Команда агенції Bickerstaff /предоставлено Bickerstaff
Категория
Свой бизнес
Дата

Услышать каждого. У малого бизнеса нет сотен тысяч долларов на HR, но он научился строить мотивированные команды. Чему можно поучиться в МСБ

Команде агентства Bickerstaff (на фото) в начале вторжения открыли все финансовые показатели и планы компании. Это решение помогло сохранить людей. Фото предоставлено Bickerstaff

В бизнес-школах не учат управлять персоналом под обстрелами. Корпорации инвестируют сотни тысяч долларов в программы ментального здоровья. Малые и средние компании выживают за счет скорости и связи лидера с командой.

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Новый номер журнала Forbes

Новый номер журнала Forbes

Forbes Ukraine выпустил новый номер журнала. Приобрести его с бесплатной доставкой можно по этой ссылке. В журнале: список 250 малых и средних компаний, лидерство генерала Залужного, падение миллиардера Жеваго, подробная история Dnipro-M и почти два десятка текстов.

Ирина Гордиенко пришла в харьковскую компанию «Санимед-М» санитаркой. Она отвечала за чистоту оборудования, в котором производят питательную среду для микробиологии. Во время вторжения Гордиенко начала подменять биологов и химиков, которые не могли добраться до производства из-за обстрелов. Женщина настолько хорошо разобралась в работе оборудования и технологиях, что будет обучать команду нового подразделения компании в Хмельницком.

«Мы все стали мультифункциональными – констатирует соучредитель «Санимед-М» Александр Украинец. – Пришлось». У крупных и малых компаний есть общие проблемы, говорит руководитель консалтинговой компании Odgers Berndtson Ukraine Алексей Комличенко. Стресс и тревога, рассредоточенность, усталость, новости о смерти касаются всех. Проблемы общие, решения – разные.

Бюджетам крупных бизнесов малый и средний противопоставляют подвижность, адаптивность, ощущение семейности и миссийности. Гордиенко ежедневно готовит обед для коллег в «Санимеде», а команда работает по выходным ради заказов для военных госпиталей и волонтеров.

Фокус на миссии – один из принципов компании FAST, которая учит оказывать первую помощь. «Работа ради картинки деморализует, – говорит основатель FAST Федор Сердюк. – Люди бегут из других организаций из-за необходимости имитировать спасение, а не спасать».

Амбициозная цель издательства «Лаборатория» – построить украинский книжный рынок. Атаки России лишь мобилизуют 24 ее сотрудника. «Люди становятся более агрессивными с точки зрения бизнеса и генерируют фантастические идеи», – говорит основатель издательства Антон Мартынов.

Какие инструменты помогают малым предпринимателям управлять командами во время войны?

Прозрачность, вовлеченность

Летом 2022 года из креативного агентства Bickerstaff начали увольняться люди. Это был самый сложный период за время вторжения, говорит основатель агентства Илья Ануфриенко. Что произошло? Основанное в 2020-м агентство не успело сформировать финансовую подушку. Заработок зависел от бюджетов замороженных локальных бизнесов. После 24 февраля Ануфриенко решил не урезать зарплату. Однако появились задержки с выплатами. Самая большая – месяц и четыре дня.

«Это стало дополнительным фактором выгорания», – признает Ануфриенко. Bickerstaff оказался в замкнутом круге: люди уходили, ресурсов на поиск новых или уменьшение нагрузки не было.

Для команды Gunia Project самым сложным стал май 2023 года. 17 ночей агрессор обстреливал Киев. Хронический недосып обострил кризис роста. В отличие от большинства украинских бизнесов, основательницы компании Мария Гаврилюк и Наталья Каменская в 2022 году увеличили команду на 75%, а продажи – на 50%.

«Большое количество событий в компании и нехватка сна очень негативно сказались на команде», – констатирует Гаврилюк.

Командное дело. Ощутив запрос подчиненных на большую вовлеченность, соучредители Gunia Project начали приходить к ним с открытыми вопросами: «Хотим сделать это – что думаете?» /предоставлено Gunia Project

Командное дело. Ощутив запрос подчиненных на большую вовлеченность, соучредители Gunia Project начали приходить к ним с открытыми вопросами: «Хотим сделать это – что думаете?» Фото предоставлено Gunia Project

Впервые за три года существования Gunia Project опросил коллектив по методу eNPS. Исследование показало запрос на прозрачность процессов. «Мы начали приходить в команду с открытыми вопросами: хотим сделать это – что думаете?» – описывает Гаврилюк.

Вот конкретный пример. Команде не понравилась новость о расширении магазина на второй, офисный, этаж. Люди не поняли, как это отразится на рабочих процессах. Напряжение снизилось, когда основательницы спросили у сотрудников, как бы они сами хотели перестроить этаж. «Люди почувствовали себя частью решения», – говорит Гаврилюк.

Прозрачность и вовлеченность спасли и команду Bickerstaff. Ануфриенко полностью открыл финансовые показатели и планы. Отчитывался обо всем: с какими бизнесами ведутся переговоры, на каких условиях заключаются контракты. Сотрудники видели, что по прогнозу ситуация стабилизируется несколько месяцев. Bickerstaff принципиально не работает с «серым» бизнесом, гемблингом и компаниями с российскими корнями.

Если бы агентство отказалось от табу, финансовая стабильность возобновилась бы в тот же месяц. Решение было за сотрудниками. «Мы откровенно обсуждали это, – говорит Ануфриенко. – Команда поддержала позицию агентства и отказалась продать принципы ради комфорта». Нематериальная мотивация помогла дотянуть до возобновления бизнеса и своевременных зарплат осенью 2022 года. По состоянию на июнь 2023-го в агентстве 22 работника.

Гибкость

Рабочий день в «Лаборатории» ненормирован, говорит основатель издательства Мартынов. «Никакого с 9:00 до 18:00 – переписка продолжается и ночью, – добавляет он. – Команда говорит, работа отвлекает от паники».

Свою лидерскую роль Мартынов видит в том, чтобы не мешать команде и не добавлять ей стресса. Он не ставит требований по месту работы, расписания и не прессует через выполнение KPI. «Компании малого и среднего бизнеса очень гибкие, – говорит Комличенко. – Они более лояльно относятся к рабочему графику и локации, потому что понимают: замену искать сложно».

До 24 февраля у производителя косметики Mr.Scrubber не было опыта дистанционной работы. Команда быстро переключилась на видеосвязь, запустила новые чаты и рабочие группы. «Я отключил звуковые оповещения в телефоне, голова не справлялась», – улыбается соучредитель компании Виталий Ткачук.

Лишние коммуникации – бич дистанционной работы. В Bickerstaff пересмотрели автоматические процессы – например, больше не зовут на встречи коллег, в которых нет критической необходимости. Некоторые митинги заменили чатами. «Отфильтровали все, что можно, и сэкономили время и нервы», – говорит Ануфриенко.

Небольшие компании имеют больший люфт для маневра, говорит Комличенко. «Малый бизнес подстраивает не человека под компанию, а компанию под человека», – добавляет Сердюк из FAST.

Каждого новичка в компании Ануфриенко спрашивает о его цели. Предположим, это дизайнер, мечтающий овладеть генеративной графикой. Ему устанавливают персональный KPI: повышение зарплаты после трех качественных проектов с таким типом графики. «Человек должен достигать собственных целей, а не целей компании», – говорит основатель агентства.

«Санимед» не планирует в долгий ящик. Каждый вечер команда из 16 человек решает, что будет делать завтра. «Это плюс, что мы маленькие, – говорит Украинец. – Нам легко поменять график работы». В отличие от конкурентов, Санимед принимает звонки и срочные заказы на завтра в 20:00. Компания Konyk выращивает фрукты и производит соки в Закарпатье. Зимой отключения электроэнергии продолжались по 16 часов, говорит совладелец Андрей Мелеш. «Не могли работать, не могли жить», – описывает он. График работы адаптирован под ритм отключений. Часть людей ехали домой на несколько часов, когда было светло, часть оставалась и заряжала технику от генератора. «Был хаос», — говорит Мелеш.

Постоянно рядом. Всегда быть на месте, с людьми – правило собственника среднего бизнеса, считает совладелец компании Konyk Андрей Мелеш. /предоставлено Konyk

Постоянно рядом. Всегда быть на месте, с людьми – правило собственника среднего бизнеса, считает совладелец компании Konyk Андрей Мелеш. Фото предоставлено Konyk

Впрочем, наиболее ощутимым кризисом для компании стала текучесть кадров. Утром 24 февраля перед офисом Konyk выстроилось около десятка ветеранов АТО – пришли за трудовыми, чтобы отправиться на фронт. «Нужно было искать новых специалистов в тот же день», – говорит Мелеш.

Невозможность бронировать сотрудников – ключевой вызов для МСБ, считает Комличенко. Небольшим фирмам не хватает возможности планировать кадровые замены и рекрутинг.

Технические специальности, такие как водители погрузчиков, грузовиков, комбайнов и тракторов, очень ценны для Konyk. Учить на них нужно до двух лет, а преподавателей в команде не было. Тренерами стали инженеры. Пришлось перепридумать систему мотивации, ведь каждый сотрудник получил больше задач и должен был выполнять работу коллег. «В среднем повысили зарплаты на 30%, – говорит Мелеш. – А отдельным техническим специальностям – на 50%».

Мать, отец, HR

Выращиванием фруктов на площади 212 га занята половина из 194 рабочих Konyk. Мелеш знает каждого. «Наверное, это единственная возможность держать и развивать средний бизнес», – говорит он.

Владелец малого бизнеса – это одновременно и менеджер по HR, говорит Комличенко. Небольшая численность команды позволяет достучаться и найти индивидуальные решения для каждого.

Весной 2023 года Гаврилюк и Каменская из Gunia Project ввели встречи «тет-а-тет», чтобы узнать состояние и жалобы каждого. Член ТрО Мартынов забирал с вокзала коллег, чей поезд прибывал в Киев во время комендантского часа.

В первую неделю вторжения десятки сотрудников Konyk были в отчаянии. Близкие ушли на фронт или с ними не было связи. Мелеш утешал и подбирал персональные решения. Так происходит и сейчас. К примеру, если военный приезжает в отпуск, родителям нужно срочно дать выходные и найти замену. «Каждому нужно объяснить, почему он должен работать дольше или выйти на работу в день, в который не должен был выходить», – описывает Мелеш.

У Bickerstaff отпуска не ограничены 24 днями – сотрудники отдыхают, сколько нужно. Стратег Bickerstaff осенью из-за усталости думала уходить из профессии. Помог двухмесячный отдых. «Вернулся мотивированный и инициативный человек», – вспоминает Ануфриенко.

В начале вторжения Украинец из «Санимед» демонстрировала оптимизм – чтобы коллеги не растерялись. «Им пришлось поверить: все будет хорошо, – говорит она. – В ответ люди стали лучше работать».

Украинец много времени проводит в Хмельницком, где планирует открыть новое подразделение. Тем временем команда в Харькове сама подбирает новых работников, хотя раньше этим занимались совладельцы. Люди забыли о должностных инструкциях и работают по выходным.

После провального 2022 года в 2023-м бизнес «Санимеда» растет, по словам Украинец, на 30%. Причина? «Мы стали семьей», – отвечает она.

«Босс, который кричит, в малой компании – исключение из правил, – резюмирует Сердюк. – Основное ценностное предложение малого бизнеса – комфорт и причастность. Зачем там работать, если этого нет?».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине