Категория
Инновации
Дата

Опасная тень Фридмана. Украина, похоже, нацелилась национализировать еще одного мобильного оператора – lifecell. Чем не угодила компания с турецким владельцем

Компанія lifecell виявилася чи не найдорожчою з 20 заблокованих активів, пов’язаних із підсанкційними російськими бізнесменами на чолі з Михайлом Фрідманом. /коллаж Анастасия Левицкая

Компания lifecell оказалась самой дорогой из 20 заблокированных активов, связанных с подсанкционными российскими бизнесменами во главе с Михаилом Фридманом. Фото коллаж Анастасия Левицкая

lifecell – наименьший из «большой тройки» украинских мобильных операторов с 8,4 млн абонентов – неожиданно оказался под угрозой национализации. Компания оказалась самой дорогой из 20 заблокированных активов, связанных с подсанкционными российскими бизнесменами во главе с Михаилом Фридманом. Какие шансы, что Украина национализирует сразу двух самых крупных игроков телеком-рынка?

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Украинский телеком-рынок штормит с конца прошлой недели, когда стало известно об аресте корпоративных прав самого крупного в стране мобильного оператора «Киевстар». Причина – 4 октября 2023 года Шевченковский районный суд Киева принял решение об аресте активов подсанкционных российских бизнесменов Михаила Фридмана, Петра Авена и Андрея Косогова. Среди заблокированных активов – 20 компаний и финансово-кредитных учреждений более чем на 17 млрд грн, говорится в сообщении СБУ, которое и распространило эту новость.

Позже выяснилось, что телеком-операторов в списке два. Самый дорогой актив в нем – lifecell стоимостью почти 13 млрд грн, говорится в постановлении, которое оказалось в распоряжении журналистов «Экономической правды». В частности, в список попали основное юрлицо ООО «Лайфселл», платежный сервис Paycell и оператор вышек UkrTOWER – дочерняя компания Turkcell.

«Обычно такие ограничения не влияют на операционную деятельность компании», – говорит партнер юридической компании VB PARTNERS Денис Шкаровский. Для абонентов ничего не изменилось – они получают услуги связи в обычном режиме, повторяют в официальных заявлениях «Киевстар» и lifecell. Какие возможные сценарии ждут их дальше?

Кому принадлежит lifecell и при чем здесь Фридман

Владелец 100% украинского lifecell – турецкий оператор мобильной связи Turkcell. Это публичная компания, свободно торгуемая на Стамбульской и Нью-Йоркской фондовой биржах, 54% принадлежат частным акционерам. Еще 26,2% Turkcell владеет Фондом благосостояния Турецкой Республики (TWF).

Остальные 19,8% – собственность люксембургской компании IMTIS Holdings S.à.rl, а уже ею полностью владеет нидерландская LetterOne, говорится в сентябрьском отчете для акционеров Turkcell. Среди бенефициаров LetterOne – Фридман, Косогов и Авен. Они косвенно владеют незначительной частью Turkcell, подтвердила Forbes пресс-служба lifecell. «Что делает невозможным оказание какого-либо влияния на деятельность Turkcell, а тем более lifecell», – говорится в сообщении. Однако делает ли это наименьшего оператора еще одним претендентом на национализацию?

Опасная тень Фридмана. Украина, похоже, нацелилась национализировать еще одного мобильного оператора – lifecell. Чем не угодила компания с турецким владельцем /Фото 1

В мае 2022-го Украина приняла закон о конфискации российских активов в Украине. Под нее подпадают все активы, где доля превышает 25%, говорил заместитель главы Офиса президента Ростислав Шурма во время встречи с Европейской Бизнес Ассоциацией в июле 2023 года. Встреча проходила без камер, однако запись оказалась в распоряжении медиа.

«Объективно «Киевстар» находится уже за полшага до конфискации. Юридически это должно произойти», – заявил тогда Шурма. На октябрь 2023 года эта перспектива выглядит более правдоподобной. Сейчас большая вероятность именно национализации актива, а не его продажи, сообщал Forbes высокопоставленный собеседник в ОП, который присутствовал на переговорах по «Киевстару», но отказался официально комментировать ситуацию.

Параллельно безотносительно к арестам СБУ, Минюст Украины готовит иск в Высший антикоррупционный суд (ВАКС) о конфискации доли самого крупного мобильного оператора, сообщил в тот же день высокопоставленный собеседник в Министерстве юстиции, не уполномоченный комментировать ситуацию публично. «Анализируем, какая доля в предприятии подлежит взысканию в доход государства», – добавил он.

Аналогичный иск возможен против lifecell, говорит первый заместитель председателя антикоррупционного комитета Верховной Рады, нардеп Ярослав Юрчишин. Сейчас Министерство юстиции, по его словам, получит все материалы от СБУ и других органов, которые могут доказать, что конечным бенефициаром lifecell является Фридман или его окружение.

«Когда у него будет достаточно фактов, чтобы убедить суд взыскать активы в пользу государства, Минюст пойдет в ВАКС», – объясняет нардеп, добавляя, что это следует делать как можно быстрее, потому что владельцы будут обжаловать арест. «Государство обычно использует арест для обеспечения возможной смены владельцев актива, в том числе перед подачей иска о национализации», – говорит Шкаровский из VB PARTNERS. Дальнейшие сценарии, по его словам, зависят от того, какую стратегию выберет государство.

Как выглядит процедура национализации мобильного оператора.

Рассказывает советник юридической компании Arzinger, адвокат Евгений Дядюк.

Государство наработало ряд процедур, которые гипотетически могут быть применены:

1) Национализация – как в случае с Альфа-Банком (сейчас Sense Bank). Не исключено принятие отдельного закона, например о защите телекоммуникационного пространства Украины в условиях военного положения. Другой вариант – принудительное изъятие в счет возмещения причиненного ущерба, согласно специальному Закону «Об основных принципах принудительного изъятия в Украине объектов права собственности Российской Федерации и ее резидентов».

2) Взыскание активов подсанкционных лиц согласно ст. 4 (1) (1) Закона Украины «О санкциях» – путем обращения Минюста в ВАКС с иском (конфискация).

3) В рамках открытого уголовного производства – наложение ареста на актив, далее – передача его в управление АРМА с возможной последующей конфискацией по приговору суда (так называемая уголовная конфискация).

4) По аналогии с акциями «Укрнафты» или «Авто КрАЗ» – по Закону Украины «О передаче, принудительном отчуждении или изъятии имущества в условиях правового режима военного или чрезвычайного положения». То есть временная реквизиция акций с возвращением после окончания военного положения или выплатой компенсации.

Как реагирует рынок на арест корпоративных прав?

На осень 2023-го украинский мобильный рынок оценивается в 59 млн абонентов, говорится в отчете Turkcell. Суммарная доля «Киевстара» и lifecell – 68,3%. Государство действительно может пойти на национализацию сразу двух игроков? «Мой опыт более 30 лет в Украине показывает, что возможно всё – и самое лучшее, и самое плохое», – говорит Forbes президент «Киевстар» Александр Комаров (полная версия интервью появится на нашем сайте в ближайшее время).

Об аресте корпоративных прав «Киевстар» известно из пресс-релизов СБУ и сообщения от депозитария, говорит Комаров. «Мы не видели решения суда, о котором идет речь на сайте СБУ, – добавляет он. – Мы не можем обсуждать это решение, как-то готовиться, чтобы опротестовывать это решение». Пресс-служба lifecell не предоставила ответы о дальнейшем плане действий.

Что может помешать национализации? Мобильная связь и фиксированный интернет, который также предоставляют операторы, – критично важные во время войны сервисы. «Считаю, вопрос о национализации нужно задавать соответствующим государственным органам, – сдержанно комментировала в интервью Forbes влияние возможной национализации на рынок CEO «Vodafone Украина» Ольга Устинова. Во время войны украинцы должны быть уверены, что будут иметь связь, аргументирует она.

Другая сложность – у Украины есть действующее двустороннее соглашение о взаимной защите инвестиций с Нидерландами. Его цель – предоставление инвесторам гарантий защиты от незаконной конфискации или национализации активов. Аналогичное соглашение с сентября 2018 года существует с Турцией, а крупнейший акционер Turkcell – турецкий государственный фонд.

Такие договоренности запрещают экспроприацию активов. Исключение – когда она проходит в соответствии с правовой процедурой, с целью защиты публичного интереса, на недискриминационной основе, с обеспечением надлежащей и справедливой компенсации, говорит аналитик Киевской школы экономики (KSE) и участница санкционной группы Ермака–Макфола Анна Власюк.

«Украинские власти здесь оказались в достаточно сложной ситуации», – говорит Власюк. В соглашении с Турцией есть положения, позволяющие сторонам отклоняться от обязательств на основании необходимости защиты национальной безопасности и восстановления международного мира и безопасности, в соглашении с Нидерландами – нет.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине