Ахметов, Коломойский и Пинчук могут не попасть в реестр олигархов. Но СНБО ищет олигархический след даже среди региональных бизнесменов. Когда может появиться сам реестр /Фото Офис Президента Украины
Категория
Картина дня
Дата

Ахметов, Коломойский и Пинчук могут не попасть в реестр олигархов. Но СНБО ищет олигархический след даже среди региональных бизнесменов. Когда может появиться сам реестр

Алексей Данилов и Владимир Зеленский. Коллаж Александра Карасева Фото Офис Президента Украины

СНБО насчитал 86 потенциальных олигархов, которые могут попасть в соответствующий реестр. Окончательный список может появиться уже в ближайшие недели, но составить его не так просто. Что происходит с самым амбициозным довоенным проектом президента Владимира Зеленского и кто из украинских бизнесменов может получить статус олигарха.

20 июля секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Алексей Данилов сообщил, что в реестр олигархов, формированием которого как раз занимается СНБО, могут попасть 86 человек.

Как объяснил собеседник среди должностных лиц Рады, попросивший не упоминать его имени в этой статье, эта цифра охватывает «кандидатов» в реестр, которые подпадают хотя бы под один критерий соответствующего закона. «СНБО продолжает собирать информацию о лицах, фигурирующих в лонг-листе», – сказал он.

В привязке к реестру олигархов пока не прозвучало ни одной конкретной фамилии. Финальный перечень олигархов может появиться в ближайшие недели, говорит на правах анонимности должностное лицо, близко знакомое с планами СНБО. Впрочем, собеседник в руководстве фракции «Слуга народа», также пожелавший остаться неназванным, скептически относится к таким дедлайнам. «Сейчас нет уверенности, что реестр появится даже в январе», – говорит он.

С чем может быть связано затягивание появления реестра олигархов? Одна из возможных причин – отсутствие основательной доказательной базы. Согласно закону, олигарх должен соответствовать трем из четырех критериев: влияние на медиа, монопольное положение в любой индустрии, участие в политической жизни и активы во владении в эквиваленте 2,2 млрд грн.

«Война существенно изменила бизнес-империи олигархов, а государство получило больше полномочий по природным монополиям и ограничивает влияние собственника на них, поэтому доказать монопольное положение на рынке будет сложно», – говорит бывшая государственная уполномоченная Антимонопольного комитета Украины (АМКУ) Агия Загребельская.

Сама процедура доказывания монопольного положения достаточно сложна: в ней задействованы государственные органы, причастные к монополиям, потенциальные конкуренты и потребители, добавляет она. «От одного субъекта может поступать целая коробка документов. Процесс признания монополиста может занимать как минимум шесть месяцев», – говорит Загребельская.

Другая потенциальная проблема – только осенью Украина получит заключение Венецианской комиссии по закону об олигархах, заявил министр юстиции Денис Малюська в интервью «РБК-Украина». Он ожидает увидеть набор рекомендаций, которые «можно и стоит учитывать», и не исключает, что закон придется менять.

Как в итоге может выглядеть реестр олигархов, если он все же появится?

Большой бизнес – под вопросом

Богатейшие украинцы заранее начали подготовку к созданию реестра олигархов. «Юристы крупных бизнес-групп начали консультации по закону еще в начале июля, – говорит на правах анонимности собеседник, один из юристов, консультирующих офис президента. – Наиболее активные были у Рината Ахметова, они тщательно изучали закон».

До войны у Ахметова были все шансы попасть в реестр олигархов, но сейчас эта вероятность близка к нулю. 6 июля его бизнес-партнер Вадим Новинский сложил мандат народного депутата, а 14 июля Ахметов передал государству лицензии на все свои телеканалы и печатные СМИ. По словам министра юстиции Дениса Малюськи, именно эти два шага обезопасили бизнесмена от попадания в реестр.

Политическое влияние Ахметова не ограничивается только Новинским, говорит первый заместитель председателя комитета по антикоррупционной политике Верховной Рады Ярослав Юрчишин (фракция «Голос»). «Это спасет только в том случае, если Банковая посмотрит на ситуацию сквозь пальцы, – говорит Юрчишин. В парламенте около семи депутатов, связанных напрямую с Ахметовым, утверждает нардеп.

С другим критерием – монопольным положением на рынке – тоже не все однозначно. Если до войны у бизнесмена по отдельным направлениям металлургии были четкие признаки монопольного положения, то сейчас ситуация изменилась, и это еще нужно доказать, говорит Загребельская.

Под вопросом и бизнесмены Игорь Коломойский и Виктор Пинчук, у которых есть медиаактивы и средства, но их монопольное положение на рынке или политическое влияние также будет сложно доказать.

Коломойский имеет долю в природных монополиях, но эти активы оформлены на подставных лиц, говорит Загребельская. «Государству нужно будет подтвердить причастность Коломойского к этим активам, – говорит Загребельская. – До сих пор это не удавалось сделать, поэтому это будет определенный вызов для СНБО».

С Пинчуком ситуация похожа. На сегодняшний день нет решения АМКУ, что он занимает монопольное положение на рынке, говорит Загребельская.

Фокус – на регионы

«Очевидно, что этот закон не рассчитан на стрельбу по воробьям, он рассчитан на крупную рыбу», – говорил в конце января в интервью Forbes Малюська.

Концептуально с ним согласен и Юрчишин из «Голоса». Закон, принятый Верховной Радой, больше касается национального, а не регионального влияния, отмечает он.

Однако концепция с момента принятия закона несколько изменилась: в реестр олигархов могут войти не только представители крупного бизнеса, но и региональные элиты. «Очень детально анализируются региональные влияния олигархов на рады, СМИ, ОТО, – говорит на правах анонимности собеседник, приближенный к СНБО. – На каждого формируется досье, где указываются в том числе механизмы, через которые они маскируют свои активы».

О региональных бизнесменах в будущем списке олигархов говорит и Юрчишин. «Официально пока никаких фамилий не называют, но переговоры ведут со многими представителями регионального бизнеса», – отмечает он.

Такое смещение фокуса указывает на желание влиять на ситуацию в областях и делать отдельных лиц более договороспособными, считает Юрчишин. «Если читать закон прямо, то вряд ли они подходят под критерии, но если подойти к нему творчески, напугать кого-то точно можно», – говорит нардеп.

Материалы по теме