Михаил Фридман. /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Деньги
Дата

Несостоявшаяся сделка года, или Как сорвалась продажа Альфа-Банка. История о санкциях против российских олигархов, покупателях из Азербайджана и сценариях национализации

Михаил Фридман. Фото Коллаж Анна Наконечная

Азербайджанский NEQSOL Holding этой весной планировал купить «Альфа-Банк Украина» россиян Андрея Косогова, Михаила Фридмана и Петра Авена. Соглашение было реальным, но так и не состоялось. Почему и что ждет «Альфу» дальше?

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

6 жовтня. Онлайн-конференція Forbes «Без рожевих окулярів»

Що ви дізнаєтесь: Правила розвитку бізнесу в умовах абсолютної невизначеності; Як отримати в клієнти й співпрацювати з Міноборони – найбільшим замовником у країні; Як «воєнні» інновації можуть допомогти вашому бізнесу; 2023-й у цифрах від Мінфіну й НБУ.

Квитки на конференцію за посиланням

20 спікерів: Олексій Резніков, Сергій Марченко, Михайло Федоров, Олександр Конотопський, Алекс Ліссітса, Сергій Ніколайчук, Юлія Бадрітдінова, Тарас Чмут та інші.

Коли: 6 жовтня, з 10:00 до 16:00

Неизвестная история деятельности «Альфа-Банка Украина»: уже в первые месяцы после вторжения и введения санкций против российских акционеров банк мог сменить владельцев.

Весной активом серьезно интересовался азербайджанский инвестхолдинг NEQSOL, рассказали Forbes три собеседника: в одной из сторон переговоров, а также в НБУ и из политического руководства страны. Еще один высокопоставленный чиновник из госструктур подтвердил интерес к банку со стороны «азербайджанских инвесторов», однако не назвал их имен.

Формат, при котором NEQSOL мог стать владельцем «Альфы», предусматривал этап национализации – азербайджанские инвесторы должны были приобрести банк у государства, а не у подсанкционных акционеров во главе с Михаилом Фридманом, отмечают три собеседника.

По информации двух из них, дело не пошло дальше разговоров из-за «специфики» NEQSOL: холдинг не стал даже начинать оформление сделки из-за возможных сложностей с подтверждением происхождения средств.

«Холдинг и входящие в него компании неоднократно доказывали прозрачность капитала и его происхождение во время due diligence от признанных международных финансовых институтов при заключении соглашений», — говорится в письменном комментарии, переданном Forbes пресс-службой NEQSOL после публикации.

Значит ли это, что государство упустило пока единственный реальный шанс заработать на продаже одного из самых крупных российских активов в Украине? Короткий ответ – нет. Почему?

Последствия войны для Михаила Фридмана: санкции и национализация Альфа-Банка

24 февраля – день, сделавший почти невозможным развитие бизнеса владельцев «Альфа-Групп» в Украине – россиян Михаила Фридмана (родился и вырос во Львове), Петра Авена, Германа Хана (родился и вырос в Киеве), Алексея Кузмичева и Андрея Косогова.

С первых дней войны Фридман и Авен (оба – участники российского списка Forbes) попали под международные санкции за вероятные связи с Кремлем. Бизнесмены это отрицают и публично осудили начатую РФ войну.

Впрочем, санкции действуют до сих пор: счета Фридмана и Авена заморожены, по методологии Национального банка они потеряли безупречную деловую репутацию и в конце концов были вынуждены передать право исполнять роль владельца своих акций в компании «Альфа-Банк Украина» доверенному лицу – известному болгарскому экономисту Симеону Дянкову.

Кто владелец «Альфа-Банка Украина»

(нажмите «Читать больше», чтобы открыть полный текст)

Сейчас Андрей Косогов – крупнейший акционер «Альфа-Банка Украина» с долей 40,96%. У Фридмана – 32,86%, у Авена – 12,4%. Еще 9,9% владеет итальянская UniCredit. Эту долю она получила в 2016 году, обменяв на нее свой украинский актив Укрсоцбанк (сейчас поглощенный «Альфой»). Еще 3,87% у американской организации The Mark Foundation for Cancer Research.

Все акционеры владеют «Альфой» через материнский холдинг – люксембургскую ABH Holdings SA

До нападения России на Украину структура собственности украинского Альфа-Банка была иной. Крупнейшим акционером по состоянию на 1 января 2022 года был Фридман (те же 32,86%), вторым и третьим по величине выступали Герман Хан и Алексей Кузьмичев – 20,97% и 16,32% соответственно.

14 марта НБУ обновил структуру собственности банка: акции Хана и Кузьмичева перешли к Косогову. Остальные акционеры сохранили свои доли.

Помимо Альфа-Банка (до войны – шестой по величине активов в системе, 2,6 млн клиентов), на украинском рынке уроженец Львова Фридман и партнеры имеют существенную долю в публичной компании Veon, владеющей крупнейшим в стране мобильным оператором «Киевстар». Кроме этого у них есть производитель воды «Моршинская». У «Альфа-Групп» остается большой бизнес в РФ: например, один из крупнейших частных банков «Альфа», телеком-оператор Beeline (входит в Veon), крупнейший ритейлер X5 Group.

Forbes

Михаил Фридман не только владеет одним из крупнейших банков, но и контролирует телеком-оператора «Киевстар» Фото Forbes

Разговоры о возможной смене владельцев «Альфа-Банка Украина» начались еще в марте, рассказывает собеседник, близкий к руководству банка. Возможная продажа «Киевстара» также не исключена, рассуждал в интервью Forbes президент компании Александр Комаров.

Впрочем, прямая продажа украинских активов «Альфы» невозможна из-за санкций, объясняет чиновник из НБУ. Кроме того, это очень сенситивный вопрос для украинской власти – если тесные связи акционеров «Альфы» с политическим руководством России не доказаны, то статус крупных налогоплательщиков в государстве, пытающемся уничтожить Украину, очевиден.

Поэтому «рабочим» вариантом продажи украинской «Альфы» была национализация с последующей быстрой (в течение нескольких дней) передачей банка новому владельцу, рассказывает собеседник из окружения Владимира Зеленского.

Почему этого не произошло?

Почему соглашение не состоялось: «азербайджанские» сложности NEQSOL

Азербайджанский NEQSOL появился на горизонте как потенциальный инвестор почти сразу. Азербайджанский холдинг уже покупал крупные активы в Украине: телеком-гиганта «Vodafone Украина» за $848 млн в 2019-м, а в 2021-м начал соглашение по приобретению завода «Ивано-Франковскцемент», который, по оценке инвестбанкиров, мог стоить $400– 500 млн.

«NEQSOL всерьез рассматривался как возможный покупатель «Альфы» в апреле, – говорит один из участников переговоров. – Но в конце концов сторонам объяснили, что это невозможно».

Почему? Объяснение двух собеседников Forbes, знакомых с деталями переговоров, – стороны не смогли получить гарантии, что NEQSOL предоставит достаточный пакет документов, которые подтвердили бы происхождение средств холдинга.

Это важно по двум причинам. Во-первых, НБУ, согласование которого обязательно для банковских M&A, имеет более жесткие требования к покупателям в банковском секторе, чем, например, Антимонопольный комитет, говорит бывший директор департамента лицензирования Нацбанка Александр Бевз.

К примеру, несколько лет назад при покупке банка одному из крупных украинских бизнесменов пришлось предъявлять документы, подтверждающие продажу недвижимости в 2006-м, рассказывает другой собеседник из НБУ.

Во-вторых, к соглашениям по продаже активов, принадлежащих подсанкционным предпринимателям, как правило, возникают вопросы у стран, наложивших санкции, чтобы M&A не была попыткой «перебросить» актив на связанных лиц. Фридман и Авен попали в санкционные списки Евросоюза и США.

NEQSOL не аффилирован с «Альфа-Групп». Однако еще во время покупки Vodafone украинские СМИ подвергали сомнению, что официальный владелец холдинга Насиб Гасанов является реальным бенефициаром. К примеру, издание НВ со ссылкой на азербайджанского журналиста-расследователя отмечало, что Гасанов может быть связан с окружением президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Пресс-служба NEQSOL отрицает эту информацию. В комментарии, полученном Forbes после публикации, пресс-служба холдинга назвала ее «безосновательными слухами», подчеркнув, что единственным конечным бенефициаром NEQSOL Holding является азербайджанский бизнесмен Насиб Гасанов.

Региональный директор NEQSOL в Украине Владимир Лавренчук не ответил на просьбу Forbes прокомментировать информацию об интересе холдинга к «Альфа-Банку Украина». На момент публикации редакция не получила ответа и на запрос, отправленный на email-адрес NEQSOL, указанный на официальном сайте холдинга.

После публикации пресс-служба холдинга предоставила Forbes письменный комментарий Лавренчука. «NEQSOL Holding мониторит и изучает возможности расширения бизнеса в разных странах, в том числе путем M&A соглашений. Холдинг рассматривает Украину как один из рынков с высоким потенциалом для инвестирования», — говорится в комментарии.

Несостоявшаяся сделка года, или Как сорвалась продажа Альфа-Банка. История о санкциях против российских олигархов, покупателях из Азербайджана и сценариях национализации /Фото 1

Бывший СЕО Райффайзен Банка Владимир Лавренчук возглавил региональный офис NEQSOL в начале 2021 года

В письменном ответе на вопрос о возможном соглашении пресс-служба «Альфа-Банка» отметила, что «банк не комментирует слухи». «Теоретически можно рассуждать о продаже, однако для этого должны быть реальные инвесторы с опытом в банковском бизнесе и источником происхождения средств, – говорится в комментарии от имени пресс-службы Альфа-Банка. – Мы таких инвесторов пока не видим».

В ответ на запрос Forbes пресс-служба НБУ сообщила, что регулятор действительно не получал документы от NEQSOL на поглощение Альфа-Банка. Три собеседника, знакомых с подробностями переговоров, отметили, что топ-чиновникам НБУ было известно об интересе азербайджанцев.

Сколько стоит «Альфа-Банк Украина»

«NEQSOL серьезно интересовался «Альфой», в частности из-за желания вывести ресурсы из Азербайджана в более «западные» юрисдикции», – утверждает один из собеседников, знакомый с переговорами.

Вероятно, при других обстоятельствах найти потенциального покупателя на банк в Украине было бы вообще невозможно. «Сейчас нереально даже провести due diligence», – говорит на правах анонимности один из топ-руководителей Альфа-Банка.

Значит ли это, что государство упустило возможность заработать на продаже «Альфы»? Есть сомнения. «Банку в любом случае нужна докапитализация, – отмечает эксперт «Case Украина» Евгений Дубогрыз. – Если исходить из оценки обесценивания кредитного портфеля банка в 30% (реалистичные масштабы), речь идет о 10–13 млрд грн, или около $400 млн».

О необходимости докапитализации минимум на $500–600 млн в течение следующего года в интервью «Интерфакс-Украина» заявлял и председатель наблюдательного совета «Альфа-Банка Украина» Роман Шпек.

«Учитывая потребность в докапитализации, есть большие сомнения, что государство могло бы получить хоть что-то за этот актив, – считает Дубогрыз. – Новому владельцу так или иначе пришлось бы вкладывать дополнительные средства в банк».

На столе – национализация не только Альфа-Банка

В июле Альфа-Банк заявил о ребрендинге в Сенс Банк. Смена названия не будет иметь большого смысла без избавления от российских корней, говорила тогда Forbes директор агентства TABASCO Виктория Энкина.

Двумя месяцами ранее Forbes рассказывал о планах Фридмана и партнеров докапитализировать банк на $1 млрд. «Это больше, чем потребность в докапитализации, ведь мы хотим иметь ресурс для развития и кредитования после войны», – объяснял Шпек.

Часть этой суммы «Альфа» может покрыть за счет конвертации в капитал средств владельцев, предполагает Дубогрыз из CASE. К примеру, в апреле Бюро экономической безопасности арестовало 12,4 млрд грн, принадлежащих, вероятно, материнской компании ABHH.

Через несколько недель делегация «Альфы» планирует поездку в Брюссель для общения с представителями рабочих органов Еврокомиссии и совета ЕС, которые получили обращение от владельцев банка о разблокировке $1 млрд для докапитализации, говорит Шпек.

Без этого операцию не пропустит НБУ. «Нацбанк всегда обращал внимание на ограничения относительно оборота акций украинских «дочек» российских госбанков в соответствии с санкциями США и ЕС, а также необходимость согласования соглашений с правительствами/регуляторами этих стран, – вспоминает экс-сотрудник НБУ Бевз. – Однако никакого прецедента такого согласования не было».

Getty Images

Петр Авен Фото Getty Images

По словам двух собеседников, причастных к руководству «Альфы» и Офиса президента, россияне не демонстрируют желания продавать банк, являющийся их крупнейшим финансовым активом после российского Альфа-Банка. Перспективы обложенной санкциями российской экономики пока выглядят не слишком оптимистично, говорит один из них. «По ощущениям, Фридман не рассматривает возвращение в Россию по большинству сценариев. Если бы была рабочая схема выхода из российских активов, они бы это сделали», – говорит топ-менеджер одного из активов «Альфы» в Украине.

Что дальше? Сценарий с национализацией активов россиян по-прежнему лежит на столе у политического руководства Украины. Это касается не только Альфа-Банка, но и по крайней мере частично «Киевстара», говорит собеседник, близкий к Зеленскому. «Из-за того, что «Киевстар» – часть крупной международной публичной компании, это уже совсем сложная история. Рабочего механизма пока нет», – отмечает он.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине