Мертвые сосны лежат в лесистой местности Дюбенер Хайде в Саксонии-Анхальт. Засуха и нашествие жуков наносят ущерб лесам. От нынешней погоды и экологической ситуации особенно страдают хвойные породы: сосны и ели. /Getty Images
Категория
Инновации
Дата

Срубая и закапывая деревья, можно снизить углеродные выбросы? Стартап Kodama Systems, в который Билл Гейтс инвестировал $6,6 млн, уже этим занимается

Мертвые сосны лежат в лесистой местности Дюбенер Хайде в Саксонии-Анхальт. Засуха и нашествие жуков наносят ущерб лесам. От нынешней погоды и экологической ситуации особенно страдают хвойные породы: сосны и ели. Фото Getty Images

Климатический фонд Билла Гейтса и другие инвесторы ставят на то, что стартап Kodama Systems благодаря своим машинам сможет снизить углеродные выбросы, срубая и закапывая деревья. Что это за технология

⚡️Даруємо 700 грн знижки на річну підписку на сайт Forbes. Діє з промокодом 700 всього чотири дні. Оформлюйте зараз за цим посиланням

Стартап Kodama Systems имеет в своем арсенале специальные огромные машины для сбора древесины в лесах. В общем, такое оборудование не является новым, ведь лесорубные компании используют его для вывоза из леса срезанных деревьев или сломанных веток. Но машины Kodama отличаются тем, что могут работать ночью, используя спутниковую связь и технологии лидар, а для управления ими нужно меньше людей. Владелец стартапа Мерритт Дженкинс, 35, говорит, что это непростая работа, ведь в лесу много препятствий на пути машины.

Миллионы в борьбе с углеродными выбросами

Но Breakthrough Energy Билла Гейтса дали компании $6,6 млн посевных инвестиций не только за эти машины, но и за необычную идею того, что она делает с собранной древесиной. Дженкинс планирует закапывать ее, чтобы замедлить климатические изменения и продавать углеродные кредиты другим компаниям.

Мы привыкли слышать о том, что компании занимаются высадкой деревьев, которые поглощают двуокись углерода, а затем продают углеродные кредиты корпорациям, владельцам частных самолетов и всем, кому нужно компенсировать свое загрязнение воздуха углеродными выбросами. Но ученые утверждают, что закапывание древесины тоже может снизить глобальное потепление, особенно если иначе ее сожгли бы или оставили гнить на поверхности, ведь эти процессы тоже добавляют углерода в воздух.

Из-за увеличения случаев крупных пожаров в США национальная лесная служба планирует проредить 70 млн акров лесов на западе, преимущественно в Калифорнии, в течение следующих десяти лет. Она планирует лишиться более одного миллиарда тонн сухой биомассы. Обычно после такого прореживания древесину подходящего размера отправляют на пилораму, а остальное собирают и сжигают. Kodama хочет закапывать остальное в подземные хранилища, где древесина будет оставаться сухой и без доступа воздуха.

Getty Images

Пожар Бронни в Анге сжег более 2200 акров, Калифорния, 30 июля 2023 года. Фото Getty Images

Кроме венчура, Kodama получила грант на $1,1 млн от Калифорнийского агентства по борьбе с лесными пожарами и других, а также получила обещание купить углеродные кредиты от первых 400 т древесины, которые компания закопает. На открытом рынке такие кредиты могут стоить $200 за тонну. Kodama планирует срубать и закапывать более 5000 тонн деревьев в год.

Леса вместо ИИ

Дженкинс получил дипломы по инженерии и охране окружающей среды в Дартмуте, а когда получал диплом магистра по робототехнике в Карнеги-Мелон, продавал подержанное роботизированное оборудование. Затем он стал соучредителем компании, использующей машинное обучение, чтобы помогать фермерам анализировать почву.

В 2019 году во время получения диплома магистра делового администрирования в МТИ он решил, что леса – это выгодное направление агротехнологий. Он вышел из ИИ-компании и несколько месяцев провел с лесорубами, чтобы понять, как они используют свое оборудование.

В 2021 году он уже решил вплотную заняться роботизированными технологиями для леса, потому что был уверен, что нехватка рабочей силы станет драйвером спроса. «В отрасли мало работников, – объясняет Дженкинс. – Нам нужна новая подготовка и новые технологии для выполнения очистительных планов лесного агентства».

Также он заметил другой «большой пробел» индустрии: обращение с биомассой. О тайниках для биомассы он услышал от Лаборатории сдерживания углерода при Йеле. Совместный друг познакомил Дженкинса с 33-летним Джимми Вургисом, геологом и научным инженером.

Вургис был одержим идеей превратить старые шахты в место хранения биомассы. Они объединили усилия. Вургис – глава утилизации биомассы и по вопросам политики в Kodama.

Идея закапывать древесину кажется простой, особенно по сравнению с технологией «вылавливания углерода» из воздуха. Благодаря «Закону о снижении инфляции» 2022-го такие компании, как Occidental Petroleum и ExxonMobil, могут претендовать на налоговую льготу – $85 за каждую тонну успешно впитанного из воздуха углерода, попавшего под землю на хранение.

Если ты рубишь деревья и сжигаешь их вместо угля, то за это можно получить налоговую скидку. А вот на закапывание срезанных деревьев налоговые поощрения не предусмотрены.

Лукас Джоппа, бывший главный директор по окружающей среде в Microsoft считает, что для масштабной борьбы с углеродными выбросами стоит учиться у природы.

Компании, закапывающие биомассу

Крестный отец закапывания биомассы, ученый и преподаватель по вопросам атмосферы Нин Зен объясняет, если сжечь или дать сгнить одной тонне свежесрубленной древесины, в воздух попадет одна тонна двуокиси углерода. «Одна тонна биомассы под землей – это одна тонна CO2, которая не попала в атмосферу», – заключает Зен.

У Зена есть свой стартап, Carbon Lockdown, у которого есть соглашение с городом Балтимор на сбор и захоронение 5000 т биомассы. Образующиеся от закапывания углеродные кредиты продаются по $181 за тонну на Puro.earth. Это платформа, созданная при поддержке финского правительства, а Nasdaq купила ее мажоритарную долю в 2021-м.

Шведская инвестиционная компания Kinnevik недавно купила тысячу тонн. «Технологии, вдохновленные природой, уже здесь и подвергаются масштабированию. И не нужно ждать еще десять лет», – считает Микаэла Крамер из Kinnevik.

Getty Images

Ветви, оставшиеся после рубки леса. Фото Getty Images

Впрочем, трудно получить крупные частные или правительственные инвестиции в закапывание биомассы: эта технология и не заменяет вредную для окружающей среды промышленную деятельность, и не создает полезный для человека продукт. Если не учитывать сами кредиты. Кроме того, закопать означает занять часть земельных ресурсов.

В Техасе Крис Ноп, 43, уже закопал более 4000 т биомассы на 45 акрах земли его компании Carbon Sequestration у границы со штатом Луизиана. Тамошняя земля прекрасно подходит для закапывания биомассы так, чтобы в хранилище не попадал воздух и она не гнила. Все благодаря толстому слою глины.

Недавно Ноп купил 15 000 т деревянных отходов у застройщика, зачищавшего сосновый лес под строительство. Застройщик эти отходы сжег бы, а Нот закопает и сможет на этом заработать, продав углеродные кредиты на Puro по $145 за тонну закопанной биомассы.

Он и другие лоббисты закапывания биомассы надеются, когда департамент финансов будет составлять окончательные правила предоставления льгот за устранение углеродных выбросов, закапывание древесины тоже попадет в них.

Ноп также рассматривает идею превратить Америку в губку для углерода. Он хочет срубать сосны, закапывать их, а на их месте высаживать «голодные до углерода» виды растений, такие как бамбук, тополь или кенаф (гибиск конопляный).

А в Kodama Дженкинс сосредоточен на закапывании деревьев, срубаемых для здоровья леса, а Вургис – на превращении старых шахт в хранилища биомассы (так не нужно будет занимать свежие земельные массивы).

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине