Категория
Деньги
Дата

Конец 50-летней истории Sequoia Capital. Почему распался венчурный гигант, среди первых инвестировавший в Apple, Google и Nvidia. Рассказывает Forbes

Нил Шен, Рулоф Бота, Шайлендра Сингх /Getty Images

Нил Шен, Рулоф Бота, Шайлендра Сингх Фото Getty Images

Крупнейшая в мире компания по управлению венчурным капиталом Sequoia Capital, которая имеет в управлении несколько инвестиционных фондов, в том числе специализирующихся на рынках Индии, Израиля и Китая, больше не будет функционировать как единая организация. Она распадается на три отдельных организации: Sequoia Capital будет работать в США и Европе, HongShan – в Китае, а Peak XV Partners – в Индии и Юго-Восточной Азии

Інвестувати? Почекати? Продавати? Війна змінює все, крім обов’язку лідера приймати виважені рішення. Вже 30 травня 40+ спікерів поділяться досвідом на Першій щорічній конференції про фінанси, інвестиції та економічне зростання. Купуйте квиток за посиланням.

Компания Sequoia Capital была среди первых инвесторов таких американских технокомпаний, как Airbnb, WhatsApp и Zoom, а также международных тяжеловесов ByteDance и GoTo.

Лидеры Sequoia Capital подтвердили новость о разделении компании в письме ограниченному кругу партнеров во вторник. Его подписали руководители трех компаний: Рулоф Бота, Нил Шен и Шайлендра Сингх. Соглашение о разделе планируют завершить «не позже» марта 2024 года.

В отдельных интервью с Forbes три главы новых организаций объяснили, что решение о разделении мирового бренда Sequoia назревало последние несколько месяцев. Они рассказали о конфликте между портфелями стартапов отдельных фондов, искаженном восприятии бренда из-за различных стратегий подразделений и сложности поддержки единой централизованной стратегии.

Все три собеседника признали, что на распад компании несколько повлияла геополитическая ситуация, но каждый из них пытался представить этот фактор как не слишком важный.

«Похоже, что дальше будет сложнее, а не проще, – сказал Бота. – Мы не поднимаем белый флаг, не сдаемся. На самом деле это победа, ведь теперь есть три независимых бизнеса, которые могут достичь еще больших высот».

Становление и развитие Sequoia

Sequoia основали в 1972 году как фонд на $3 млн. Он одним из первых начал вкладывать деньги в Кремниевую долину, став ранним инвестором Apple, Cisco, Google, Nvidia и других.

В середине 2000-х компания вышла на международный уровень, открыв фонды с помощью местных партнеров в Китае и Индии (позже компания закрыла израильский фонд, который открыла в 1999 году).

Sequoia China и Sequoia India and Southeast Asia превратились в мощные организации.

В то время как американский бизнес Sequoia (он также включает Европу и Израиль) может похвастаться недавними инвест-успехами, такими как Airbnb, DoorDash, Snowflake, WhatsApp и Zoom, у Sequoia China есть и свои удачные проекты: Alibaba, Meituan и ByteDance, материнская компания Tiquoia.

А Byjuʼs, GoTo и Zomato можно отнести в копилку заслуг фонда Sequoia India and Southeast Asia.

С самого начала Sequoia считала свои региональные фонды преимущественно независимыми – решения по сделкам и портфелям принимались децентрализовано. Партнеры одного региона не рассматривали потенциальные соглашения партнеров другого.

Общими у фондов был административный аспект вопроса: юридические и финансовые процедуры, базовая инфраструктура и онлайн-портал для ограниченных партнеров. Были инвесторы и партнеры, вкладывавшие во все три фонда.

Однако, по словам партнеров, связи с инвесторами стали более локализоваными, а фонды начали пользоваться собственным софтом.

Три новых компании организуют собственную инфраструктуру, а партнеры не смогут инвестировать в фонды друг друга.

Любое распределение доходов (и совместных административных операций) прекратится до 31 декабря.

Sequoia отказалась комментировать соглашение о распределении предварительных доходов.

Конфликты интересов и геополитика

Несмотря на десятки лет доминирования на венчурном рынке, недавние заголовки о Sequoia были менее чем одобрительными. Американо-европейское подразделение попало под шквал вопросов об инвестициях в новый Twitter Илона Маска и в пресловутую криптобиржу FTX.

Шайлендра Сингх /Getty Images

Шайлендра Сингх Фото Getty Images

Переход американского фонда в феврале 2022-го на другую фандрейзинговую модель произошел через Sequoia Capital Fund именно перед изменениями на рынке. Sequoia Capital Fund распределяет капитал из одного крупного и открытого фонда и позволяет дольше удерживать акции/капитал подопечных компаний.

В марте компания решила сделать поблажку и разрешила ограниченным партнерам забрать свой капитал (одноразовая акция). Это подтвердилось после сообщения в отчете The Information (Известный с ситуацией источник отметил, что это сделали для того, чтобы облегчить положение тех партнеров, которым из-за изменений на рынке нужна наличка).

Недавно фонд отчитывался о том, что держит активов более чем на $13 млрд.

Китайская часть фонда продолжает расти, даже несмотря на напряженную геополитическую ситуацию, особенно в аспекте отношений США и Китая. Sequoia China продолжает являться крупным акционером ByteDance, держа 10% компании, которые могут стоить десятки миллиардов долларов.

Американская Sequoia тоже является акционером ByteDance через фонды, которые фирма организовала для инвестиций в многообещающие компании по всему миру.

В 2020 году бывший международный лидер Sequoia Дуг Леоне от американо-европейской части фонда лоббировал интересы ByteDance перед администрацией экс-президента США Дональда Трампа. В прошлом году фонд якобы нанял консалтинговую компанию для помощи в этом вопросе.

Шен остается в совете директоров ByteDance и отказался комментировать эту инвестицию. Но в целом он исключает тезис о том, что распределение фондов сделает проще выход китайских компаний на биржу в Гонконге или где-либо еще.

«Это уже немолодые компании, – говорит он. – Не хочу переоценивать нашу способность помогать компаниям с их IPO только потому, что наши фонды стали независимыми».

В своих отдельных интервью Бота, Шен и Сингх отрицали, что геополитическое напряжение стало катализатором разделения. Конфликт между их портфелями инвестиций сыграл большую роль в этом решении – сказали все трое.

Крупные компании в каждом портфеле являются прямыми конкурентами, например, в случае Stripe в США и Airwallex в Китае.

Кроме того, растет вероятность того, что китайские и индийские компании начнут расширяться за пределы внутренних рынков, а дистанционный формат работы еще и размывает географические границы.

Бота рассказал историю компании из портфеля американского фонда, недавно пожаловавшейся на своего индийского конкурента, которого поддержало индийское подразделение Sequoia. Индийская компания начала рассказывать потенциальным клиентам, что именно на нее делает ставку крупная венчурная фирма.

«Неудобно выходит, правда? – говорит Бота. – С точки зрения клиента ты хочешь купить технологии у компании, которую ты считаешь, что поддерживает Sequoia, а теперь таких компаний две, и это сбивает с толку».

Со своей штаб-квартиры в Сингапуре Сингх заметил, что это может не удовлетворять обе стороны. Он рассказал о важной (но неназванной) американской технокомпании, которая тоже пожаловалась партнеру Sequoia в США. На этот раз причиной жалобы стала инвестиция в компанию, которая, по ее мнению, будет ее конкурентом в будущем.

Но чек, по словам Сингха, он выписал более года назад. Sequoia India с тех пор уже успела снять свои «сливки», а американский единорог даже еще не выпустил конкурентный продукт.

Нил Шен /Getty Images

Нил Шен Фото Getty Images

При нынешнем буме ИИ-компаний он считает, что можно рассчитывать на подобные конфликты (Sequoia инвестирует в OpenAI через американский фонд).

«Если нам заблокируют доступ к важным компаниям в регионе и мы не сможем инвестировать в них из-за конфликта с другой ИИ-компанией портфеля, это очень ограничит наши возможности», – сказал Сингх.

Фонды начали идти разными путями и в других вопросах. Sequoia India and Southeast Asia и Sequoia China собирали деньги в свои последние фонды ($2,85 млрд и $9 млрд соответственно) независимо от других подразделений (Шен рассказал, что часть денег поступила от американских учреждений, но преимущественно это были «иностранные деньги», но ни один цент из них не был из самого Китая).

Американское подразделение сделало акцент на ранних инвестициях, объявив в январе о посевном фонде на $195 млн, а китайское недавно сделало приоритетом нетехнологические инвестиции, среди которых инфраструктурные и инвестиции в публичные компании.

Что в имени твоем

В США Sequoia (Дон Валентайн назвал компанию в честь дерева секвоя, потому что, как он сказал, хотел, чтобы имя фирмы пережило его собственное) оставит свое название. Также сохранят названия и независимые бизнесы Sequoia Heritage (фемили-офис) и Sequoia Capital Global Equities (фонд инвестиций в частные и публичные компании).

Sequoia India теперь будет иметь название Peak XV Partners, вдохновение на которое дало оригинальное название горы Эверест, сказал Сингх.

Sequoia China уже работает под названием 红杉, что по-китайски означает «секвоя», а теперь фирма возьмет себе английскую транслитерацию китайского варианта названия – HongShan. «Многие китайские предприниматели даже не смогут написать Sequoia», – говорит Шен.

Шен не считает, что грядущая реорганизация приведет к изменениям в их базе инвесторов. «Если инвесторам некомфортно вкладывать деньги в Китай, они этого и не делают. Не думаю, что новое название что-то радикально изменит. Большинство инвесторов интересуют доходы от инвестиций и результативность», – сказал Шен.

Поскольку фонды Сингха уже зарегистрированы на Маврикии, а там у каждого фонда не может быть больше 100 ограниченных партнеров, то база ограниченных партнеров Peak XV уже лишь частично пересекается в других регионах деятельности Sequoia.

Так будет продолжаться и в дальнейшем, добавил он. «Мы любим Sequoia, но наш бренд – это наши отношения, и мы чувствуем, что этот наш бренд достаточно прочный, – объясняет Сингх. – Он нас и будет вести вперед».

Рулоф Бота /Getty Images

Рулоф Бота Фото Getty Images

В американской Sequoia Бота исключает намеки на то, что фирма начнет свой дальнейший путь в ослабленной позиции. Он все еще уверен в своих бывших коллегах из PayPal и соотечественнику (по ЮАР) Маску («относительно Twitter, посмотрим, что будет дальше»). О банкротстве криптобиржи FTX он сказал, что это «неприятность», но она стала небольшой потерей для фонда, «у которого много других победителей».

Он также рассказал, что не жалеет об изменении модели фонда, даже если она означала, что компания продолжила держать акции компаний еще долгое время после ее выхода на биржу, когда их акции иногда шли на убыль.

«Могли ли мы выбрать другую стратегию? Конечно, знал бы, где упадешь, подстелил бы соломки. Посмотрите на результаты наших фондов и компаний, которые мы поддержали, и вряд ли можно сказать, что мы ослаблены», – сказал он.

В будущем Бота надеется, что все три фирмы будут считать друг друга двоюродными сестрами с общим наследием, даже если у них больше не будет особых отношений.

«Это был невероятный успех, потому что мы были изобретательны и помогли подняться четырем дополнительным бизнесам, которые теперь являются лидерами в собственных сферах», – сказал он, имея в виду два региональных фонда и два вышеупомянутых независимых бизнеса.

О Sequoia Capital он высказался так: «Я уже лет 10 не был в таком восторге от инвестиций в технологии в США и Европе. Это напоминает мне время зарождения интернета».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине