Курс непонимания. Почему программисты бунтуют против «двойного курса» и реальны ли их угрозы /Фото Shutterstock
Категория
Инновации
Дата

Курс непонимания. Почему программисты бунтуют против «двойного курса» и реальны ли их угрозы

Shutterstock

Ровно месяц как НБУ ввел двойной курс валют, против которого протестует IT-индустрия. Разработчики в ответ планировали придержать зарплату за границей. Почему их так донимает курсовая позиция регулятора и реализовались ли угрозы

Украинские IT-компании отказываются публично обсуждать щепетильную тему зарплат. Недовольство политикой НБУ исходит именно от разработчиков, говорят на условиях анонимности топ-менеджеры сервисных и продуктовых компаний. Бизнес операционных потерь не несет – получает выручку и начисляет зарплаты по единому курсу, объясняет один из собеседников Forbes. У инженеров история другая.

Айтишники привыкли зарабатывать и хранить сбережения в валюте. Главный аргумент против политики НБУ – нежелание терять деньги из-за двойной конвертации.

«Мы с женой копим деньги на жилье, – говорит iOS-разработчик Максим Верещака, – планировали летом купить хотя бы небольшую квартиру. Теперь мечта переносится на следующий год. Средняя компенсация специалистов типа Верещаки в июне колеблется от $1200 до $5800 в зависимости от опыта, свидетельствуют данные профильного портала Djinni.

Сейчас айтишники получают зарплату по официальному курсу НБУ – 29 250 грн за $1000. Начисляется она на зарплатную карту, гривневый или валютный ФЛП – значения не имеет. Последнее – релевантно для большинства разработчиков в индустрии, которые как ФЛП имеют контракты с иностранными компаниями.

Тратить доллары или евро на собственные нужды с ФЛП-счетов запрещено – их можно либо хранить, либо конвертировать в гривню. Поэтому сначала нужно продать их по официальному, а затем купить по коммерческому курсу. Чистая потеря на конвертации $1000 – около $185.

Недовольны и те, кто, спасаясь от войны, уехал за границу с украинскими карточками. Хотя разрыв между официальным и карточным курсом меньше, потери на $1000 все равно составляют около $108.

Ситуация критическая и ее следует исправить в течение месяца, говорил в майском интервью DOU директор Ассоциации IT Ukraine Константин Васюк. Один из компромиссных сценариев – разрешить IT-экспортерам конвертировать часть валюты по рыночному курсу.

Месяц подходит к концу, но регулятор на уступки не пошел. Васюк комментировать текущее состояние переговоров отказывается, намекая на скорые новости. Что же делают работодатели?

Курс непонимания. Почему программисты бунтуют против «двойного курса» и реальны ли их угрозы /Фото 1

Решения под давлением

Валютных послаблений по тем же причинам требуют и крупнейшие экспортеры – аграрии, заявляет Клуб аграрного бизнеса. Из-за заблокированных портов и российского мародерства украинский агроэкспорт упал с $2,58 млрд в феврале до $842 млн в марте, говорил в интервью министр агрополитики Николай Сольский.

IT-индустрия оказалась более устойчивой, и экспорт в первом квартале 2022 года вырос на 28% по сравнению с прошлым годом, даже несмотря на войну, свидетельствуют данные НБУ. Без изменения валютной политики есть риск не увидеть $522 млн валютных поступлений, предупреждал директор IT Ukraine. Именно столько IT-экспорт принес стране в марте. Насколько вероятен этот сценарий?

Выход для разработчиков – не выводить деньги из валютного ФЛП и ждать лучшего курса, говорит Верещака. Другая опция – просить работодателя держать часть компенсации за границей на счетах компании. Практика отложенных зарплат появилась с первых дней войны, говорит СЕО аутсорсер Newxel с 400 инженерами Андрей Безручко. «Тогда было большое недоверие к украинской банковской системе, все боялись, что она рухнет», – объясняет он.

Объемы удержанной таким образом зарплаты в целом по индустрии незначительны, оценивает руководитель крупного украинского аутсорсера. К тому же накапливать деньги на счетах могут не все сотрудники, расходы у многих очень выросли, говорит соучредитель харьковской сервисной компании IdeaSoft Петр Коломиец. Радикальное решение – изменять налоговое резидентство. «У нас головной офис теперь в Португалии, и все выехавшие сами переоформляются», – рассказывает он.

За два с половиной месяца войны крупные компании релоцировали за границу до 32% сотрудников, малые – 14%, подсчитали в IT Ukraine. В основном это женщины и мужчины, подпадающие под немногочисленные исключения из законодательства о военном положении.

Часть возвращается домой. В мае из-за границы приехало 314 работников, еще более полутора сотен намереваются, говорят в SoftServe со штатом 13 500 специалистов. Те же, кто остается за границей, вынуждены легализоваться и платить налоги там.

Почему НБУ фиксирует курс

Иронично, что сохранить стабильность финансовой системы, по которой придерживали зарплаты в начале полномасштабного вторжения, помог именно фиксированный курс. Теперь он сдерживает инфляцию. Импортеры и дальше покупают валюту по довоенному курсу, соответственно стоимость импортных товаров растет не так стремительно. В мае инфляция составила 18%, а по прогнозу Нацбанка к концу года будет более 20%.

Отпустить розничный курс 20 мая НБУ решил, чтобы сдержать резкое падение гривни на «сером» и «черном» и остановить карточных туристов. Когда в украинских обменниках стоимость доллара пересекла отметку в 38 грн/$, держатели гривневых карт снимали с банкоматов за пределами Украины большие суммы наличной валюты. При фиксированном курсе она доставалась им за 32,2 грн/$.

Оба фактора заставляли НБУ продавать больше долларов из резервов: в марте и апреле – около $2 млрд, а в мае – $3,4 млрд.

Схемы и последствия

IT-клиенты активно ищут схемы в обход Украины, утверждает собеседник Forbes в одном из крупнейших банков. Одна из возможных – перечислять зарплату на бизнес-аккаунты международных платежных систем типа Payoneer, Wise и других. «Серые схемы – не вариант, слишком дорого для репутации», – говорит руководитель IdeaSoft.

Существует и противоположное мнение. Newxel дал контрактерам возможность получать доходы на платежные системы при условии, что они будут платить налоги. Задача компании – контролировать, чтобы сотрудники не подвергались рискам. Официальной позиции украинской налоговой здесь нет, добавляет Безручко.

Чем грозят ФЛП возможные претензии налоговиков? Утратить третью группу с 5% единого налога и принудительно перейти на общую систему с 18% налога на прибыль и 1,5% военного сбора.

Какие последствия для экспорта? Официальной майской статистики пока нет. В мае регулятор фиксировал всеобщее снижение продаж валютной выручки экспортерами, говорит собеседник Forbes в НБУ.

Причина – турбулентность на наличном и сером рынках во второй половине месяца, из-за чего продажи придерживались даже в мирные времена. «Сейчас ситуация стабилизировалась, – говорит он. – Надо немного понаблюдать, в какой мере падение продаж было ситуативным, а в какой – экспортеры воплощают угрозы в жизнь».

Материалы по теме