К нам едет МВФ. Что это означает для Украины /Фото Getty Images
Категория
Деньги
Дата

К нам едет МВФ. Что это означает для Украины

Кристалина Георгиева, директор-распорядитель Международного валютного фонда Фото Getty Images

Отношения с МВФ с достаточно активных превратились в сдержанный обмен протокольными любезностями. Что происходит и чего ждать Украине?

Прошло больше года с тех пор, как программа МВФ с Украиной оказалась на паузе. В июне 2020-го украинская власть триумфально подписала новый меморандум с Международным валютным фондом и получила $2,1 млрд первого транша (программа в целом на $5,1 млрд). А уже в июле 2020-го – не прошло и нескольких недель – сотрудничество было сорвано. Экс-заместитель председателя НБУ Дмитрий Сологуб тогда точно подметил: кредит доверия от МВФ нужно снова получать практически с нуля.

Что произошло и почему отношения с МВФ в одно мгновение превратились в сдержанный обмен протокольными любезностями?

Меморандум 2020 года не содержал никаких сложных требований. К примеру, для успешного получения следующего транша в размере $700 млн нужно было всего-навсего утвердить план сокращения неработающих кредитов государственных банков. То есть даже ничего реализовывать не надо было, просто принять план.

Кроме набора дальнейших несложных шагов, в меморандуме также имелась договоренность не ломать и не портить ничего из того, что было создано в предыдущие годы реформирования экономики.

И вот именно на этом моменте и поскользнулась власть.

Первый выстрел прозвучал 1 июля 2020 года, когда тогдашний глава Национального банка Украины Яков Смолий заявил, что уходит в отставку, и при этом отметил, что на него оказывается политическое давление. Такое развитие событий прямо нарушало требование МВФ о независимости центрального банка. Ясно, что после такой выходки речь о сотрудничестве с Фондом уже не шла, поскольку появился серьезный риск, что новый глава НБУ будет очень чувствителен к настроениям на Банковой.

Однако заменой руководства НБУ не обошлось. Уже в августе 2020-го Конституционный Суд Украины задел очень чувствительную для МВФ тему – антикоррупционную вертикаль. Конституционный Суд решил, что назначение главы Национального антикоррупционного бюро Украины Артема Сытника было незаконным, а также признал незаконными некоторые положения закона о НАБУ.

Как выяснилось впоследствии, к этому решению Офис президента, скорее всего, отношения не имел. Тем не менее кризис в отношениях с Фондом это все равно усугубило.

Далее становилось еще хуже. Создавалось впечатление, что яму, куда рухнуло нокаутированное сотрудничество с МВФ, начали целенаправленно засыпать землей. В Национальном банке начинаются внутренние распри с неприятными отголосками на публику, деньги так называемого ковидного фонда тратят на разного рода инфраструктурные проекты. Этот процесс сопровождается коррупционными скандалами в СМИ.

Конституционный Суд отменяет е-декларирование, возникает напряжение вокруг отбора нового главы Специализированной антикоррупционной прокуратуры, в декабре 2020 года НБУ устраивает масштабную эмиссию гривни, в феврале 2021-го Зеленский вмешивается в ценообразование на газ и отопление для населения. В апреле 2021-го в обход наблюдательного совета увольняют руководителя НАК «Нафтогаз Украины». По инициативе Зеленского из-под закона о госзакупках выводят более 100 млрд грн на инфраструктурные проекты.

Такой набор решений перевернул вверх дном успешные реформы, которые нарабатывались совместно с кредиторами.

Однако были попытки навести мосты с Фондом. В феврале работала виртуальная миссия МВФ. Создавалось впечатление, что эта миссия проходила с большой натяжкой и только потому, что кто-то очень сильно просил о самом факте такой миссии. Закончилась миссия предсказуемо – ничем. На фоне отказа властей от рыночного ценообразования тарифов на газ и отопление (очень болезненный вопрос для МВФ) иначе и быть не могло.

Потепление наступило лишь в июле, когда парламент восстановил е-декларирование и принял законы о Высшем совете правосудия и Высшей квалификационной комиссии судей, запустившие масштабную судебную реформу. По значимости этот шаг сопоставим с земельной реформой, которая тоже стартовала с 1 июля.

Судебные законы и запуск рынка земли (могли же и отменить!) поставили МВФ перед политической необходимостью признать эти важные достижения и поощрить украинские власти двигаться в правильном направлении. Именно поэтому и состоялась недавняя беседа между директором-распорядителем Международного валютного фонда Кристалиной Георгиевой и президентом Владимиром Зеленским.

Однако судебные законы не снимают с повестки дня все сомнительные действия, к которым прибегали украинские власти начиная с июля прошлого года. Кроме того, в контексте активной порчи руководством страны результатов прошлых реформ всегда остается риск пересмотра взятых обязательств и даже отмены уже сделанных шагов.

В воздухе повис тяжелый вопрос цен на газ для населения, поскольку на международных рынках цена природного газа превысила $500 за 1000 куб. м, в то время как населению обещана стабильность в этом вопросе. Кто будет покрывать разницу – непонятно.

Также в сентябре начинается бюджетный процесс, и даже при оптимистичном развитии событий смета страны на 2022 год будет принята не ранее ноября. В обоих вопросах МВФ традиционно предпочитает дождаться конечного результата. Иными словами, в период с сентября по октябрь МВФ, как правило, не принимает никаких решений, пока не завершился бюджетный процесс.

Почему же тогда Кристалина Георгиева говорит о визите миссии МВФ в сентябре, предполагающем возможное продолжение программы?

В июле совет директоров МВФ утвердил дополнительное размещение специальных прав заимствования (SDR – валюта, которой оперирует МВФ) на сумму $650 млрд, в результате чего Украина получит свою долю в размере $2,73 млрд в ближайшее время. Получение этих средств вообще не связано с успешностью развития сотрудничества с МВФ. Однако по своему масштабу почти полностью перекрывает недополученные средства по текущей программе stand-by.

Это очень щедрый и незаслуженный подарок украинским властям от международного сообщества. Возникает вопрос: как этот дар воспримут украинские власти и какой сигнал от перечисления средств получат наши руководители? МВФ также беспокоит, не пойдут ли данные средства на большое строительство в обход прозрачных закупочных процедур.

Поэтому похоже на то, что именно использование $2,73 млрд от эмиссии специальных прав заимствования и является основной целью объявленной миссии МВФ.

Но о «подвигах» с переиначиванием реформ предыдущих лет никто не забыл и с повестки дня эти вопросы вряд ли будут сняты.

 

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый Forbes уже в продаже

Новый Forbes уже в продаже

Рейтинг зарплат | 15 самых комфортных банков