Цифровая диктатура на основе искусственного интеллекта. Почему украинские предприниматели устроили крестовый поход на Facebook
Категория
Инновации
Дата

Цифровая диктатура на основе искусственного интеллекта. Почему украинские предприниматели устроили крестовый поход на Facebook

Олег Гороховский, Гарик Корогодский, Дмитрий Дубилет, Евгений Черняк, Артем Бородатюк. Фото предоставлены пресс-службами. Коллаж Анна Наконечная

С началом полномасштабной войны Meta не смогла наладить модерацию украинского сегмента Facebook и Instagram, которыми пользуются 13,2 и 15,6 млн украинцев соответственно. Аккаунты постоянно блокируют. Под бан регулярно попадают и предприниматели. В конце июля это подняло волну возмущения, которую поддержало и Минцифры. Что требуют от Meta.

«Ваш аккаунт ограничен за нарушение правил сообщества», – пригрозила 26 июня Meta Гарику Корогодскому, совладельцу ТРЦ Dream Town. Накануне под его сообщением появился комментарий от россиянина из Сызрани: «Классно вам сегодня прилетело». Эксцентричный и эмоциональный Корогодский ответил грубо. Предупреждение Facebook означает «теневой бан» – охват падает, люди видят сообщение реже. Это уже не первый случай.

Для Корогодского страница в Facebook со 153 298 подписчиками играет важную роль – он ищет машины, волонтеров для фонда «Жизнелюб», который в военных реалиях стал гуманитарным штабом. «Раньше я мог написать простое объявление, что нам нужна фура для фонда. Сейчас должен придумывать какой-то рассказ, задевать струны души, чтобы были тысячи репостов и запрос кто-то увидел», – говорит он.

Facebook отправил на периферию не одного предпринимателя-инфлюэнсера. Глава набсовета холдинга Global Spirits Евгений Черняк получал восемь писем счастья от Meta. С 26 февраля он помогал эвакуировать беженцев. «Я выставлял объявление. Facebook находил нарушения и сообщал, что до выяснения обстоятельств ваше сообщение не будет показываться участникам сообщества», – рассказывает Черняк. Ему Facebook вспомнил даже комментарии трехлетней давности. На аккаунт Черняка подписано 232 166 человек.

Это новая цифровая диктатура. И больше всего в этой ситуации беспокоит, что ты разговариваешь с искусственным интеллектом

Евгений Черняк

Страницы для блокировки алгоритм соцсети отслеживает по так называемым стоп-словам, которые считаются языком вражды. Часть блокировок происходит из-за высокой активности российских ботов, массово жалующихся на публикации. Одной жалобы Facebook достаточно, чтобы ограничить сообщение.

Это механические жалобы, где орки жалуются на каждую публикацию. Некоторые вообще могут быть не с контекстом войны», – говорит основатель инфлюэнсер-агентства WhyNot? Enot Евгений Таляр. Началась новая волна блокировок украинцев, констатирует министр цифровой трансформации Михаил Федоров в письме президенту по глобальной политике корпорации Meta Нику Клеггу 28 июля.

Цифровая диктатура на основе искусственного интеллекта. Почему украинские предприниматели устроили крестовый поход на Facebook /Фото 1

Письмо Минцифры к президенту по глобальной политике корпорации Meta Нику Клеггу

На Meta-фронте без перемен

Блокирует украинцев не только Facebook. Соучредитель monobank Дмитрий Дубилет, активно призывающий западные компании выходить с российского рынка, получал бан на каждое второе сообщение в своем аккаунте, на которое подписано 177 000. «В Instagram в первую очередь. Там просто тотальный бан», – говорит он.

Его жена Юлия Пелипас, украинская стилистка и fashion-директор Vogue Ukraine, чей бизнес завязан на Instagram, потеряла 80% продаж. Одна из причин – теневой бан за сообщения о войне в Украине. Информационную войну она ведет на аудиторию в 250 000 подписчиков.

«Когда это люди с большим охватом, с украинской позицией, которые закрывают сборы, поддерживают боевой дух, блокируются в Instagram, мы проигрываем информационную войну, – говорит Таляр. – Блогерам следует фильтровать, какие кадры они публикуют. И какими они могут быть после того, как в Виннице ракета попадает по мирным жителям».

Именно за сообщение о Виннице Facebook в очередной раз ограничил страницу основателя Netpeak Group Артема Бородатюка. С 24 февраля таких ограничений было около 20. Первое – за комментарий с фразой «русский военный корабль…».

«Я обжаловал. Мне пришло сообщение о том, что они все правильно сделали. И на 30 дней я буду ограничен в показах и охватах», – говорит о результатах борьбы Бородатюк. – Ты можешь писать, но ты уже почти невидим».

Письма счастья от Meta

Письма счастья от Meta

Письма счастья от Meta

Письма счастья от Meta

Предыдущий слайд
Следующий слайд

Руководитель monobank Олег Гороховский, чья довоенная страница была о бизнесе и клиентоориентированности, поэтому стал меньше писать. «Какой смысл, если никто не читает?» – говорит он. Его сообщения Facebook ограничивал по меньшей мере шесть раз. Последние два месяца из теневого бана не выходит, добавляет предприниматель. У аккаунта Гороховского 120 607 подписчиков.

Политика Meta нарушает принцип соцсети – свободы мнения, считает он. «Часть лидеров мнений не может достучаться до своей аудитории. Политика толерантности, которая была раньше, сейчас выглядит как цензура», – говорит Гороховский.

Крестовый поход на Meta

Поддерживая возмущение предпринимателей, Минцифры 28 июля обратилось с письмом к президенту по глобальной политике корпорации Meta Нику Клеггу. Министерство просит улучшить процессы модерации украинского контента и поделиться списком правил, которыми руководствуются в компании. «Это поможет понять, какой контент система модерации воспринимает как опасный, а потому позволит избегать массовых блокировок», – говорится в Telegram-канале министерства.

Это не первое общение с Клеггом. В мае министр цифровой трансформации Михаил Федоров уже встречался с топ-менеджером Meta, чтобы обсудить модерацию контента о войне и открытии офиса в Украине. В результате в iOS-приложении Facebook появился украинский язык, но проблема с блокировкой контента осталась. Более того, «началась новая полномасштабная кампания блокирования украинских лидеров мнений», говорится во вчерашнем письме Федорова к Клеггу.

Forbes два месяца вел переговоры об организации интервью с представителем Meta по модерации контента. В итоге агентство, представляющее компанию, после переговоров с клиентом сообщило, что интервью пока невозможно.

«Это новая цифровая диктатура. И больше всего в этой ситуации беспокоит, что ты разговариваешь с искусственным интеллектом», – говорит Черняк. Улучшить алгоритмы мало, считает он. Должна быть совершенная система апеллирования. Meta почти никогда не пересматривала своих решений по ограничению сообщений в пользу пользователя, говорят предприниматели. Запросы, отправленные от имени Минцифры, корпорация удовлетворяет и разблокирует аккаунты, говорят в пресс-службе ведомства.

Чтобы придать огласке проблему, украинцы распространяют хештег #MetaStopBlockUkraine. В трендах Twitter он находится с 28 июля. Сообщение с ним опубликовал и сам Федоров. Еще один канал – петиция президенту Украины с призывом обратиться к руководству Google и Meta.

Ее создала микроблогер Оксана Бердникова, которая в 2014 году уехала из Луганска. Страницу Бердниковой с 12 500 подписчиков с марта несколько раз блокировали, а около месяца назад удалили без права на восстановление. В блоге украинка писала о войне, собирала средства для ВСУ и раненым в госпиталь. К моменту публикации материала ее петиция набрала 4426 подписей.

Публичное давление на корпорацию не решит проблему, а только помешает строить отношения, говорит один из владельцев украинской ІТ-компании, не захотевший называть свое имя. Он общался с топ-менеджерами Meta и уверяет, что компания поддерживает Украину.

У Facebook давно проблемы с модерацией контента. Так, в 2017 году неконтролируемое распространение языка ненависти на платформе способствовало геноциду мусульман-рохинджа в Мьянме. В 2018 году компания признала, что сделала недостаточно. Впрочем, с тех пор Facebook уверяет, что вкладывает в решение проблемы модерации много ресурсов и это дает результат. Так, за год с июля 2020-го частота употребления «языка ненависти» снизилась вдвое, свидетельствуют данные Facebook. Автор утечки внутренних документов Facebook Papers Фрэнсис Хауген в 2021 году утверждала, что 87% расходов на борьбу с дезинформацией приходится на англоязычный контент. При этом на английском говорят только 9% платформы.

В 2015 году украинские пользователи Facebook уже собирали лайки, чтобы глава соцсети Марк Цукерберг отреагировал на блокирование украинских активистов. Они призвали его открыть офис в Украине. Однако он сообщил, что в Украине мало пользователей для этого. «Маме Цукерберга стыдно в очереди за колбасой смотреть в глаза маме Маска», – шутит Корогодский.

Материалы по теме