Иллюстрация: логотипы банков/Анна Наконечная
Категория
Новости
Дата

Украинские банки – снова бизнес? Сколько нужно заплатить, чтобы стать банкиром в Украине

2 хв читання

Иллюстрация: логотипы банков/Анна Наконечная

Сразу несколько украинских банков в ближайшее время сменят собственников. Рынок переживает необычную для последних лет активность, но времена безумных сделок середины нулевых уже не вернутся.

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Осенью на украинском банковском рынке произошло сразу несколько M&A. Казахстанская Kaspi приобрела БТА Банк, СКМ Рината Ахметова договорилась о покупке Идея Банка, банк «Кредит Днепр» Александра Ярославского поглощает PIN Bank российской VS Energy. Вдобавок «Укрпочта» готовится приобрести банк «Альпари», а грузинский TBC Bank выбирает варианты захода в Украину.

Несколькими месяцами ранее Dragon Capital Томаша Фиалы вместе с бывшим руководителем украинского Альфа-Банка Иваном Свитеком закрыла сделку по покупке Юнекс Банка у Вадима Новинского. Бум?

«К сожалению для нас, сейчас не 2005-й и не 2006 год, – говорит управляющий партнер инвесткомпании FinPoint Сергей Будкин. – Оценки очень упали». В ноябре Будкин и его партнеры Олег Ковтун и Леонид Кирьян поучаствовали в покупке холдингом Ахметова Идея Банка у польского Gettin Holding. СКМ заплатил около $48 млн – эквивалент 1,1 капитала.

В нулевых и 2010-х FinPoint совершала сделки совсем других масштабов. В 2005 году Будкин и партнеры организовали продажу банка «Аваль» австрийской группе Raiffeisen за $1 млрд с мультипликатором 3,7. В марте 2006 года с легкой руки FinPoint французский Credit Agricole купил Индексбанк у Виктора Тополова и партнеров за $260 млн (семь капиталов). Это самое дорогое соглашение в истории украинского банкинга.

Сегодня о стоимости в миллиард долларов можно услышать только касательно monobank, за который международный консорциум предлагал более $1 млрд. Продажа крупнейшего игрока, ПриватБанка, усложняется «скелетами в шкафу» – судами за банк между государством и его бывшими владельцами Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым, говорит финансовый аналитик ICU Михаил Демкив.

Предыдущие сделки этого года, открывающие путь к частичной приватизации других госбанков – «Ощада» и «Укргаза» с помощью ЕБРР и IFC – показывают, что их стоимость едва превышает эквивалент в полкапитала, отмечает Демкив. Согласно соглашениям с ЕБРР и IFC, ориентировочная стоимость Ощадбанка составляет €400–500 млн, Укргазбанка – €150 млн.

На рынке не так много привлекательных активов по соотношению цена/качество, считает эксперт Case-Украина Евгений Дубогрыз.

«Критерии качественного банка? Не более 15% ОВГЗ в портфеле, сбалансированный примерно поровну портфель кредитов физ- и юрлиц, уровень дефолтов по которым не превышает 5%, а «плохие» кредиты зарезервированы по меньшей мере на 90%», – описывает Дубогрыз.

Примером такого актива является Идея Банк. «Отличная бизнес-модель, низкий cost-to-income ratio», – отмечает Дубогрыз. – Вложения в него можно отбить за три-четыре года. Но даже такой банк продается в Украине за 1,07 капитала».

Завышенные ценники выставляют держатели маленьких финучреждений. Такие банки привлекают покупателей не активами, а лицензией. Это позволяет строить банковский бизнес с нуля и не тратить время и деньги на получение разрешений в НБУ, объясняет Дубогрыз.

По этому пути пошли казахстанская финтех-компания «Каспи» (заплатила за БТА Банк $9 млн) и «Укрпочта». «Банки-лицензии – самые дорогие: покупателю придется заплатить больше капитала», – отмечает Демкив.

Чтобы покупка была оправдана, банк стоимостью в капитал должен давать не менее 20% ROE в год, говорит председатель правления Юнекс Банка Иван Свитек.

С учетом инфляции, девальвационных рисков и стоимости ресурсов доходность капитала на уровне 10% и ниже делает покупку банка бессмысленной, считает он. «При таком показателе лучше покупать украинские облигации: доходность та же, а риски намного ниже», – говорит финансист.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине