Співзасновник monobank Олег Гороховський /из личного архива
Категория
Компании
Дата

«HIMARS для волонтеров». Украинцы создали 100 000 «банок» в monobank и собрали 5 млрд грн. Как они работают? Интервью Олега Гороховского

Соучредитель monobank Олег Гороховский Фото из личного архива

Соучредитель monobank Олег Гороховский рассказал Forbes о сборе на «Ловца Шахедов», почему он называет «банки» в mono «HIMARS для волонтеров» и сколько донатов украинцы послали через mono с начала войны. Интервью

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о ХЕРСОНЕ после оккупации

За несколько часов до того, как утром 17 октября Россия атаковала Киев с помощью иранских беспилотников-камикадзе Shahed-136, monobank, платформа UNITED24 и блогер Игорь Лаченков завершили сбор 150 млн грн на закупку систем «Ловец Шахедов». Она делает дроны уязвимыми для ПВО. Первоначальную цель в 100 млн грн украинцы закрыли уже в первые восемь часов.

150 млн грн хватит на три «ловца», рассказывает Forbes соучредитель monobank Олег Гороховский, 48. Для украинского волонтерского движения mono, а точнее его сервис «банка», является одним из наиболее популярных инструментов для сбора донатов. С начала войны в monobank было создано более 100 000 «банок», которые собрали более 5 млрд грн.

Как работает этот инструмент, кто организовал рекордный сбор и приносят ли «банки» доходы самому mono?

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия разговора Forbes с Олегом Гороховским.

Для волонтеров «банки» – это как HIMARS для военных

В первый день сбора вы писали о 200 000 людях, которые на тот момент сделали донаты. Сколько получилось в итоге?

Всего 666 192 транзакций, средний донат – 229 грн.

Какой донат был самым большим среди корпоративных доноров, кроме 5 млн грн от monobank?

Мы получили около 15 млн грн от корпоративных клиентов. Ивано-Франковский цементный завод – 1,9 млн грн. Был большой вклад от Comfy и одного из основателей компании Игоря Хижняка – они внесли по 1 млн грн. Группа компаний «Автострада» – 1 млн грн. Основатель криптовалютной биржи WhiteBit Владимир Носов – 1 млн грн.

Сбор Лаченкова–Притулы–Стерненко на дроны-камикадзе сопровождался серьезной DDoS-атакой. Как банк ее пережил? Повлияла ли эта атака на темпы сборов?

Нас действительно довольно сложно атаковать таким образом, потому что mono – это не сайт, а приложение. Сейчас есть «банки», то есть это ссылка на сайт. Именно их и атакуют.

Противодействие – определить IP-адреса, с которых идут запросы, и блокировать их, чтобы снизить нагрузку на сервер. Атака была сильной, с нагрузкой х40 к обычной. Это мы говорим об обычной ситуации во время сборов Притулы, когда нагрузка возрастает в 3–4 раза. В том числе потому, что люди не только вносят вклад, но и обновляют экран, чтобы увидеть собранную сумму.

DDoS-атака не повлияла на сбор. Были незначительные задержки в сервисе, но сбоев не было. Если человек хочет задонатить и получает сообщение об ошибке, он предпринимает повторную попытку. Если не дошли какие-либо средства, то в целом это, пожалуй, общая сумма не превышает 1 млн грн.

Сопровождался ли DDoS-атаками текущий сбор на «Ловцов Шахедов»?

Мы постоянно усиливаем мощности в сервисе «банок». Кстати, интересная статистика: у Притулы была ссылка на ПриватБанк и на «банку» mono. Наша «банка» собрала в 10 раз больше. Поэтому «банка» стал главным инструментом для сбора донатов в стране.

Почему? Есть лимиты банков и платежных систем по перечислению с карт и их пополнению. Есть вопросы финансового мониторинга. Мы поняли, что нужен продукт, который позволит проводить большие сборы. Если бы не было «банки», мы бы собирали гораздо меньше. Для волонтеров это как HIMARS для военных.

Getty Images

Иранский дрон Shahed-136 в небе над Киевом 17 октября 2022 года Фото Getty Images

Самый большой сбор – «На помсту» от Притулы, Стерненко и Лаченкова

Какова история «банки» – когда она появилась, когда был первый сбор?

Это история о накоплении, а не о сборе. По сути, это аналог приватовской копилки, с помощью которой можно было незаметно накопить денежные средства небольшими суммами, перечисляя процент от расходов или округляя остаток. Когда мы разрабатывали подобный сервис в mono, планировали более современную версию и дали возможность совместного накопления. Например, у нас был класс, собирающий на шторы, или семья, откладывающая на отпуск с нескольких карт.

Когда пришла война, мы поняли, что совместно можно производить не только накопление, но и сборы. Мы предоставили возможность фондам завести «банки». Когда я разыгрывал марки, показал всем, как удобно использовать «банку» для сбора. Не было сбоев – все платежи прошли корректно. И мы смогли провести розыгрыш и объявить победителей. Этот простой инструмент является действенным. Розыгрыш марок стал вторым днем рождения «банки».

Была ли необходимость технически улучшать «банку»?

Мы добавили возможность платить через Apple и Google Pay, в ближайшие дни выйдет версия, которая будет включать в себя удобную аналитику, которой смогут пользоваться волонтеры, чтобы понимать, откуда и как они получают донаты. То есть «банка» не особо меняется, но постоянно дополняется.

Что такое «банка», если говорить в категориях финучреждения, можно ли сказать, что это отдельный банковский счет?

Да, это обычный расчетный счет. К «банке» также можно привязать платежную карту. Соответственно, создать «банку» могут только клиенты mono.

Сколько вообще «банок» было создано за время войны и какую сумму они собрали?

С 24 февраля создано 121 312 «банок», всего собрано 5 080 124 275 грн.

Назовите пять крупнейших ситуативных собраний.

  1. «На помсту» – (Притула, Стерненко, Лаченков) – 294 479 122 грн (902 689 транзакций).
  2. «Народный байрактар» (Притула, Лаченков) – 159 772 138 грн (713 868 транзакций).
  3. На «Ловца Шахедов» (monobank, Лаченков, United24) – 152 770 290 грн (666 192 транзакций).
  4. На дроны Warmate (monobank, United24) – 64 199 979 грн (199 749 транзакций).
  5. На Изюм (Лаченков) – 25 203 627 грн (131 296 транзакций).

Недавно мы увидели сервис в интернете, который аккумулирует «банки»и их статистику у себя на сайте, используя только наши вебсервисы. Мы вдохновились и планируем открыть API, чтобы таких сервисов становилось еще больше.

Скриншот страницы сайта

Большую часть средств Притула, Стерненко и Лаченков собрали в первый день Фото Скриншот страницы сайта

«Банки» дают новых клиентов и удерживают mono на слуху

Были ли серьезные прецеденты, когда «банками» прикрывались мошенники?

Незначительный процент фрода связан с переводами из-за границы, которые потом обжалуются, соответственно, деньги поступают получателю, но из-за обжалования банк должен вернуть их отправителю за свой счет. Но это обычная схема, присущая всем карточным операциям.

К «банкам» применяется обычный финмониторинг?

Финмониторинг – это не запрет, а система, обязывающая банк всегда понимать суть проходящих через него транзакций. К примеру, мы знаем, кто такой Игорь Лаченков, видим его деятельность, соответственно, понимаем характер операций через его счета. С волонтерством в этом смысле вообще все достаточно просто. Сложно быть волонтером, который действует тайно и не пишет отчеты об израсходованных средствах.

Стали ли «банки» инструментом привлечения клиентов для mono?

Яркая иллюстрация – одна из наших коллег показывала переписку со своим ребенком в духе «Мама, открой мне карточку mono, я хочу задонатить, иначе у них закончатся браслеты ВСУ». Так что, конечно, количество клиентов увеличивается благодаря «банкам». Но есть и более существенный тренд: когда из-за войны большое количество людей в Украине вынуждены были переехать в другие регионы или за границу, очень важным преимуществом является банк, который все операции проводит почти незаметно. На 1 января 2022 года у нас было 5 млн клиентов. Сейчас мы рассчитываем, что 1 января 2023 года у нас будет 7 млн пользователей.

Генерируют ли «банки» доход для mono?

Нет, мы не зарабатываем на банках, но они дают нам новых клиентов и вообще удерживают mono на слуху, то есть имеют определенный маркетинговый эффект.

Как в работе «банков» задействован эквайринг?

Он есть в работе фондов, потому что это юридические лица. То есть в таком случае «банка» выступает в роли обычного интернет-магазина. Здесь возникает стандартный interchange, который мы должны отдать банку-эмитенту карты. Если речь идет о физлицах, то это P2P транзакции, там тоже есть interchange, но мы не переводим его на клиентов, поскольку он сравнительно невелик. Собственно, это и является основой нашей транзакционной модели – мы дотируем платежи, чтобы они были бесплатными и удобными.

Какие выводы в смысле покупательной способности украинцев можно сделать исходя из активности счетов ваших клиентов?

Конечно, мы видим, что финансовая ситуация наших клиентов ухудшилась. К примеру, люди стали больше тратить на еду, ведь понятно, что во время войны расходы на развлечения, путешествия или крупные покупки уменьшаются. Даже если бы доходы населения в целом остались на том же уровне, а это не так, из-за инфляции покупательная способность граждан снизилась.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине