Убегают все? Более половины айтишников могут уехать из Украины, как только откроют границы. Что означает для страны массовая IT-эмиграция /Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная
Категория
Инновации
Дата

Убегают все? Более половины айтишников могут уехать из Украины, как только откроют границы. Что означает для страны массовая IT-эмиграция

При наихудшем развитии событий Украину готовы покинуть более половины IT-специалистов Фото Иллюстрация Shutterstock / Анна Наконечная

После победы Украину могут покинуть до 118 000 айтишников – это более половины IT-индустрии. Критические триггеры – сворачивание евроинтеграции и поддержки Запада и закручивание гаек властью. Впрочем, это самый апокалиптический сценарий из трех возможных, свидетельствуют расчеты Львовского ІТ Кластера. Насколько он возможен и каковы последствия.

Границы для мужчин снова полностью откроют только после завершения военного положения, ответил президент Владимир Зеленский на петицию, которую подписали более 27 000 украинцев. Миграционные планы айтишников – преимущественно мужчин – этот факт не изменяют. «Скорее, не дает реализовать», – говорит СЕО Львовского ИТ Кластера Степан Веселовский.

Для 79% ИТ-сообщества полная победа Украины и возвращение территорий, включая Автономную Республику Крым и Донбасс, – основной аргумент, чтобы не паковать чемоданы, свидетельствует исследование IT Research Resilience. Однако даже в таких условиях страну готовы покинуть десятки тысяч специалистов. Какие варианты?

Мягкие сценарии: евроинтеграция и более или менее либеральная экономика

При оптимистическом сценарии, после открытия границ Украина теряет технологический хаб чуть меньше Львова, где сейчас насчитывают 37 000 специалистов. При условии, что евроинтеграция будет продолжаться, западные партнеры будут поддерживать восстановление, а в стране будет царить экономическая свобода, эмигрировать все равно настроенны 12% айтишников. Это до 27 000 специалистов, которые покинут страну вместе с $1–1,38 млрд недополученной экспортной выручки.

Если оттока в этом году не будет, то IT-экспорт должен вырасти до $8,5 млрд по сравнению с прошлогодними $6,9 млрд, свидетельствуют расчеты экспертов Кластера. «Но это самый оптимистичный сценарий, я в него не верю», – говорит Веселовский.

Второй – нейтральный вариант – означает переезд за границу 52 000 специалистов и проседание экспортной выручки на $1,8–2,35 млрд. «Айтишники – самая либеральная часть украинского общества», – объясняет Веселовский. Эмигрантские настроения усилятся, если власти будут регулировать экономику, как и во время войны, несмотря на поддержку Запада и курс в ЕС.

Портрет потенциального IT-эмигранта: опытный специалист с высоким доходом, мужчина 32–34 лет, имеющий пару или семью. Его выезд не отразится на экспорте мгновенно, говорит менеджер исследовательских проектов Львовского ИТ Кластера Ярина Возняк. На смену налогового резидентства уйдет некоторое время. Быстрее и заметнее будет вымывание из экономики денег, которые тратят инженеры. В зависимости от масштаба эмиграции – это минус $45–198 млн, по расчетам Возняк. Какой самый плохой вариант?

Жесткие сценарии: закручивание гаек и массовое изменение налогового резидентства

Миграционный апокалипсис для украинского IT может спровоцировать сворачивание евроинтеграции и жесткое государственное регулирование экономики. Тогда в стране может остаться 110 000 айтишников из нынешних 228 000.

Как и 84% украинцев, айтишники не принимают каких-либо территориальных уступок оккупантам, перемирия и других «компромиссных» сценариев победы. Желание покупать международные билеты также усугубляет потеря работы и дома в Украине. «Человек, потерявший жилье, более склонен к переезду, потому что ничто материальное уже не держит», – говорит Веселовский.

В самом худшем случае сумма недополученного IT-экспорта возрастет до $3,92–4,8 млрд. Но потери Украины не только материальные. Худшее следствие – отток квалифицированных инженеров, который может откатить индустрию на годы назад, говорит старший вице-президент по стратегии и технологиям GlobalLogic Андрей Яворский. Однако он может начаться еще до открытия границ.

Даже в пессимистическом сценарии IT-компании адаптируются и будут просто нанимать инженеров за рубежом, уверен Яворский. «Это принесет определенные операционные расходы, но не будет катастрофическим», – говорит он.

К примеру, в мирной жизни SoftServe планировал инвестировать в три латиноамериканских центра разработки $10–15 млн. Новый офис в Сербии их львовским коллегам из Intellias стоил несколько сотен тысяч долларов. Однако после нападения России компания сменила курс экспансии на более проукраинские Польшу, Хорватию и Португалию.

Убегают все? Более половины айтишников могут уехать из Украины, как только откроют границы. Что означает для страны массовая IT-эмиграция /Фото 1

С 24 февраля крупные украинские IT-бизнесы открыли более 30 зарубежных офисов

Бизнес уже мигрирует вслед за частью работников. С 24 февраля, по подсчетам Forbes, крупнейшие в Украине IT-компании открыли по меньшей мере 33 новых зарубежных офиса. В фаворе – Польша, Румыния, Чехия. Зарплаты инженеров там сопоставимы с украинскими, а количество беженцев из Украины – одно из самых больших в Европе.

GlobalLogic планирует до конца года выйти на три новых рынка в дополнение к нынешним 14. В компании рады видеть в этих странах людей, которые уже уехали или захотят это сделать, говорит Андрей Яворский. Из более чем 7300 сотрудников украинского офиса, третьего в стране IT-работодателя, 1200–1300 работают из-за границы.

С апреля-мая компании начали интересоваться легализацией уже эвакуировавшихся из Украины сотрудников, говорит Марьян Тарнавский. Он – менеджер по работе с клиентами в странах Центральной и Восточной Европы компании Deel, помогающей бизнесу нанимать и оформлять сотрудников в разных странах.

«Второй пик, думаю, будет в августе-октябре», – прогнозирует Тарнавский. Вскоре после Дня Независимости для выехавших из страны 24 февраля истекает 183-дневный срок пребывания в Европе без изменения налогового резидентства.

Потенциально это проблема для 50 000 – 57 000 айтишников. Если все они начнут платить налоги в странах пребывания, то экспортная выручка упадет до пессимистических $7,2–7,5 млрд по итогам года, свидетельствуют расчеты Львовского Кластера.

Польша пока разрешает айтишникам оставаться налоговыми резидентами Украины, если они не работают на местную компанию, говорит Веселовский. Пока 18% – 9 000 – 10 000 украинских IT-ФЛП за рубежом – хотят изменить юрисдикцию. К такому решению подталкивает недовольство фактическим уменьшением доходов из-за двойного курса Нацбанка.

Но большинство еще не определилось. Косвенное доказательство – активный интерес к компромиссным вариантам, говорят собеседники Forbes. В последние несколько лет Хорватия, Португалия и другие страны начали выдавать так называемые номад-визы. Они позволяют цифровым кочевникам не платить налог на полученный за границей доход. Такое впечатление, что все ждут, пока пройдут 183 дня, говорит Яворский.

В подготовке материала участвовала стажер Forbes Анастасия Керпань.

Материалы по теме
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине