От «набора хотелок чиновников» до «продуманного плана». Как бизнес оценивает план восстановления Украины, представленный правительством /Фото Getty Images
Категория
Картина дня
Дата

От «набора хотелок чиновников» до «продуманного плана». Как бизнес оценивает план восстановления Украины, представленный правительством

Лугано, 2022. Фото Getty Images

Forbes попросил украинский бизнес оценить план восстановления Украины, который украинское правительство представило в швейцарском Лугано

4–5 июля украинское правительство представило план восстановления Украины United 24 – это набор документов, описывающих почти все ключевые сферы и отрасли украинской экономики. Над планом в последние два месяца Кабмин и Офис президента работали в рамках Национального совета восстановления.

Ориентировочная стоимость его реализации – $750 млрд к 2032 году. План базируется на 15 основных «национальных программах», отобранных в качестве приоритетных членов Нацсовета, работавших в 24 рабочих группах. Идеи каждой из 24 групп также изложены публично – в отдельных документах. Впрочем, радикальных реформ среди них не так много.

План рассчитан на 10 лет. На период до 2032 года он требует $750 млрд инвестиций. Из них $60–65 млрд необходимо привлечь в этом году, около $300 млрд – на втором этапе «скорого восстановления» (2023–2026), когда необходимо восстанавливать наиболее насущную инфраструктуру, например, больницы или мосты. Третья часть плана, «модернизация», потребует около $400 млрд в 2026–2032 годах.

О том, кто и как готовил украинский «план Маршалла», Forbes писал в своем материале «Операция «Лугано». Также мы перечитали сотни страниц плана восстановления Украины, распределили все наработки по пяти условным направлениям и выбрали главные цифры, о чем можно узнать по этой ссылке. А что услышала в ответ от иностранных партнеров украинская сторона, которая представила план, мы собрали в этом материале.

Чтобы узнать мнение украинского бизнеса о плане восстановления от украинского правительства, Forbes решил опросить отечественных предпринимателей. Ниже их ответы.

Денис Шмыгаль в Лугано, 4 июля 2022 года. /Фото Getty Images

Денис Шмыгаль в Лугано, 4 июля 2022 года. Фото Getty Images

Промышленность

(нажмите «Читать больше»)

  • Ориентировочная стоимость реализации правительственного плана развития секторов экономики с добавленной стоимостью – около $50 млрд грн.
  • Основной акцент – на перерабатывающей промышленности. Например, в АПК говорится о цели довести долю переработанного в Украине сырья, идущего на экспорт, до 50% (сейчас – не более 35%).
  • Амбиция в машиностроении – создать хаб по производству автокомпонентов и развивать выпуск батарей. Другое направление – аграрное машиностроение.
  • Решение для металлургии, сократившей более 50% производства, – строительство новых горнообогатительных заводов и расширение «зеленой» металлургии.

Игорь Гуменный, основатель торгово-промышленного холдинга UBC Group

Это набор желаний, «хотелки» наших чиновников. Я не увидел главную идею – фокуса на предпринимательскую инициативу. Представьте, что я бы пришел к вам и сказал: хочу сделать свой iPhone, iPad и еще электромобиль. Показываю графики, презентации. Вряд ли вы посмотрите на меня как на нормального человека. Вот мы так приехали в Лугано.

Я бы разрабатывал программу с учетом целей и видения, какое государство мы хотим построить. Экономику страны надо не восстанавливать, а нужно строить новую Украину. Основой должна быть промышленность. Вы не найдете ни одной успешной страны в мире с населением более 5 млн человек без индустриальной основы.

Вследствие войны уничтожены или повреждены тысячи заводов, которые мы унаследовали от Советского Союза. Эти компании были технологически отсталыми, неэффективными, в лучшем случае они работали на 50% собственной мощности. Их восстанавливать нет смысла. Надо строить новую промышленность.

Как? Определить приоритетные отрасли и направить ресурсы не на их финансирование, а на гарантии возврата частных инвестиций в эти отрасли. Экономику должно строить не государство, а частный капитал.

Но сначала Украине надо побороть коррупцию, провести судебную реформу. У меня нет оснований говорить, что госаппарат может сейчас измениться. Я не верю в катарсис коррупционеров-чиновников.

Кроме того, мы должны ликвидировать инфраструктурный монополизм. За 30 лет в Украине построена коррупционная экономика, где приватизированы и монополизированы целые отрасли. Это, например, энергетики, подключаемые к электро- и газовым сетям. Они сейчас фактически собирают с бизнеса квазиналоги.

Можно иметь прекрасный суд, прекрасное правительство, но если вы не можете подключиться к электроэнергии, кто будет здесь что-то строить?

Артём Филипьев, заместитель гендиректора «АрселорМиттал Кривой Рог»

Настораживают инициативы по локализации производства в металлургии. Даже в мирное время этот вопрос был непростым, поскольку никаких стимулов, в том числе налоговых, национальным производителям продукции с добавленной стоимостью, государство давать не хотело. В условиях кризиса любая локализация, скорее всего, будет происходить административно-распорядительным способом, а это лишает гибкости и снижает маневренность бизнеса. Например, во время эпидемии COVID и в последние военные месяцы продажа руды была спасательным кругом для меткомбинатов.

Всемерно поддерживаем инициативы по экомодернизации промышленности. Это полностью соответствует стратегии ArcelorMittal: у нашей корпорации много полезных для Украины наработок в этом направлении, в частности в разработке и промышленном использовании водородных технологий. При этом форсированное введение новых отраслевых нормативов без учета экономических реалий не будет иметь нужного эффекта, а, наоборот, может привести к стагнации или даже отмиранию металлургического производства и превращению Украины в «страну ГОКа». А это, в свою очередь, будет противоречить политике локализации производства.

Железная дорога

(нажмите «Читать больше»)

  • Ориентировочная стоимость реализации правительственного плана восстановления в части железной дороги – около 150 млрд грн.
  • Главная логистическая проблема, возникшая с блокированием Россией украинских портов, будет решаться строительством новых железнодорожных путей (около 530 км до границы с ЕС и Дуная + реконструкция еще 293 км), а также трансграничных хранилищ, сортировочных станций и терминалов.
  • Правительство хочет строить железнодорожный европуть во Львов, а затем по всей Украине. Сейчас разница между путями в 8,5 см тормозит скорость, с которой украинские товары могут экспортировать за границу. В местах стыковки украинской (широкой 1520 мм) на европейскую (узкую 1435 мм) установят системы автоматического перехода подвижного состава из пути одной ширины на путь другой ширины без остановки поезда.
  • На границе с Евросоюзом планируется создание трех новых пропускных пунктов.
  • Среди приоритетов – обновление ~5800 вагонов и ~190 локомотивов. Один из проектов предполагает перенос железнодорожных путей в пределах городов под землю.

Александр Ткачук, руководитель ТКТ (Танк Контейнерный Терминал)

Особого внимания заслуживают мероприятия, объединяющие железные дороги Украины и ЕС. В первую очередь строительство пути 1435 мм на территории Украины и соответствующих терминалов, позволяющих накапливать и переваливать значительные объемы грузов.

Кроме «хардовых» вещей, таких как пути, сортировочные станции, терминалы, система управления движением, нужно внедрить «софтовые», а именно: либерализовать перевозочный процесс через пересмотр положений международных «железнодорожных» соглашений, допустить частную тягу (как европейскую, так и украинскую) ). Либерализация железнодорожных перевозок позволит вовлечь значительный объем частных инвестиций в вагоны, локомотивы, терминальную инфраструктуру.

Целью должно быть обеспечение перевозок максимально возможных объемов грузов. ЕС идет на уступки по транспортным регуляциям. Это следует сделать и властям Украины.

Сначала нужно разрешить узкие места на границе с ЕС, Дунай. Затем восстанавливать инфраструктуру 1520, но с прицелом на перестройку на стандарты ЕС.

В итоге мы видим упор на «железо». Но сейчас самое время провести железнодорожную реформу: разделить инфраструктуру, перевозчика, запустить частных перевозчиков и прочее. И под это уже привлекать средства. Не восстанавливать старое, а под новую идею строить новое. Это и военную логистику улучшило бы.

Авиация

Российская армия нанесла ущерб аэропортам на 200 млрд грн. Из 19 действующих гражданских аэропортов разрушены или повреждены 12. Планируется отстроить 5–7 аэропортов, создать грузовые терминалы в Борисполе и Львове, запустить национального перевозчика.

Людмила Слободянюк, коммерческий директор Sky Up Airlines

Мы увидели тезисы, которые повторяются последние 20 лет, – они совершенно не соответствуют реальности. Тянем старый багаж, вместо того чтобы предложить подходы, которые позволят интегрироваться в мировое авиапространство. Поэтому нужно заниматься наведением мостов между авиапредприятиями Украины и возможностями, которые есть в мире как на уровне государств, так и частного сектора.

Задача государства – создавать условия для бизнеса. Вместо этого мы видим желание создать компанию, управляющую аэродромной инфраструктурой. Для бизнеса это выглядит как попытка сделать еще одну надстройку.

Предлагают создать нацперевозчика вместо создания условий для уже существующих авиакомпаний. Для новой авиакомпании нет ни ниши, ни денег на ее создание, ни территорий, куда она могла бы летать.

На чем нужно фокусироваться? Украине критически не хватает экспертиз по интеграции в европейскую среду и привлечение западных денег. Этот мост нужно отстроить, потому что украинская авиаиндустрия абсолютно изолирована. Многие в мире готовы на волонтерских началах поделиться экспертизой.

Второй приоритет – создание условий для публичного частного партнерства в разных формах. Есть большое количество европейских госпрограмм и заинтересованного инвестировать частного бизнеса. Даже в сегодняшних условиях турецкая хендлинговая компания TAV готова проводить переговоры о помощи в организации процессов в ряде аэропортов Украины.

Третий приоритет – создание регуляторного законодательства, стимулирующего привлечение международных авиакомпаний.

Пора убрать весь нафталин и на хайпе интереса к Украине привлечь целевые инвестиции и создать условия для развития.

Елена Кошарная, главный исполнительный директор Horizon Capital

Украина смогла презентовать на конференции достаточно подробный и продуманный план. Совершить такую работу было колоссальным вызовом, учитывая, что с момента вторжения России прошло всего 140 дней.

План способен начать дискуссию. То, что Украина представила все наработки в свободном доступе, свидетельствует об открытости страны и ее желании, чтобы в восстановлении приняли участие все желающие помочь и стать стейкхолдером процесса.

В целом, это даже превысило ожидания. Важно, что план корреспондируется с действиями, которые необходимо предпринять для интеграции в Европейский союз. Конечно, этот план станет ориентиром, который еще предстоит оценить и прорецензировать. Но начальная точка приятно удивляет.

Елена Билан, директор аналитического департамента Dragon Capital

План восстановления, представленный в Лугано, – только первый этап долгого и сложного процесса. С этой точки зрения считаю, что с поставленной задачей украинская сторона справилась очень хорошо, предоставив не только общую оценку потерь и потребностей в финансировании, но и их обоснование, распределение по направлениям и времени. Оценки потребностей были интегрированы с приоритетами развития страны, представленные проекты имели KPIs.

Конечно, ввиду высокой неопределенности, в том числе по военной ситуации, цифры будут еще не раз пересматривать, так же, как и отдельные проекты. Остается большая неопределенность по источникам финансирования, в том числе на срочные нужды этого года.

Также Украине и партнерам придется провести не один раунд переговоров о механизме распределения средств, остро будет стоять вопрос координации. Опыт первых месяцев войны показал, что возникли проблемы координации ритмичного поступления даже относительно умеренной суммы в $30 млрд, которую международные партнеры пообещали предоставить для поддержки украинского бюджета.

Поэтому верно, что детальное обсуждение плана восстановления начинается уже сейчас. Но параллельно важно не забывать и о «плане устойчивости», то есть о вопросах поддержки экономики и бизнеса во время войны, финансовых потребностях в сценарии затяжного конфликта. Ведь не факт, что массовое восстановление начнется уже в следующем году.

Материалы по теме