Владислав Чечеткин, совладелец Rozetka /Александр Чекменев. Иллюстрация Анна Наконечная
Категория
Богатейшие
Дата

«Повезло, что ракеты не прилетели к нам». Как Rozetka лавирует между клиентским спросом, ракетами и давлением государства. Интервью с Владиславом Чечеткиным

Владислав Чечеткин, совладелец Rozetka Фото Александр Чекменев. Иллюстрация Анна Наконечная

«Появились гиены с предложением купить Rozetka по цене одного нашего магазина», – рассказывал Forbes совладелец Rozetka Владислав Чечеткин через месяц после начала полномасштабной войны. «Когда началась война, мы были в наихудшей форме», – говорил он уже через три месяца. «С августа Rozetka близка к прошлогоднему товарообороту», – делится с Forbes совладелец крупнейшего украинского маркетплейса в декабре. Как Rozetka прошла девять месяцев войны и удержала бизнес

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

В день освобождения Херсона, 11 ноября, маркетплейс Rozetka продал рекордный объем алкоголя. «Новый национальный праздник», – написал тогда совладелец компании Владислав Чечеткин, основавший Rozetka вместе со своей женой Ириной в 2005 году.

Через несколько дней после освобождения города Rozetka открыла там отделение, а первыми заказами стали елочные украшения. В начале декабря в магазине в центре Херсона взрывной волной выбило стекла. Их пока заменили фанерными щитами.

Rozetka падала и поднималась параллельно с происходящим в стране. В марте месячная выручка компании уменьшилась с 4 млрд грн до 23 млн грн, а уже с августа, по словам Чечеткина, компания ежемесячно продает на такую же сумму, как и год назад. Годовая выручка компании до войны составляла $2 млрд.

Rozetka – один из первых ритейлеров, начавший оснащать свои отделения генераторами и устройствами Starlink. В дни глубочайших блэкаутов торговые точки компании становились отдельными «пунктами несокрушимости».

Компания не только поднялась на ноги, но и развивается. Среди последних новостей выход на рынок Польши. Какой путь прошла Rozetka по пути восстановления, рассказал в интервью Forbes Владислав Чечеткин.

Какая сейчас доля рынка у Rozetka?

Никто не знает, только предполагаем. С бытовой техникой ситуация плохая: если света нет, то телевизоры, холодильники, стиральные машины никому не нужны. Rozetka традиционно сильнее в портативной электронике: ноутбуках, мобильных телефонах. Здесь наша доля значительно выросла. Думаю, что она составляет по всему рынку более 50% по ноутбукам, мелкой электронике и около 30% – по телефонам, смартфонам.

Вы вернули себе долю, которая была в прошлом году?

Нет, мы нарастили долю. Трудно сказать на сколько, потому что нет единого точного измерителя, но в этом году она будет немного выше, чем была в 2021 году.

А за третий-четвертый квартал, когда мы восстановили логистику, будет заметно выше, чем за аналогичный период 2021-го.

Какой объем выручки прогнозируете за 2022 год?

Я не готов четко сказать. Выручка будет ниже. Выпала половина первого квартала, второй – ужасный. Третий и четвертый кварталы мы чувствуем себя лучше, гораздо лучше, чем могли бы.

Благодаря чему Rozetka смогла выйти из бедственного положения?

Прежде всего, благодаря нашим Вооруженным Силам и Теробороне. Если бы они не отбросили врага с Киевской области, если бы не удержали его на северном и восточном направлениях, то ни о какой Rozetka и ни какой Украине не шла бы речь.

Во-вторых – удача. Ведь в любой момент может прилететь ракета. Почему она упала здесь, а не на 100 метров ближе или дальше? Нам повезло, что ракеты не прилетели к нам, и мы смогли продолжить работу.

В-третьих, мы строили систему много лет, и в этой системе главным был клиент. Это придавало надежности системе. Конечно, никто не ожидал войны, и она показала, что немного смешно говорить о надежной системе. Но почти никто из наших ключевых людей не исчез. Не исчезли ключевые компетенции у компании, остались клиентоцентричность, доверие клиентов к компании. Вот благодаря этому мы быстро вернулись ко всем процессам.

В конце февраля и в марте мы работали как волонтерская организация – раздавали и поставляли тем, кто нуждался в пищевых продуктах, связи, компьютерах и т.д. Мы рассредоточивали товар для того, чтобы снизить потенциальные потери в марте. В апреле мы уже начали восстанавливаться, когда сдвинулась с места логистика, когда уже немного начали восстанавливать дороги, Киевская и Черниговская области были освобождены от рашистов. Люди хотят жить и пользоваться благами цивилизации, а мы можем их предоставить. Благодаря этому мы вернулись.

Как изменились ваша и Иринина роли в Rozetka?

Значительно больше операционной работы и огромное количество текущих вызовов прямо сейчас. Здесь Ирина вне конкуренции. На передовой тушит пожар. Перестраивать систему на лету и менять колеса в едущем поезде – это о ней.

Она еще больше вовлечена в бизнес?

Она и раньше была очень глубоко вовлечена. Все люди по-разному реагируют на стресс, и в этом плане она поддержка и опора нашей компании.

Как изменился масштаб вашей личной благотворительности?

Я бы не назвал это благотворительностью. Благотворительностью опекается моя жена. То, что я делаю, нельзя отделить от компании: это помощь нашим защитникам. Я боюсь, что это будет звучать очень громко, но работаю на победу. Это миллионы гривен каждый месяц, но абсолютных цифр я не называю.

У Ирины есть проект медицины для гражданского населения?

Да. Там сотни тысяч гривень ежемесячно уже много лет. Она начала его еще с 2008–2009 годов. Она не говорит об этом, и я стараюсь осторожно обойти эту всю тему. Там деньги на детскую медицину в значительном объеме уже много лет.

Вы говорите, что компания чувствует себя лучше, чем могла бы. Что вы имеете в виду?

Нам хватило сил, средств и предусмотрительности для того, чтобы организовать «пункт несокрушимости» у себя. Начали это делать гораздо раньше государства. Мы оборудовали почти все магазины генераторами. У огромной части наших магазинов есть старлинки. Мы помогаем людям, где есть наши магазины, с обогревом, электричеством, связью.

Наши войска вернули Херсон, и мы сразу, через четыре дня, начали работать в этом городе. Часть людей остались там, и они охотно вернулись на работу. Мы были одними из первых, если не первыми, кто вернулся в Бучу и Гостомель. Также мы восстанавливали свои магазины и вернули там операции.

Мы понимали, что Кременчуг находится в опасном положении. В понедельник, накануне обстрела, когда в ТЦ «Амстор» попала ракета, мы еще раз настойчиво попросили людей соблюдать правила безопасности во время тревоги, просить клиентов покинуть магазин и готовиться к возможным ударам. Когда прилетела ракета в ТЦ, никто из наших людей серьезно не пострадал. Двое получили контузии, но никто из клиентов не пострадал. Наши ребята буквально через неделю уже снова были на работе в другом магазине.

В том же Херсоне мы не вывезли товар, когда город уже был оккупирован. Мы могли увезти оттуда деньги. Но не вывезли и они пошли на помощь нашим людям в Херсоне. Я думаю, что это спасло жизни. По меньшей мере спасло нервы и дало людям возможность покинуть оккупированную территорию или остаться и ждать освобождения, но в лучших условиях.

Александр Чекменев

Ирина и Владислав Чечеткины, владельцы Rozetka. Фото Александр Чекменев

Rozetka потеряла 26 магазинов из-за войны. Их восстанавливают?

Какие-то магазины были в оккупации, какие-то остались в ней, какие-то были ограблены и уничтожены, какие-то ограблены своими же. После того, как из Гостомеля вышли россияне, мы пришли сразу же с военными, и нам сказали, что всё заминировано. Потом мы пришли, и в магазине ничего не осталось. Вынесли вообще всё, даже мебель – всё. А есть сгоревшие магазины, которые взорвались, как в Макарове или Мариуполе. До 24 февраля у нас было 270 магазинов.

На складе у вас ничего не пострадало?

Он находился в зоне боев. Люди туда не хотели ехать, лишнее движение транспортом привело бы к тому, что нас просто взорвали бы. Он не работал так, как должен был работать. Если говорить об удаче, то до войны мы начали большое строительство в 400 метрах от склада, и туда несколько раз прилетало. 400 метров для современной войны – ничего. Здесь чистая удача. Прилетало по строительству, а по складу ничего не прилетало. К мирным операциям этот склад перешел 25–26 марта.

Есть ли какие-то результаты касательно открытия в Польше ?

Пока все происходит очень медленно, и хвастаться нечем. Мы на стадии заключения договоров, и для нас это продвигается очень медленно. Пока тяжело.

Как обновился товарооборот в Rozetka?

С августа Rozetka близка к прошлогоднему товарообороту. Сейчас, правда, из-за блэкаута меньше.

К какому выводу вы пришли по поводу войны?

Трудно сказать, потому что война еще не закончилась. Но уже видно, что крупная организация переживает какие-то моменты гораздо хуже небольших. Маркетплейсы и тысячи мелких предпринимателей реально рулят сейчас. Это было прогнозируемо, но сейчас видно, насколько лучше они себя чувствуют.

Насколько увеличилось количество продавцов на маркетплейсе?

По моим ощущениям, количество увеличилось на 30%. Соотношение продаваемых товаров в Rozetka перекосилось очень сильно в пользу мелких продавцов. Когда вы сейчас идете на Rozetka, то большинство товаров, которые вам нужны, есть на маркетплейсе у наших партнеров.

Вы начали меньше партий покупать из-за рисков?

Большинство поставщиков остановили кредитные линии и просят предоплату. Большинство поставщиков не страхуют товар. А клиенты хотят жить, как раньше, разнообразить то, что покупают и потребляют.

Сколько работников Rozetka вы уже восстановили?

50% от количества работавших.

Какое главное изменение произошло в Rozetka за месяцы войны?

Я не знаю, потому что мы делаем то же, что и до этого делали. Изменилось то, что в 2021 году мы подошли к нашему развитию агрессивнее, чем обычно, начали строиться без учета потенциальных рисков, но судьба дала нам по рукам за это.

Государственные проверки бизнеса вернулись?

Я не понимаю, какая вообще стратегия у государства в отношении подхода к бизнесменам. Инвестиций нет, кредитов нет, военные риски огромные. Налоговое давление в Украине вполне сравнимо с Европой. К тому же очень активизировались проверяющие.

Rozetka с начала войны проверили 97 раз. Пока все штрафы номинальны – от 1700 до 51 000 грн, все штрафы формальны и по каждому из них мы судимся.

Давайте определим, какой план у украинского государства. Мы хотим зачистить существующий бизнес в Украине, чтобы потом пришли западные инвесторы и развивали нашу страну?

Абсолютное большинство в стране понимает, что сейчас не платить налоги – преступление против государства. Это уже не мелкие игры, а вопросы чести бизнеса. Но в то же время проверяющий не находит нарушений у нас, но продолжает ходить. Каковы цель и стратегия этого всего?

Какие планы бизнеса Rozetka?

Главный план – выжить. Мы продолжаем развиваться, временно не с той скоростью, с которой развивались до этого. Хотим быть ближе к нашим клиентам, обеспечивать прогнозируемую и максимально быструю возможную логистику. Хотим быть номером один. И надеемся, что наша доля помощи нашим защитникам и волонтерам приблизит нашу победу.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине