Владислав Чечеткин, совладелец Rozetka /Александр Чекменев. Иллюстрация Анна Наконечная
Категория
Богатейшие
Дата

«Повезло, что ракеты не прилетели к нам». Как Rozetka лавирует между клиентским спросом, ракетами и давлением государства. Интервью с Владиславом Чечеткиным

Владислав Чечеткин, совладелец Rozetka Фото Александр Чекменев. Иллюстрация Анна Наконечная

«Появились гиены с предложением купить Rozetka по цене одного нашего магазина», – рассказывал Forbes совладелец Rozetka Владислав Чечеткин через месяц после начала полномасштабной войны. «Когда началась война, мы были в наихудшей форме», – говорил он уже через три месяца. «С августа Rozetka близка к прошлогоднему товарообороту», – делится с Forbes совладелец крупнейшего украинского маркетплейса в декабре. Как Rozetka прошла девять месяцев войны и удержала бизнес

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

В день освобождения Херсона, 11 ноября, маркетплейс Rozetka продал рекордный объем алкоголя. «Новый национальный праздник», – написал тогда совладелец компании Владислав Чечеткин, основавший Rozetka вместе со своей женой Ириной в 2005 году.

Через несколько дней после освобождения города Rozetka открыла там отделение, а первыми заказами стали елочные украшения. В начале декабря в магазине в центре Херсона взрывной волной выбило стекла. Их пока заменили фанерными щитами.

Rozetka падала и поднималась параллельно с происходящим в стране. В марте месячная выручка компании уменьшилась с 4 млрд грн до 23 млн грн, а уже с августа, по словам Чечеткина, компания ежемесячно продает на такую же сумму, как и год назад. Годовая выручка компании до войны составляла $2 млрд.

Rozetka – один из первых ритейлеров, начавший оснащать свои отделения генераторами и устройствами Starlink. В дни глубочайших блэкаутов торговые точки компании становились отдельными «пунктами несокрушимости».

Компания не только поднялась на ноги, но и развивается. Среди последних новостей выход на рынок Польши. Какой путь прошла Rozetka по пути восстановления, рассказал в интервью Forbes Владислав Чечеткин.

Какая сейчас доля рынка у Rozetka?

Никто не знает, только предполагаем. С бытовой техникой ситуация плохая: если света нет, то телевизоры, холодильники, стиральные машины никому не нужны. Rozetka традиционно сильнее в портативной электронике: ноутбуках, мобильных телефонах. Здесь наша доля значительно выросла. Думаю, что она составляет по всему рынку более 50% по ноутбукам, мелкой электронике и около 30% – по телефонам, смартфонам.

Вы вернули себе долю, которая была в прошлом году?

Нет, мы нарастили долю. Трудно сказать на сколько, потому что нет единого точного измерителя, но в этом году она будет немного выше, чем была в 2021 году.

А за третий-четвертый квартал, когда мы восстановили логистику, будет заметно выше, чем за аналогичный период 2021-го.

Какой объем выручки прогнозируете за 2022 год?

Я не готов четко сказать. Выручка будет ниже. Выпала половина первого квартала, второй – ужасный. Третий и четвертый кварталы мы чувствуем себя лучше, гораздо лучше, чем могли бы.

Благодаря чему Rozetka смогла выйти из бедственного положения?

Прежде всего, благодаря нашим Вооруженным Силам и Теробороне. Если бы они не отбросили врага с Киевской области, если бы не удержали его на северном и восточном направлениях, то ни о какой Rozetka и ни какой Украине не шла бы речь.

Во-вторых – удача. Ведь в любой момент может прилететь ракета. Почему она упала здесь, а не на 100 метров ближе или дальше? Нам повезло, что ракеты не прилетели к нам, и мы смогли продолжить работу.

В-третьих, мы строили систему много лет, и в этой системе главным был клиент. Это придавало надежности системе. Конечно, никто не ожидал войны, и она показала, что немного смешно говорить о надежной системе. Но почти никто из наших ключевых людей не исчез. Не исчезли ключевые компетенции у компании, остались клиентоцентричность, доверие клиентов к компании. Вот благодаря этому мы быстро вернулись ко всем процессам.

В конце февраля и в марте мы работали как волонтерская организация – раздавали и поставляли тем, кто нуждался в пищевых продуктах, связи, компьютерах и т.д. Мы рассредоточивали товар для того, чтобы снизить потенциальные потери в марте. В апреле мы уже начали восстанавливаться, когда сдвинулась с места логистика, когда уже немного начали восстанавливать дороги, Киевская и Черниговская области были освобождены от рашистов. Люди хотят жить и пользоваться благами цивилизации, а мы можем их предоставить. Благодаря этому мы вернулись.

Как изменились ваша и Иринина роли в Rozetka?

Значительно больше операционной работы и огромное количество текущих вызовов прямо сейчас. Здесь Ирина вне конкуренции. На передовой тушит пожар. Перестраивать систему на лету и менять колеса в едущем поезде – это о ней.

Она еще больше вовлечена в бизнес?

Она и раньше была очень глубоко вовлечена. Все люди по-разному реагируют на стресс, и в этом плане она поддержка и опора нашей компании.

Как изменился масштаб вашей личной благотворительности?

Я бы не назвал это благотворительностью. Благотворительностью опекается моя жена. То, что я делаю, нельзя отделить от компании: это помощь нашим защитникам. Я боюсь, что это будет звучать очень громко, но работаю на победу. Это миллионы гривен каждый месяц, но абсолютных цифр я не называю.

У Ирины есть проект медицины для гражданского населения?

Да. Там сотни тысяч гривень ежемесячно уже много лет. Она начала его еще с 2008–2009 годов. Она не говорит об этом, и я стараюсь осторожно обойти эту всю тему. Там деньги на детскую медицину в значительном объеме уже много лет.

Вы говорите, что компания чувствует себя лучше, чем могла бы. Что вы имеете в виду?

Нам хватило сил, средств и предусмотрительности для того, чтобы организовать «пункт несокрушимости» у себя. Начали это делать гораздо раньше государства. Мы оборудовали почти все магазины генераторами. У огромной части наших магазинов есть старлинки. Мы помогаем людям, где есть наши магазины, с обогревом, электричеством, связью.

Наши войска вернули Херсон, и мы сразу, через четыре дня, начали работать в этом городе. Часть людей остались там, и они охотно вернулись на работу. Мы были одними из первых, если не первыми, кто вернулся в Бучу и Гостомель. Также мы восстанавливали свои магазины и вернули там операции.

Мы понимали, что Кременчуг находится в опасном положении. В понедельник, накануне обстрела, когда в ТЦ «Амстор» попала ракета, мы еще раз настойчиво попросили людей соблюдать правила безопасности во время тревоги, просить клиентов покинуть магазин и готовиться к возможным ударам. Когда прилетела ракета в ТЦ, никто из наших людей серьезно не пострадал. Двое получили контузии, но никто из клиентов не пострадал. Наши ребята буквально через неделю уже снова были на работе в другом магазине.

В том же Херсоне мы не вывезли товар, когда город уже был оккупирован. Мы могли увезти оттуда деньги. Но не вывезли и они пошли на помощь нашим людям в Херсоне. Я думаю, что это спасло жизни. По меньшей мере спасло нервы и дало людям возможность покинуть оккупированную территорию или остаться и ждать освобождения, но в лучших условиях.

Александр Чекменев

Ирина и Владислав Чечеткины, владельцы Rozetka. Фото Александр Чекменев

Rozetka потеряла 26 магазинов из-за войны. Их восстанавливают?

Какие-то магазины были в оккупации, какие-то остались в ней, какие-то были ограблены и уничтожены, какие-то ограблены своими же. После того, как из Гостомеля вышли россияне, мы пришли сразу же с военными, и нам сказали, что всё заминировано. Потом мы пришли, и в магазине ничего не осталось. Вынесли вообще всё, даже мебель – всё. А есть сгоревшие магазины, которые взорвались, как в Макарове или Мариуполе. До 24 февраля у нас было 270 магазинов.

На складе у вас ничего не пострадало?

Он находился в зоне боев. Люди туда не хотели ехать, лишнее движение транспортом привело бы к тому, что нас просто взорвали бы. Он не работал так, как должен был работать. Если говорить об удаче, то до войны мы начали большое строительство в 400 метрах от склада, и туда несколько раз прилетало. 400 метров для современной войны – ничего. Здесь чистая удача. Прилетало по строительству, а по складу ничего не прилетало. К мирным операциям этот склад перешел 25–26 марта.

Есть ли какие-то результаты касательно открытия в Польше ?

Пока все происходит очень медленно, и хвастаться нечем. Мы на стадии заключения договоров, и для нас это продвигается очень медленно. Пока тяжело.

Как обновился товарооборот в Rozetka?

С августа Rozetka близка к прошлогоднему товарообороту. Сейчас, правда, из-за блэкаута меньше.

К какому выводу вы пришли по поводу войны?

Трудно сказать, потому что война еще не закончилась. Но уже видно, что крупная организация переживает какие-то моменты гораздо хуже небольших. Маркетплейсы и тысячи мелких предпринимателей реально рулят сейчас. Это было прогнозируемо, но сейчас видно, насколько лучше они себя чувствуют.

Насколько увеличилось количество продавцов на маркетплейсе?

По моим ощущениям, количество увеличилось на 30%. Соотношение продаваемых товаров в Rozetka перекосилось очень сильно в пользу мелких продавцов. Когда вы сейчас идете на Rozetka, то большинство товаров, которые вам нужны, есть на маркетплейсе у наших партнеров.

Вы начали меньше партий покупать из-за рисков?

Большинство поставщиков остановили кредитные линии и просят предоплату. Большинство поставщиков не страхуют товар. А клиенты хотят жить, как раньше, разнообразить то, что покупают и потребляют.

Сколько работников Rozetka вы уже восстановили?

50% от количества работавших.

Какое главное изменение произошло в Rozetka за месяцы войны?

Я не знаю, потому что мы делаем то же, что и до этого делали. Изменилось то, что в 2021 году мы подошли к нашему развитию агрессивнее, чем обычно, начали строиться без учета потенциальных рисков, но судьба дала нам по рукам за это.

Государственные проверки бизнеса вернулись?

Я не понимаю, какая вообще стратегия у государства в отношении подхода к бизнесменам. Инвестиций нет, кредитов нет, военные риски огромные. Налоговое давление в Украине вполне сравнимо с Европой. К тому же очень активизировались проверяющие.

Rozetka с начала войны проверили 97 раз. Пока все штрафы номинальны – от 1700 до 51 000 грн, все штрафы формальны и по каждому из них мы судимся.

Давайте определим, какой план у украинского государства. Мы хотим зачистить существующий бизнес в Украине, чтобы потом пришли западные инвесторы и развивали нашу страну?

Абсолютное большинство в стране понимает, что сейчас не платить налоги – преступление против государства. Это уже не мелкие игры, а вопросы чести бизнеса. Но в то же время проверяющий не находит нарушений у нас, но продолжает ходить. Каковы цель и стратегия этого всего?

Какие планы бизнеса Rozetka?

Главный план – выжить. Мы продолжаем развиваться, временно не с той скоростью, с которой развивались до этого. Хотим быть ближе к нашим клиентам, обеспечивать прогнозируемую и максимально быструю возможную логистику. Хотим быть номером один. И надеемся, что наша доля помощи нашим защитникам и волонтерам приблизит нашу победу.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине