Поделиться неожиданным успехом. Нардепы готовят налог на сверхприбыли банков, цена вопроса – 10 млрд грн в год. Forbes узнал детали /Shutterstock
Категория
Деньги
Дата

Поделиться неожиданным успехом. Нардепы готовят налог на сверхприбыли банков, цена вопроса – 10 млрд грн в год. Forbes узнал детали

Shutterstock

В Украине может появиться новый налог – на чрезмерно высокие прибыли в банках, бьющих рекорды доходности, даже несмотря на войну. В качестве основы законодатели планируют взять опыт стран ЕС. Пока на столе – два базовых варианта. Forbes узнал детали подготовки законопроекта о новом банковском налоге. Не поздно ли о нем начали говорить

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

Финансовый комитет Верховной Рады (ВР) готовит законопроект о дополнительном налогообложении для банков, который, вероятно, заработает уже с 2024 года.

Окончательная концепция еще не определена, однако парламентарии рассматривают два базовых варианта – с дополнительным налогом на все чистые процентные доходы банков или с налогообложением сверхприбылей, рассказал Forbes глава Комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев.

Дискуссия о необходимости ввести требование к банкам осуществлять дополнительные платежи в госбюджет обострилась после публикации финансовых результатов за первую половину 2023 года. За январь-июнь банки получили 67,7 млрд грн чистой прибыли – не в последнюю очередь за счет очень существенных процентных платежей от НБУ и Минфина по депозитным сертификатам и ОВГЗ. Они уже более года значительные из-за высокой учетной ставки НБУ в 23–25% годовых.

Как именно депутаты хотят дополнительно обложить налогом банки?

Зачем нужен дополнительный налог на прибыль банков и какие варианты рассматривают

Основная мотивация – дополнительное финансирование расходов на оборону, констатирует Гетманцев. Впервые идея обложить налогом значительные доходы банковского сектора начала обсуждаться еще в мае, когда в ВР создали рабочую группу для решения вопроса доплат военным, рассказывает другой нардеп финкомитета, который попросил не называть свое имя в этой статье, поскольку не уполномочен раскрывать содержание дискуссий в рамках группы. «Было понятно, что денег нет, и тогда возник вопрос: почему не ввести налог на доходы с депозитных сертификатов», – говорит нардеп.

Откуда у банков сверхприбыли во время войны

(Нажмите «Читать больше», чтобы открыть полный текст)

В первом полугодии процентные доходы банков составили 141 млрд грн, из них 73,5 млрд грн – за счет операций с государственными ценными бумагами (ОВГЗ), говорит Гетманцев. Чистые процентные доходы составили 93,6 млрд грн, что почти на 75% больше показателя 2021 года, приводит статистику Гетманцев.

За этот период сектор получил 67,6 млрд грн чистой прибыли (в январе-июне 2022-го было 4,6 млрд грн ущерба). При таких темпах у финучреждений есть все шансы уже сейчас превзойти годовой исторический рекорд, установленный в 2021-м – 77,5 млрд грн. В также сверхуспешном доковидном 2019-м было 59,6 млрд.

Вопрос не только в рекордных доходах, генерируемых банковской системой во время войны. Большая часть доходов сектора поступает от государства, поскольку он получает процентные выплаты по ОВГЗ Минфина и депозитным сертификатам НБУ. В мае эти источники предоставили банкам 53% совокупных процентных доходов, отмечается в июньском отчете о финансовой стабильности Нацбанка.

Ключевой фактор – повышение учетной ставки НБУ в июне 2022-го с 10% до 25%. Регулятор начал очень постепенно снижать ее только в конце июля этого года (до 22%, Нацбанк прогнозирует, что ставка будет превышать 20% до конца года). Результат – за пять месяцев 2023-го процентные доходы системы были на 51% выше, чем за аналогичный период в прошлом году.

От учетной ставки зависит доходность депозитных сертификатов Нацбанка. Повышая их, регулятор рассчитывает убрать с рынка «лишнюю» гривну, таким образом не позволяя ей попасть на валютный рынок (спрос повышает курс, влияющий на стоимость импорта, инфляционные ожидания, а следовательно, разгоняет инфляционную спираль). Проблема чрезмерной ликвидности в банковской системе возникла не на пустом месте. Одна из ключевых причин – значительный рост государственных расходов во время войны, в том числе на зарплаты военным.

Это не все. Даже то, что банкиры зарабатываются на работающих кредитных портфелях, тоже во многом зависит от действий государства. Поступление процентов от кредитов бизнеса составляет около четверти всех процентных доходов. Каждая пятая гривна из них (свыше 20%) – из бюджета через госпрограмму «Доступные кредиты 5-7-9%».

Дополнительное налогообложение банков существует в ряде европейских стран: в Венгрии, Чехии, Литве, Италии, Испании и т.д., добавляет Гетманцев. Как это может работать в Украине? Есть два возможных подхода.

Первый – налогообложение всех чистых процентных доходов, полученных в году, с которого начнет действовать норма по относительно небольшой или средней ставке. «Например, в Испании это 4,8%», – говорит Гетманцев. Правда, в этой стране облагаются налогом и чистые комиссионные доходы банков. «Но это не наша история: банки по этому показателю пока не вышли на довоенный уровень», – уточняет нардеп. В Испании также действует норма, что сверхприбыль для целей налогообложения должна превышать определенный предел.

Второй – налогообложение разницы между чистыми процентными доходами в отчетном году и средним значением за последние три-четыре года. В таком концепте ставка должна быть высокой, говорит Гетманцев. К примеру, в Литве по ставке 60% облагается налогом 50% разницы между чистым процентным доходом в базовом году и его средним значением за предыдущие четыре года, объясняет он.

Нардеп считает более оптимальным испанский вариант. «По моему мнению, налог должен быть введен с 1 января 2024 года на два года», – говорит нардеп. Предварительная оценка дополнительных поступлений в бюджет – 10 млрд грн в год.

Своевременно ли говорить о налоге на доходы банков

Законопроект уже готов, его внесут в Раду после консультаций с другими стейкхолдерами – от Минфина и НБУ до профильных ассоциаций и Офиса президента, говорит Гетманцев. В правительстве готовы обсуждать эту идею. «Надо считать. Это вопрос цены и последствий, поэтому следует быть осторожными», – отметил собеседник в Кабмине, попросивший не упоминать его имени и названия министерства в этой статье из-за сенситивности темы.

Консультаций с рынком еще не было, добавляет Гетманцев. «Хотя позицию банков предугадать нетрудно», – говорит он.

Наталья Кравчук

Даниил Гетманцев Фото Наталья Кравчук

Forbes обратился за комментарием к девяти банкам, которые получили наибольший доход в первом полугодии, и главе банковской ассоциации НАБУ Владимиру Мудрому. К моменту публикации позицию предоставил только Укрэксимбанк. «Введение нового налога может дать положительные результаты, но дьявол прячется в деталях, – говорит СЕО учреждения Сергей Ермаков. – Каждое финучреждение имеет свою особую бизнес-модель и структуру фондирования».

Государственные банки часть чистой прибыли уплачивают в бюджет в виде дивидендов, напоминает он. Новый налог повлияет больше на частные банки, соглашается собеседник из нардепов финансового комитета. «А с государственными нам все равно, что налогами, что дивидендами», – говорит он.

Идея нового налога имеет право на жизнь, согласен финансовый аналитик группы ICU Михаил Демкив. «Прибыли банков действительно выросли вместе с ростом учетной ставки, они смогли заработать на разнице курсов, когда миллионы украинцев за границей, – отмечает он. – При этом ставки по депозитам банков выросли гораздо меньше».

Ситуация со сверхприбылями банковского сектора является, скорее, продуктом решений регулятора, а не исключительно предпринимательской способности банкиров, констатирует Демкив. Однако вводить дополнительный налог для них только в 2024-м может быть поздно, допускает он. «Доходы банков сократятся в следующем году после снижения ставки НБУ и исчезновения «карточного туризма» после снижения наличного курса, – объясняет Демкив. – Добавьте сюда убытки от войны, которые банки еще будут признавать по результатам стресс-тестов, и в 2024-м от этих сверхприбылей останется не так много».

Другой дискуссионный вопрос – облагать налогом все процентные доходы, в частности от ОВГЗ, или только полученные от депозитных сертификатов НБУ. Гетманцев выступает за первый вариант. «Я думаю, что логичнее было бы обложить налогом именно депсерты, – говорит на условиях анонимности член наблюдательного совета одного из госбанков (собеседник не уполномочен давать комментарии как должностное лицо банка). – Это фактически замороженный ресурс, не кредитующий экономику, в то время как с ОВГЗ другая ситуация – нам нужно поддерживать бюджет».

С этим согласен и Демкив из ICU. «Если обложить налогом доходы от ОВГЗ, это будет фактически наказанием банков за покупку военных облигаций и помощь правительству во время войны», – считает он.

Материалы по теме

 

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине