Андрей Дегтярев оставил Google в Лондоне, чтобы присоединиться к Ciklum в Киеве. Чему учит техногигант и кто такие настоящие Senior-программисты – интервью /Фото из личного архива
Категория
Инновации
Дата

Андрей Дегтярев оставил Google в Лондоне, чтобы присоединиться к Ciklum в Киеве. Чему учит техногигант и кто такие настоящие Senior-программисты – интервью

Андрей Дегтярев оставил Google в Лондоне, чтобы присоединиться к Ciklum в Киеве. Фото из личного архива

Андрей Дегтярев, 34, отправился в Лондон в 2015 году. Google предложил ему быть менеджером команды, работавшей над Android Developer Tools, инструментами для разработки на ОС Android. В последующие годы его команда выросла с восьми до 25 специалистов. Дегтярев получил пакет акций, повышение своего уровня в компании, а затем перешел на должность руководителя команды Google Search & Assistant Engineering Productivity.

В октябре 2021-го он вернулся в Киев на должность вице-президента по инжинирингу в IT-компании Ciklum. Какой путь он проделал, чтобы оказаться в Google, и почему сделал камбэк

Дойти до Google

Откуда интерес к программированию?

Мой отец – программист, поэтому так исторически сложилось. Первый компьютер появился в доме, когда мне было восемь лет. В 12 я написал первую программу. После школы пошел на факультет прикладной математики в Днепропетровский национальный университет им. О. Гончара.

Когда появилась первая работа?

Меня заметил один из преподавателей, когда я учился на третьем курсе. Он позвал меня на софтверный проект ASM (Associative Search Machine) – это поисковая система с элементами искусственного интеллекта. Искусственный интеллект и Machine learning в 2005 году выглядели совсем по-другому. Сейчас используются статистические методы, а тогда мы использовали эвристические. Это была очень творческая работа.

В 2011 году со мной связались из Киева. Я приехал на собеседование в GlobalLogic. По дороге в GlobalLogic пришел на собеседование к EPAM. Обе компании сделали мне офер, но я выбрал EPAM. Я работал Senior Software Engineer над проектом Barclays Investment Bank, который тогда строил центр разработки и технической поддержки в Киеве.

Почему между GlobalLogic и EPAM выбрали последний?

Во-первых, интуитивно. И финансово – EPAM предлагал на 30% больше.

Сколько каждая компания была готова вам платить?

Это был 2011 год. Не знаю, насколько эта цифра будет информативна, но в Днепре я получал $1500. EPAM дал мне $3000, а GlobalLogic – $2200. Когда я зашел в офис EPAM, особенно на локацию проекта Barclays Investment Bank, я ощущал активную вибрацию роста и развития. У GlobalLogic была другая атмосфера: гироскутеры вокруг, все загорают на крыше офиса. Это прикольно, но меня вибрации EPAM привлекли больше, чем GlobalLogic.

Почему ушли с этой работы?

Я оставил компанию, когда под моим управлением было шесть команд, всего 50 человек. Мне захотелось попробовать что-нибудь новое: технологию, страну, среду. Я подал заявки в разные компании, в частности Google, Booking.com, несколько компаний в Германии. И получил три офера.

«Гугловского» офера я ждал дольше, поэтому балансировал, чтобы не потерять все эти возможности. В конце концов подумал: «Если Google и еще какая-нибудь компания дают офер, то нужно выбирать Google». Я переехал в Лондон сразу как Software Engineer Manager команды Android Developer Tools. Сначала под моим руководством было восемь человек и ряд проблем.

Найти себя в Google

Какие проблемы?

Работники в Лондоне не ощущали себя частью глобальной команды. Я должен был создать условия, чтобы люди понимали, какой импакт они создают в мире, чтобы находить возможности реализовать себя. За первые 2,5 года из команды никто не ушел по собственной инициативе, и это я считаю большим успехом. По итогу моя команда выросла до 25 человек.

Сколько платил вам Google?

Компенсация в таких компаниях, как Google, как правило, состоит из трех частей: базовая зарплата, бонус в процентах от годовой зарплаты и пакет акций. Они разблокируются по частям с каждым месяцем или годом дополнительной работы в компании. Офер был 90 000 фунтов в год базовой зарплаты, 15% годового бонуса. Об акциях не буду говорить – это конфиденциально. После определенного срока работы в Google именно акции становятся основным доходом, в то время как базовая зарплата и бонус, условно говоря, идут на ежедневные расходы.

После повышения до руководителя командой Google Search&Assistant Engineering Productivity я получил еще больше акционных пакетов и рост других компонентов компенсации.

Вы продавали свои акции?

Я продавал, но стараюсь не все спускать в кэш. В Google можно использовать функцию, когда разблокированные акции сразу продаются и заходят вместе с зарплатой. Я так не поступал. Моя ставка сработала. За последние полтора года акции Google выросли втрое. Есть разные подходы к управлению активами, и можно хорошо заработать, если по-умному этим распоряжаться.

Что нравилось в Google?

У Google масса возможностей для перехода из команды в команду. Даже по переезду из офиса в офис, из страны в страну. Реализовывать себя можно многими способами: и как ментор, и как коуч. Я провел около 200 коучинговых сессий по карьерному развитию для сотрудников по всему миру. Проводил интервью на управленческие и неуправленческие позиции. Это все вдобавок к основной работе.

Миссия в компании – глобальная. И минимальная ошибка в фиксируемом коде влияет глобально. Однажды я приехал в Варшаву с личной целью. Зашел в офис Google. Открыл ноут. И исправил баг. Через несколько месяцев мой фикс был представлен на конференции Google. Пользователи писали: «Наконец-то они это исправили». В такие моменты чувствуешь, насколько глобален твой импакт.

Что не нравилось?

Масштаб компании велик. Это часто означает, что вы почти не влияете на сам бизнес. У Google около 200 000 сотрудников. Вы чувствуете себя маленькой деталью в большой машине. В меньшей компании ощущаешь влияние не только на несколько сотен тысяч пользователей, а собственно на бизнес. Находишься у руля.

Чему больше всего научились в Google?

Научился учиться. Потоков информации там очень много: Tech Talks, конференции, микростартапы внутри компании. Нужно выставлять приоритеты, чтобы не терять себя в этой вселенной. Нужно планировать на дольше, чем на неделю вперед. Стратегически понимать, что вам нравится. Привлекать только те элементы вселенной, которые вам стратегически нужны, чтобы быстрее двигаться к цели, а не дрейфовать туда-сюда.

Какова ваша стратегическая цель?

Минимизировать вещи, которые я должен делать, но мне не нравятся. И максимизировать те, которые я должен делать и которые я люблю. Три года назад я запланировал положительно повлиять на украинское IT-коммьюнити. Оно уже прожило стадию классического аутстафинга, когда основной бизнес-моделью была продажа человеко-часов. Сейчас оно вышло на продуктовый образ мышления. У нас появляются единороги. Свежий случай – GitLab. Айтишники не хотят просто много зарабатывать. Они хотят влиять на что-нибудь в мире.

Домой

Какие другие украинские истории, кроме GitLab, вас зацепили, когда вы были в Лондоне?

Grammarly меня зацепила. Во время наводнения я также наблюдал, как активно развивался Rocket. Они создают глобальную историю, масштабируются на другие страны. И они из Днепра. Вообще мне нравится именно переход от «прийти покодить восемь часов и пойти домой» к более высокой цели – влиять на весь мир.

Что нужно Киеву, чтобы здесь было так же много продуктовых компаний, как в Лондоне?

Киев создает себе такую же историю, как в свое время имел Берлин. Если Лондон – это европейский хаб стартапов, то Берлин – европейская столица стартапов. Даже через год после моего последнего визита в Киев многое изменилось: начиная от государственных цифровых сервисов до количества инкубаторов, акселераторов, ивентов, конференций, людей.

Андрей Дегтярев оставил Google в Лондоне, чтобы присоединиться к Ciklum в Киеве. /Фото из личного архива

Андрей Дегтярев оставил Google в Лондоне, чтобы присоединиться к Ciklum в Киеве. Фото из личного архива

Следует ли ожидать перегрева рынка?

Об этом говорят столько, сколько я себя помню в IT: в 2005 году, когда у программистов зарплата была $1200, в 2011-м, когда была $3000. Говорили, что выше не будет, что айтишники спустятся на землю. Но в 2021-м зарплаты еще выше.

Почему вы перешли в Ciklum?

Эта компания движется к продуктовому мышлению, и это полностью совпадает с моим видением, к которому я пришел несколько лет назад. Сейчас мне выпадает возможность напрямую на это повлиять. Звезды сошлись. Я вернулся в Украину. И приношу сюда все то, чему научился я в Лондоне.

Какие реальные задачи стоят перед вами в Ciklum?

Развитие среды для каждого сотрудника, чтобы он мог не только предложить идею, но и получить необходимые инструменты и ресурсы для ее реализации, например, микростартап внутри компании и трансформацию его в часть бизнеса. У Google есть Google X – инкубатор идей. Самые жизнеспособные выводятся в отдельный бизнес. Это становится частью зонта под названием Alphabet.

В Ciklum я буду также работать над внедрением культуры data-driven decision-making – принятия решений на основе данных. Буду строить необходимую инфраструктуру для сбора и анализа данных, которые помогут в управлении бизнесом.

Как привить сервисным компаниям продуктовое мышление?

Создание культуры в компании и системы поощрения людей, чтобы они получали награду не только за написание кода. В Google человек, только пишущий качественный код, называется Junior, а не Senior.

В Украине можно встретить Senior инженера, который пишет код по инструкции, но не думает, что это его бизнес и его продукт. Нужно прийти к мнению «А если бы это был мой бизнес, что бы я сделал?». Это культурный челлендж, над которым в Украине нужно работать.

Что бы вы посоветовали тем, кто только начинает карьеру в IT в Украине?

Не пытаться переехать из Украины, потому что где-то платят в евро, а здесь в гривне. Переехать за опытом и затем вернуться – это рабочая модель. Игра на глобальном поле способствует развитию глобального мышления.

Следует также фокусироваться не на энциклопедических знаниях, которые можно загуглить, а на личных качествах. Раньше знать, например, JavaScript считалось hard skills. Но сейчас то, что мы привыкли называть soft skills, становится hard. Они формируют успех. Основное начинается с ваших ценностей и глобальности мышления.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

30 до 30 | Квартал 95, лидер "Большого строительства"