 118 млрд грн, чем ввели в заблуждение не только Генеральную прокуратуру, но и народ Украины.

Остальные 39 млрд грн касается именно щебня?

Нас упрекают, что мы без лицензии добывали и реализовывали нефракционный отсев. Но мы его не добываем. Мы получаем его в процессе производства – это отходы производства. У нас так построен технологический процесс, что мы не можем его не производить. Мы продавали отсев с 1977 года, и никогда не было никаких предупреждений со стороны правоохранителей и государственных контролирующих органов. Более того, загрязненные территории Чернобыльской АЭС засыпаны везде отсевом с Полтавского ГОКа.

Это не полезное ископаемое. Его производство и сбыт не нуждаются в специальных разрешениях. К тому же у нас есть акты проверок, подтверждающие, что мы ничего не нарушали. За 60 лет, сколько мы работали подобным образом. Почему нам не приписали эти преступления ни в 2013, ни в 2015, ни в 2018-м?

Кто выписывал эти акты?

Эти акты проверок выписывались соответствующими контролирующими государственными органами, в частности Государственной службой геологии и недр Украины.

Вы привлекаете их к делу как свидетелей?

Мы хотим. Но они не желают. В этих делах они проходят как потерпевшие. Хотя в течение десятилетий проверок они не фиксировали незаконную добычу полезных ископаемых.

Второй кейс – по неуплате ренты на 2 млрд грн. В конце 2021-го «АрселорМиттал Кривой Рог» тоже обвинялся в неуплате ренты, но доказал свою правоту. Насколько эти дела схожи?

Это аналогичные дела. Основное отличие – размер залога. Топ-менеджеру «АрселорМиттал» назначили залог в 10 млн грн, а мне – 800 млн грн. Еще и главному бухгалтеру Полтавского ГОКа в феврале 2023 года – 20 млн грн. В 2015 году были внесены очередные изменения в Налоговый кодекс Украины, касающиеся уплаты ренты. С тех пор рента должна оплачиваться с добытых полезных ископаемых, прошедших первичную переработку.

Мы сразу обратились в Государственную фискальную службу за налоговой консультацией и получили ответ, что платить рентные платежи нашему предприятию нужно с концентрата, то есть когда руда прошла не один, а несколько этапов переработки. Мы оспорили это в суде и получили положительное решение всех трех инстанций.

А затем в 2022 году БЭБ начало расследование так называемой недоплаты рентных платежей. Я считаю это уголовное преследование абсолютно безосновательным и бесперспективным. С начала полномасштабного вторжения в 2022 году нашими предприятиями было уплачено более 7 млрд грн налогов в бюджеты Украины разных уровней. Однако мы готовы произвести перерасчет и оплатить большую ренту, если это будет судебное решение.

Виктор Лотоус

Лотоус: "Считаю это уголовное преследование абсолютно безосновательным и бесперспективным".

О давлении на компанию и мировой

С чем, по вашему мнению, может быть связано такое количество дел против компании?

Это однозначно давление на предприятие, менеджмент, группу. С какой целью – мне неизвестно.

Я работаю на Полтавском ГОКе уже почти 40 лет. У Ferrexpo всегда были конструктивные, нормальные отношения с государством. Имеют сейчас и будут иметь в будущем.

Но эти безосновательные уголовные дела очень вредят и угрожают стабильной работе предприятия, которое критически важно для наших сотрудников, города, Полтавщины и Украины. Доля наших налогов в областном бюджете – 30%. Наши предприятия обеспечивают 3–4% украинского экспорта, 1,5% украинского ВВП.

Неужели эти временные соревнования правоохранительных органов достойны того, чтобы потерять все это?

Цель могут прояснить неформальные переговоры. Предлагали ли вам договориться и на каких условиях?

Нет, таких предложений ко мне не было. Но в любом случае я не пойду на мировую. Я даже не могу представить, при каких обстоятельствах это может произойти. Ибо мировая – это признание вины. Ни я, ни кто-либо из менеджмента не виновен, и мы докажем это в суде.

Что вам говорит Жеваго, другие акционеры компании по этим делам?

Я с Жеваго не общаюсь. Для нас акционер – это Ferrexpo. Мы первая украинская компания, вышедшая на площадку Лондонской фондовой биржи. Ferrexpo смогла привлечь серьезных инвесторов, институциональных акционеров – BlackRock, Schroders. Они с изумлением и ужасом смотрят на мою ситуацию и спрашивают: «Как такое может произойти?». Эти люди не понимают, почему украинские суды и правоохранители совершают подобные противоправные действия, нарушая украинское законодательство. Они не понимают, почему государство просит у них о дополнительных инвестициях, но не может защитить то, что уже инвестировано, а это миллиарды долларов с момента размещения акций на бирже.

Когда вы ожидаете окончательных решений судов?

По словам юристов, досудебное расследование может длиться до 12 месяцев, а дальше суды. Это может занять годы. Именно поэтому я считаю, что вся эта ситуация с судами и расследованиями вокруг Полтавского ГОКа крайне негативно сказывается на репутации Украины. Правоохранительные органы порочат имидж Украины и сеют недоверие к способности Украины защитить инвестиции. И очень сложно инвесторов будет потом убедить, что эти инвестиции действительно нужно продолжать.

Как вы планируете заплатить 800 млн залога по делу БЭБ?

Мы обжалуем этот залог в апелляции. Надеюсь, что она будет значительно снижена, но и тогда у меня нет гарантий, что Ferrexpo сможет ее заплатить. У компании сейчас нет свободных средств. Для понимания масштаба: за третий квартал наши предприятия уплатили 520 млн грн налогов.

По закону и практике европейских судов залог должен обеспечить мою явку в суд, участие в следственных действиях, но не компенсировать ущерб. Разве 460 млн грн залога, который за меня уже внесли, недостаточно, чтобы была обеспечена моя явка на все следственные действия и в суд? Я прекрасно понимал, к чему все идет, за полгода до того, как мне предъявили первое подозрение. Но я оставался в Украине, был дома, не скрывался. Почему? Потому что я уверен, что ни я, ни мои коллеги, ни предприятие ничего противозаконного не делали.

«Полтавский ГОК»

В январе 2024-го ЮГОК планирует загрузить производство на 50%

О планах увеличить производство благодаря морскому коридору

Вы продолжаете руководить «Полтавским ГОКом», выполняет ли кто-то ваши обязанности?

Официально я продолжаю руководить «Полтавским ГОКом». В течение 38 суток, которые я провел в СИЗО, мои заместители профессионально руководили предприятием.

С какой загрузкой сейчас работает ПГОК?

В среднем на 35%. В январе 2024 года планируем выйти на стабильные 50%.

Увеличить производство вам позволяет морской коридор?

Мы весьма положительно воспринимаем новости о морском коридоре. Тщательно рассматриваем возможность его использования, но все же нам еще нужно лучше понять механизмы обеспечения доступности и безопасности судов и экипажей, страхования и тарифы.

Сейчас вы полностью вывозите продукцию через западные границы?

50% по железной дороге – на западные границы, 50% по железной дороге – в порт Измаил, а дальше – речным транспортом по Дунаю.

Как изменится пропорция, если морской коридор будет эффективно работать?

По оптимистичному прогнозу, во второй половине 2024-го выйдем на 50% экспорта морем, как было до войны. Сейчас мы можем экспортировать только в Турцию и ЕС. Другие регионы для нас практически закрыты из-за неоправданно дорогой логистики.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине