Блокчейн перевернет с ног на голову музыкальную индустрию. Как музыканты и лейблы пытаются не пропустить эту революцию /Фото Getty Images
Категория
Инновации
Дата

Блокчейн перевернет с ног на голову музыкальную индустрию. Как музыканты и лейблы пытаются не пропустить эту революцию

Участники группы Kings of Leon — Нейтан, 42; Калеб, 39; Мэтью, 37; и Джаред Фоллоуилл, 35 — позируют перед стендом с их NF-токеном в Зале славы рок-н-ролла в Кливленде в апреле 2021-го. Фото Getty Images

Когда Kings of Leon увлеклись NF-токенами, их лейбл насторожился, а вместе с ним и целая музыкальная индустрия, которая теперь всеми силами пытается избежать той же ошибки, которая чуть не убила ее 20 лет назад.

За более чем двадцать лет после того, группа Kings of Leon выпустила свой первый альбом, он попал в Зал славы рок-н-ролла. Но в апреле прошлого года эта рок-группа с южными мотивами приехала в Кливленд не из-за музыки; дело было в ее невзаимозаменяемом токене (NF-токены) под названием «NFT Yourself».

В марте была распродажа этих цифровых токенов по $50 (но в эквиваленте криптовалюты этериум) за штуку и на них была копия последнего альбома группы, уникальное произведение искусства, золотой диск и другие музыкальные подборки.

За две недели, в течение которых можно было купить эти токены, группа KoL распродал 6500 копий «NFT Yourself» на общую сумму $2,2 млн, среди них было и шесть «Золотых билетов», которые продали в среднем по $100 000 за штуку.

Эти особенные NF-токены ( «Золотые билеты») давали пожизненный VIP-доступ на один концерт в туре в придачу с личным водителем. Со времени завершения оригинальной двухнедельной распродажи, эти NF-токены собрали еще $246 000 на вторичном рынке, а группа от этой суммы получила 10%.

И хотя эти суммы далеки от заоблачных, последствия этого события почувствовала вся музыкальная индустрия.

«Соглашения о записи альбомов определенным образом потеряли свою ценность, — говорит Нейтан Фоллоуилл, 42-летний барабанщик Kings of Leon. — Сегодня ребенок может записать песню с помощью программы GarageBand и выставить ее в TikTok, сделать из нее NF-токен или еще что-то. Исполнителям почти не нужно полагаться на звукозаписывающие компании, как раньше, и, думаю, это вселяет в индустрию звукозаписи панику».

Большинство людей знает о NF-токенах из-за мании, которая этой весной охватила несколько аукционов цифрового искусства. В марте неприметный висконсинский художник Beeple (настоящее имя Майк Винкельманн) захватил внимание всего мира, когда продал коллаж с 5000 фотографий на аукционе Christieʼs за ошеломляющие $64,9 млн. Музыкальные NF-токены не отличаются от художественных, кроме того, что они идут с аудиофайлами, например, MP4, как в Kings of Leon.

Джастин Блау отказался от стажировки у менеджера из активов в BlackRock, чтобы заняться карьерой диджея. Он считает NF-токены замечательным сочетанием музыки и финансов. /Фото Getty Images

Джастин Блау отказался от стажировки у менеджера из активов в BlackRock, чтобы заняться карьерой диджея. Он считает NF-токены замечательным сочетанием музыки и финансов. Фото Getty Images

«NFT Yourself» не был бешеным финансовым успехом для Kings of Leon: на своем пике в 2008-м группа, которая состояла из трех родных братьев и двоюродного брата, заработали примерно $10 млн на своем мультиплатиновом альбоме Only by the Night. Но продажа «NFT Yourself» — это первый раз, когда мейнстримная индустрия взяла на вооружение NF-токены, и, в зависимости от точки зрения, это стало революцией, прибыльным фокусом для привлечения внимания или новым поворотом в кризисе традиционной музыкальной индустрии, которая длится уже не один десяток лет.

Другие представители музыкальной индустрии были значительно успешнее с NF-токенами. Суперзвезда диджей Джастин Блау (он же 3lau) продал NF-токенов на $20 млн с тех пор, как начал выпускать их прошлой осенью. Этот свой проект он создал в сотрудничестве с сюрреалистом Майком Париселлой (он же SlimeSunday). Он продал 33 NF-токена ограниченного выпуска своего последнего альбома «Ultraviolet», в который входили анимированные видео художника, где играет музыка Блау.

«Модель, по которой я работаю, должна быть соглашением о звукозаписи наоборот», — говорит 30-летний Блау, который работал с такими артистками, как Рианна, Кэти Перри и Ариана Гранде. Вместо, как он говорит, «безбожных» 80%, которые забирает большинство лейблов, он планирует финансировать затраты на производство за счет продажи записей непосредственно фанатам. Сейчас его команда ведет переговоры с Билли Айлиш, Madonna и Metallica и готовится к тому, что он надеется, станет первым блокчейн-музыкальным аукционом, который проведет Christieʼs, лондонский аукционный дом.

Актер-инвестор Эштон Кутчер инвестировал в NF-токены, которые являются новым способом распространения музыки. /Фото Getty Images

Актер-инвестор Эштон Кутчер инвестировал в NF-токены, которые являются новым способом распространения музыки. Фото Getty Images

Кроме наличных средств, которые приносят артистам продажи NF-токенов, цифровые токены — каждый уникальный, как и криптовалюта, подлежит обмену на блокчейны — также дают прямую и постоянную связь с суперфанами, которые их держат. Хотя покупатели — это просто анонимные цифры в блокчейне, музыканты могут использовать их для рекламы — и продажи — новой музыки, свежих художественных работ, концертных билетов и мерча. Если все сделать правильно, NF-токены предлагают простоту и вездесущность интернет-дистрибуции (каналами типа Napster), но со встроенной защитой цифровых прав (типа iTunes).

Это спровоцировало все больший спрос на то, чтобы заработать на таком предложении. Группа Kings of Leon использовал Yellowheart, нью-йоркский блокчейновый стартап, который основал Джош Катц, ветеран музыкальной индустрии Нью-Йорка, чтобы продать «NFT Yourself».

И у группы был выбор. Эндрю Гертлер, представляющий певца Шона Мендеса, недавно присоединился к Jay-Z и Andreessen Horowitz в инвестировании $19 млн в Bitski, который создает новую NFT-платформу для музыки.

В мае майамская компания OneOf собрала самую большую для музыкальной NFT-платформы инвестицию за раунд на данный момент, $63 млн, чтобы создать энергоэффективный маркетплейс для продажи редкой музыки таких исполнителей, как Уитни Хьюстон, Куинси Джонс и Джон Ледженд.

Звездных инвесторов становится все больше. Марк Кубан и Эштон Кутчер присоединились к четырёхмиллионной инвестиции в NFT Genius в июне.

Это заставило зашевелиться звукозаписывающие компании, которые считают подъем NF-токенов возможно большей угрозой, чем пиратские MP3-файлы, которые загнали индустрию в кризис 20 лет назад, но в то же время и чудом, как стриминговые технологии, которые помогли оживить индустрию. С 2007-го выручка от записанной музыки выросла на 35% до почти $40 млрд — на таком же уровне выручка была на пике популярности CD-дисков в 1999-м, сообщает Midia, фирма исследования индустрии развлечений. Через несколько недель после выпуска «NFT Yourself» директора Sony/RCA, лейбл Kings Of Leon, взялись за изучение NF-токенов. Этим же занялись и остальные три главные музыкальные компании, среди которых Sony Music, Warner Music Group и Universal Music Group.

Рэпер-предприниматель Jay-Z также инвестировал в NF-токены, которые являются новым способом распространения музыки. /Фото Getty Images

Рэпер-предприниматель Jay-Z также инвестировал в NF-токены, которые являются новым способом распространения музыки. Фото Getty Images

«Один из недостатков музыкальной индустрии, который привел ее к кризису, заключается в том, что мы сильно конкурируем друг с другом, — говорит Оана Руксандра, генеральный цифровой директор в WMG. — А потом приходят технологические компании и забирают нашу пищу, а мы все еще конкурируем между собой и не говорим».

Обращая внимание на очевидную смену в пользу новой силы, которую представляют NF-токены, она добавила: «Любая эволюция оправдывает оценку и эволюцию контрактов исполнителей».

Если только им удастся избавиться от недостатков. Yellowheart взял щепотку того, что забрал бы лейбл за NF-токен группы Kings of Leon, но у молодой компании были проблемы с технологиями. В Yellowheart не было музыкального проигрывателя и способа поддержать зашифрованные в NF-токены аудиофайлы. Вместо этого компания распространила незащищенные MP4-файлы новых произведений группы, которые легко можно украсть и поделиться ими.

А еще была обычная комиссия за транзакцию этериума, которая обходилась фанатам в $90 в дополнение к $50 за сам NF-токен. И все это в период чрезвычайной волатильности на общем рынке NF-токенов. Согласно данным сайта NonFungible.com, после пика в мае, когда NF-токенов на блокчейне Ethereum продали на $294 млн за одну неделю, их рынок упал на 75% уже к июню, прежде чем подняться до $302 млн в июле.

«Я бы сказал, что в течение следующих десяти лет 70% всех альбомов будут выпускать в формате NF-токенов», — говорит Фоллоуилл, который называет себя криптогиком в группе. В разговоре с прессой в Зале славы во время презентации NF-токенов, его цифровое изображение красовалось на заднем фоне, он сказал: «Если ты в одной Зале с Джими Хендриксом и Beatles, ты точно что-то делаешь правильно».

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков