«Экономике необходимо участие ветеранов-предпринимателей, – убежден бизнесмен и военный Сергей Позняк. – И мы готовы». На фото он на саммите экспортеров Forbes. /Наталья Кравчук
Категория
Война
Дата

Те, кто спасает мир. Как украинские компании готовятся к возвращению ветеранов

9 хв читання

«Экономике необходимо участие ветеранов-предпринимателей, – убежден бизнесмен и военный Сергей Позняк. – И мы готовы». На фото он на саммите экспортеров Forbes. Фото Наталья Кравчук

Компании ждут возвращения сотрудников с фронта. Реинтеграция не будет простой, но она стоит усилий. Ветераны сумеют управлять людьми, принимать сложные решения и нести ответственность.

Сергей Позняк, 48, всю жизнь занимался бизнесом. Он финансист, генеральный директор группы компаний FGK Financial и член CEO Club. А еще – глава Ассоциации предпринимателей – ветеранов АТО и снайпер. «Снайперы умеют сосредотачиваться и ждать, а в нужный момент – собраться и действовать», – говорит он.

Главный навык, который дала армия Позняку, – называть вещи своими именами. Цена лжи на войне – жизнь. «Наш командир говорит: выполнил – доложил, не выполнил – доложил обязательно», – вспоминает Позняк. Это правило он внедряет в бизнес: недомолвки замедляют процессы.

«Ветераны – более дисциплинированные люди с четким пониманием иерархии, способные на командную работу», – говорит глава департамента коммуникаций и устойчивого развития Starlight Media Яна Гончаренко. Она увидела это, исследуя зарубежный опыт адаптации ветеранов в поиске эффективных инструментов.

Конкретный пример. Руководитель проекта поставил перед командой задачу. В конце рабочего дня сотрудники поднялись и покинули офис. «Единственный человек, кто остался для выполнения задачи, – бывший военный, привыкший к фокусу на результате», – описывает Гончаренко.

Наивно надеяться, что все ветераны станут топпер-формерами. По прогнозам Минветеранов, после победы к мирной жизни вернутся около 3 млн военных. Все они разные. Главный совет Ивоны Костиной – расспрашивать ветеранов, чему они научились и как оценивают свои навыки. Костина руководит благотворительной организацией Veteran Hub.

По стереотипной ассоциации, военный – сильный, ветеран – слабый, ему нужна помощь и реабилитация, говорит Костина. Это не так. В основном ветераны будут интегрироваться в коллективы, как и любой человек с уникальным опытом.

«Не надо смотреть на ветерана как на «особого», – предупреждает Позняк. – Он героическая фигура, не скорбная».

HR задумались о возвращении людей, как только началась мобилизация, говорит Елена Бондарь, директор консалтинговой компании Wellbeing Company, разрабатывающей программы поддержки сотрудников и их семей. С сентября запросов становится все больше. Пока Бондарь видит волну, особенно в крупных компаниях.

«С фронта люди вернутся другими, не такими, как шли на войну», – предупреждает она.

Те, кто спасает мир. Как украинские компании готовятся к возвращению ветеранов /Фото 1

Отметить лучших В марте Veteran Hub вручили премию «Дружественные к ветеранам» готовым меняться компаниям, чтобы создать комфортную для военных среду

Предварительная работа

«У меня ощущение, что мы уже не успеваем», – говорит Яна Гончаренко из Starlight Media. Медиагруппа работает над программой адаптации ветеранов с начала 2023 года. Команда исследовала проблемы, с которыми сталкивались ветераны АТО, и смотрела интервью с бойцами. Больше всего в память Гончаренко врезались слова: «Главное, к чему нужно готовиться, – гражданские забудут о нас, как только мы снимем форму».

«Наша цель состоит в том, чтобы этого не произошло», – говорит Гончаренко. В Starlight Media ждут возвращения 65 человек. Первый шаг – подготовить среду. «Поддерживая семью воина, работодатель поддерживает его самого, – говорит Костина из Veteran Hub. – Военный знает: пока он служит, о его семье заботятся. Это сохраняет лояльность компании».

Партнерши военных часто не понимают, когда он приедет в отпуск или в выходные, добавляет Костина. Ее муж, ветеран АТО, ныне на фронте. «Если компания сможет предоставить женщине отгул без предупреждения – это действенная поддержка, которая практически ничего не стоит», – говорит она.

В Starlight Media формируют сообщество семей ветеранов. Такую необходимость увидели, когда жены стали спрашивать, что делать, если муж не выходит на связь. «Ценно, когда жена другого воина может ответить – у меня так было минимум трижды, – говорит Гончаренко. – Он был на задании, без связи. Не волнуйся и возьми номера телефонов жен побратимов».

В подготовке нуждаются и коллеги. В Starlight Media планируется тренинг для лидеров компании. В частности, там выступят и ветераны: расскажут, что помогает им адаптироваться на работе. «Аналитика оживет в реальных людях», – надеется Гончаренко.

Программу тренингов запустили в Ferrexpo. Из почти 10 000 сотрудников компании служат 700. Команде объясняют, с какими состояниями может сталкиваться ветеран, как не провоцировать конфликты или грамотно выходить из них. Каждый в коллективе должен уметь фиксировать начало флешбэка – воспоминание о травматическом событии, которое ветеран будто переживает снова, узнать его и действовать.

Отношения в команде для Ferrexpo – вопросы безопасности. «Производство наполнено громкими неожиданными звуками, – объясняет директор по управлению персоналом и бытом компании Анна Адом. – Важно своевременно отслеживать изменения состояния человека. Ошибка может стоить дорого».

Вернувшись, ветераны будут пересматривать отношения – в семьях, с друзьями, командами, говорит Бондарь. Она рекомендует обращать внимание на коммуникационную составляющую адаптации и обучаться заблаговременно.

Компании часто спрашивают у Veteran Hub, как говорить с вернувшимися из армии людьми. «Советуйтесь с ветеранами», – отвечает Костина. Но есть категория тем, по которым даже советоваться не надо. «Сколько людей ты убил?» – человек не должен слышать такие вопросы на работе», – говорит Гончаренко.

из личного архива

«Не надо смотреть на ветерана как на «особенного», – предупреждает Позняк. – Он героическая фигура, не скорбная». Фото из личного архива

Недавно вернувшийся с фронта сотрудник IT-компании SoftServe Владислав Безручко советует не обсуждать рядом с военными, как избежать призыва. «Многие ребята резко на это реагируют, – говорит он. – Особенно те, кто прошел Бахмут».

На тренингах по чутким собеседованиям Starlight Media обучают HR принципам общения. Менеджеры не должны форсировать разговор, если ветеран вообще не говорит об армии. «Должны ли спрашивать о плене, когда человек дал понять, что не хочет об этом говорить? – говорит Гончаренко. – Конечно, нет».

Ядро «ветеранской» стратегии Ferrexpo – служба поддержки, которая исследует программы помощи военным. «Команда будет понимать проблему сотрудника и искать решения – наши, благотворительные или государственные», – говорит Адом. Она также будет отвечать за навигацию в бюрократических лабиринтах, обучение и профориентацию.

Главный вызов для Адом – реинтеграция ветеранов в рабочую среду. В первую очередь речь идет о людях с инвалидностью. Несколько сотрудников Ferrex потеряли конечности.

«Раненых очень много, – говорит Позняк. – Тем, кто в колясках и на костылях, сложно». В ноябре 2022 года он наступил на мину во время штурма в районе Кременной. Потерял ногу. Передвигается на костылях и ждет протезирования.

Позняк отмечает: человеку с инвалидностью нужно создать условия, но не относиться к нему как к неполноценному. «Когда мне предлагают помощь, я в шутку отвечаю, что и сам могу вам помочь», – говорит он.

Электромеханик «Укрзализныци» Виталий Юрченко (фамилия изменена из соображений безопасности. – Forbes) – ветеран АТО. После 24 февраля служил в ВСУ. Получил ранение, врачи ампутировали голень.

из личного архива

Сергей Позняк, 48, всю жизнь занимался бизнесом. Он финансист, генеральный директор группы компаний FGK Financial и член CEO Club. А еще – глава Ассоциации предпринимателей – ветеранов АТО и снайпер Фото из личного архива

Задача электромеханика – обслуживать и ремонтировать устройства и проводить электротехнические измерения, говорит директор департамента соцполитики УЗ Ольга Безпалько. Человеку с протезом неудобно передвигаться по путям или производственным участкам. Компания решила: часть приборов будут свозить Юрченко в офис.

Из около 230 000 сотрудников УЗ воюют более 10 000. 349 демобилизованы и возвращаются к работе. «20% раненых, с которыми мы на связи, получают инвалидность, – говорит Беспалько. – По этой логике в штате может быть около 2000 человек с инвалидностью». Минэкономики прогнозирует, что инвалидность получат почти 600 000 ветеранов.

В УЗ много профессий, которых больше не существует на рынке, таких как монтеры путей. Если компания не вернет ветерана на работу, он может не устроиться по специальности вообще. Чтобы этого не допустить, УЗ ищет возможности для работника, который не может выполнять работу в структурном подразделении. Переучить, выбрать соседний филиал или даже сменить город работы, если он готов к переезду.

Первое прикосновение

Возвращение с фронта Костина из Veteran Hub сравнивает с переездом за границу. «Все вокруг другое, – говорит она. – Надо разобраться, где покупать еду, куда обращаться за медицинской помощью, в какую школу пойдут твои дети».

Из более 2000 мобилизованных работников компании МХП вернулись больше 100. В программе реинтеграции компании есть специалисты, отвечающие за первую встречу ветерана на предприятии. В частности, помогают с прохождением медицинского чека в комфортных условиях.

Не всегда ветеран настроен на контакт. Для возвращения нужно время, говорит Костина. «То, что кажется проблемами, – нормальное продолжение изменений, которые проходит человек», – добавляет она.

Если сотрудник МХП не готов пройти онбординг и приступить к работе, ему дают время отдохнуть и предлагают постоянную связь с командой программы реинтеграции «МХП Рядом».

«Сначала многие ветераны хотят, чтобы им дали привыкнуть к гражданской жизни, – подтверждает Гончаренко из Starlight Media. Компания дает бывшим воинам право на три месяца гибкого графика после выхода на работу. У них бывают проблемы со сном, концентрацией, сложность в построении графика, говорит Костина. Но есть и те, кто просит больше работы, чтобы быстрее адаптироваться.

из личного архива

«Раненых очень много, – говорит Позняк. – Тем, кто в колясках и на костылях, сложно». В ноябре 2022 года он наступил на мину во время штурма в районе Кременной. Потерял ногу. Передвигается на костылях и ждет протезирования. Фото из личного архива

Первые потребности ветерана по возвращении – решение юридических вопросов и забота о физическом и ментальном здоровье, говорит директор по вопросам защиты здоровья и безопасности сотрудников в МХП Елена Бойченко. «Если человек будет болеть, мы планируем искать медицинские учреждения и санатории для реабилитации», – говорит она.

В медицинско-санитарной части Ferrexpo с февраля 2022 года прошли восстановление около 400 воинов с различными травмами: минно-взрывными, осколочными ранениями и открытыми переломами. Это помогло представить, с чем придется работать по возвращении сотрудников.

Что делать, если ветерану требуется протезирование? Starlight помогают со сборами центру «Несокрушимые», где производят и устанавливают протезы. «Будем также собирать на помощь нашим ветеранам», – говорит Гончаренко.

Отдельное направление работы УЗ – создание реабилитационного центра на базе медицинского учреждения. «Общаясь с военными, мы заметили: кроме острых случаев часто возникает потребность в дополнительном восстановлении», – говорит Беспалько. Целевая аудитория в ближайшие два года – военные, военные железнодорожники и те, кто травмировался на работе.

Компаниям не хватает специалистов, работающих с острыми психологическими травмами, говорит Адом из Ferrexpo. «Найти специалистов и разработать программу будет сложно, особенно учитывая бешеный спрос на их услуги», – добавляет она.

Starlight Media нашла сервис, работающий именно с клиентами с боевым опытом и не ограничивающий количество уплаченных ею сессий. Следующий этап по возвращении с фронта – запрос на рутину, говорит Костина. В этот момент человек возвращается к активной работе.

Каждый ветеран в ІТ-компании ЕРАМ после выхода получает письмо с рассказом о том, что происходило за время его отсутствия и как бизнес помогал стране. «Это актуализирует знания о компании», – говорит директор по развитию талантов в «EPAM Украина» Наталья Колядко.

Чего ждут от работодателя сами воины? По мнению Безручко из SoftServe, ветеранам стоит помочь восстановить утраченные навыки. К примеру, провести тренинги для программистов и рассказать, что изменилось в индустрии. «Я год не говорил по-английски, – говорит он. – Это ощутимо».

В своих новостях телеканалы Starlight Media рассказывают о служащих коллегах. В одном из выпусков говорилось о военном, который проходил реабилитацию после очередной контузии и посетил офис Starlight Media. «Открыл ноутбук, посмотрел на программу, в которой монтировал каждый день, и сказал: кажется, я забыл, как это делать», – описывает Гончаренко.

Компания запускает образовательную программу для ветеранов: туда интегрируют личные запросы и общие темы. «Важной будет финансовая грамотность, – приводит пример Гончаренко. – Человек привык по-другому управлять деньгами, чем в гражданской жизни».

Адаптироваться может помочь ментор. Костина приводит метафору, которую придумал ее знакомый ветеран: идешь по минному полю, но на два шага перед тобой кто-то есть. Задача ментора, по Костиной, проста: быть другом и помочь разобраться, как все работает.

предоставлено пресс-службой Veteran Hub

Помочь вернуться. Veteran Hub представляют переведенные протоколы лечения, разработанные министерством по делам ветеранов США и минобороны США. Фото предоставлено пресс-службой Veteran Hub

Переконструировать себя

До войны Безручко больше всего любил решать технические задачи. Во время службы ему нужно было активно общаться и организовывать работу группы. «Появилось большое желание работать с людьми», – говорит он. Теперь Безручко будет работать над системой технической оценки работников в новой должности.

После первых периодов адаптации ветеран изобретает себя и примеряет новые роли. «Хорошо, когда компания имеет такую программу внутри и предлагает ветерану разные должности в разных департаментах, если его навыки это позволяют», – говорит Костина.

Более 40% ветеранов 2014–2021 годов, по данным IREX, сменили работу по возвращении. Часто это было связано с тем, что люди не ощущали значимости того, что делали до войны, говорит Костина.

Что делать, чтобы не потерять работника? Через три месяца после возвращения в Starlight Media ветераны будут говорить с HR относительно карьерных желаний и новых навыков. При изучении американского опыта команда увидела фокус на образовании и переквалификации. К примеру, компания Leidos запустила корпоративные курсы по лидерству и профессиональному развитию.

Одна из сотрудниц Starlight Media сообщила, что хочет попробовать себя на лидерском посту по возвращении с фронта. «У нее возникает вопрос: если я руководила, когда от моего решения зависела жизнь, почему не могу делать это на гражданском посту?» – объясняет Гончаренко.

В маршруте ветерана в МХП есть встреча с психологом, который готовит демобилизованного работника к новому восприятию себя. Сотрудник МХП, который недавно был демобилизован, не мог смириться с тем, что больше не может работать водителем, вспоминает Бойченко. Команда изучила его навыки, медицинские выводы и смогла найти новую роль.

Ныне ветеран уже более двух недель занимает новую должность – руководителя социально-бытовых помещений. Он отвечает за все строения, где отдыхает команда. «Мне недавно сказали, что он улыбается, – говорит Бойченко. – Лидерская позиция, осознание того, что от него зависит комфорт людей, важны».

В МХП будут поддерживать сотрудников в поиске себя: предлагать обучение и возможность получения новой специальности. «Ветеран сможет попробовать себя в нескольких новых ролях – IT, финансы, что угодно, – говорит Бойченко. – Если почувствует, что это не его, будем искать дальше».

Во время одного из штурмов Позняк с побратимами две ночи провел в канаве без спальников при минусовой температуре. Никогда раньше предприниматель так не мерз. Военные способны добиться высоких результатов в любых условиях, убедился он. Главное – хорошее отношение и интересная работа с полезным результатом.

«Ветераны должны понимать, как их компании спасают мир», – говорит Позняк.

Рекомендация Елены Бондарь – создавать новые смыслы. Совместное перенахождение миссии потребует времени, но результат того стоит. «Часто человек возвращается с войны более профессиональным, ведь армия – об ответственности, зрелости, осознанности, – говорит Бондарь. – Немножко помочь – и сотрудник полетит как ракета».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине