Судьи Конституционного Суда /Getty Images
Категория
Деньги
Дата

Пересмотреть историю. У Коломойского, Фридмана, Жеваго и десятков владельцев банков-банкротов появился шанс. Как Конституционный Суд может перечеркнуть годы очищения банковского рынка

Судьи Конституционного Суда Фото Getty Images

Конституционный Суд может признать неконституционным Закон «О системе гарантирования вкладов физических лиц», что грозит новыми исками против государства от бывших собственников обанкротившихся банков. Также в этом году суд возобновил рассмотрение кейса так называемого антиколомойского закона, запрещающего возвращение банков бывшим владельцам. В случае признания этих законов неконституционными под угрозой окажутся национализированные ПриватБанк и Sense Bank. Почему

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Этим летом у директора Фонда гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) Светланы Рекрут появился дополнительный существенный повод для волнения. В июне и июле Конституционный Суд резко активизировал рассмотрение дела о конституционности Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», которое длится уже восемь лет.

Сначала об этом сообщили два собеседника Forbes, причастные к разным госструктурам. Позже факт возобновления активных слушаний подтвердила и Рекрут. Ее учреждение принимает банки-банкроты, выплачивает гарантированные государством возмещения их вкладчикам, продает их активы и ведет суды с экс-владельцами и менеджментом.

«Это может подвергнуть сомнению легитимность всей деятельности фонда, – говорила Рекрут о новом всплеске рассмотрения дела КС в интервью Forbes в конце июля. – А это более 100 выведенных с рынка банков, 98 млрд грн выплат вкладчикам, все продажи активов».

Сейчас судьи ушли в отпуск, однако до этого они собирались в закрытом формате обсуждения дела фонда чуть ли не еженедельно (шесть раз в течение июня и июля, раньше – не чаще раза в месяц).

Также 27 июля состоялось первое с апреля слушание о соответствии Конституции банковского закона 2020 года, который делает невозможным возврат банков-банкротов в собственность бывших акционеров. Этот документ больше известен как «антиколомойский закон», поскольку был разработан в момент наиболее интенсивных судебных процессов, которые вели против государства Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов вокруг национализированного ПриватБанка.

Чиновники, с которыми поговорил Forbes, опасаются, что возможные решения КС могут разрешить не только Коломойскому, но и Михаилу Фридману, Sense Bank которого недавно также перешел в госсобственность, и бывшим владельцам десятков обанкротившихся банков подать новые иски против государства, но уже со значительно большими шансами на успех.

Представители госструктур осторожно комментируют это дело, чтобы их слова не трактовали как давление на суд. Поэтому в большинстве своем причастные к процессу чиновники соглашались говорить на условиях анонимности.

В чем суть и значение этих дел?

Почему Конституционный Суд рассматривает банковские законы

В конце 2012-го крупные вкладчики обанкротившегося банка «Таврика» начали обжаловать в обычном суде очередность погашения долгов банка. Им не нравилось, что в редакции закона о системе гарантирования вкладов ФГВФЛ идет третьим в очереди, тогда как вкладчики банка – четвертыми. Клиенты «Таврики» хотели поменять эти очереди местами, поскольку не смогли получить все свои деньги из оставшихся в банке активов после банкротства.

Дело дошло до Верховного Суда (ВС), но тот решил, что точку в споре должен поставить Конституционный Суд. 3 июля 2015 года ВС направил представление с просьбой проверить конституционность ряда положений закона о системе гарантирования вкладов.

Ключевая проблема – о фонде гарантирования не упоминается в Конституции. Верховный Суд исходил из того, что из-за этого фонд не может являться органом власти и регулировать часть банковского сектора. Позиция ФГВФЛ – он не госорган, а независимый регулятор. Конституция не запрещает создавать автономные структуры-регуляторы.

С момента представления в КС дело фактически не двигалось. Оно активизировалась только летом 2020-го. Тогда суд приступил к открытым слушаниям, в которых приняли участие представители всех госструктур финансового блока: Нацбанка, ФГВФЛ, Минфина, а также представители президента и Верховной Рады.

После ряда заседаний процесс остановился. В настоящее время КС получил на рассмотрение еще одну из частей законодательства, регулирующего банковскую деятельность. В июне 2020-го 64 нардепа обратились в суд относительно закона №590-IX, который вступил в силу в мае этого года.

Что такое «антиколомойский закон»

Что такое «антиколомойский закон»

Он предполагает, что экс-владельцы банка, интересы которых были нарушены из-за решения о выводе финучреждения с рынка (юридически в этих процедурах принимают участие НБУ и Фонд гарантирования), могут получить возмещение ущерба только в денежной форме. Отмена решений госструктур невозможна, возврат банка бывшему владельцу – тоже.

Этот закон был принят тогда, когда Коломойский и Боголюбов, а также бывшие менеджеры и клиенты ПриватБанка, получили ряд судебных решений в свою пользу, где они пытались оспорить решение госорганов в ходе национализации учреждения. Поэтому в прессе распространилось название «антиколомойский закон».

Какими могут быть последствия признания законов неконституционными

Несмотря на значительный резонанс, оба дела с тех пор практически не двигались. Конституционный Суд тем временем погрузился в кризис – с 2020 года он фактически работает без руководителя и с минимальным для работы количеством судей: 13 при кворуме в 12 человек и необходимых 10 голосов для принятия решений.

В таком состоянии КС возобновил рассмотрение дел Фонда гарантирования и банковского закона уже во время полномасштабной войны.

Конституционный кризис в Украине. Что не так с КС

(Нажмите «Читать больше», чтобы открыть полный текст)

В октябре 2020 года в Украине разгорелся конституционный кризис – КС признал неконституционными ключевые нововведения антикоррупционной реформы. В частности, суд закрыл публичный реестр деклараций и упразднил уголовную ответственность за ложь в декларациях.

Президент Владимир Зеленский внес в парламент законопроект, которым предложил полностью обновить состав КСУ и признать это его решение «ничтожным». До рассмотрения проекта дело в итоге не дошло.

Но 29 декабря 2020 года президент подписал указ об отстранении бывшего главы КС Александра Тупицкого от должности. В марте 2021-го он упразднил указы президента Януковича о назначении Тупицкого. Судья оспаривал эти решения Зеленского, а во время вторжения РФ уехал из страны.

Против него возбуждено ряд уголовных дел. В частности, его обвиняют в госизмене, незаконном вмешательстве в работу автоматизированной системы Государственной казначейской службы, подкупе свидетеля по другому делу.

В результате конституционного кризиса количество судей КС уменьшилось до 13 (в июле 2022 года Рада назначила судьей экс-депутата «Слуги народа» Ольгу Совгирю, а в декабре 2022-го сразу трое судей КС ушли в отставку).

18 августа 2023 года президент подписал закон о конкурсном отборе судей КС, который является одним из требований для начала переговоров о вступлении Украины в ЕС.

Несмотря на то, что новые судьи еще не были назначены, Конституционный Суд сохраняет кворум – 13 судей из необходимых 12. А для принятия решений требуется 10 голосов. В таком составе суд периодически принимает решения.

Например, 27 декабря 2022 года КС признал конституционным переименование Украинской православной церкви Московского патриархата в Российскую православную церковь. В феврале 2023-го суд признал неконституционными положения Закона «О полном и среднем образовании», запрещавшие заключать бессрочные трудовые договоры с педагогическими работниками, достигшими пенсионного возраста или получающими пенсию по возрасту.

Закон не имеет обратного действия, но даже принятые решения украинских судов могут пересматриваться при исключительных обстоятельствах. Решение Конституционного Суда является «исключительным обстоятельством».

В случае с Фондом гарантирования наибольший вес имеет ст. 6 соответствующего закона, позволяющая ФГВФЛ осуществлять нормативно-правовую деятельность, говорит директор фонда Рекрут. «Если она будет признана неконституционной, это будет иметь долгосрочные серьезные последствия», – отмечала она в интервью.

В этом случае любой акционер банка-банкрота сможет обжаловать процедуру вывода учреждения с рынка. Это касается решений фонда по банку, выплаты компенсаций, продажи активов и т.д. С 2012-го ФГВФЛ стал участником тысяч исков. В случае отрицательного для фонда решения КС все они могут быть пересмотрены.

Как работает Фонд гарантирования

(Нажмите «Читать больше», чтобы открыть полный текст)

Фонд гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) – учреждение, которое от имени государства гарантирует возврат депозитов в случае банкротства банков. Выплата производится по установленным очередям, например, физлица получают деньги первыми, а последними – связанные лица и акционеры банка.

До вторжения РФ размер возмещения не мог превышать 200 000 грн, но на момент действия военного положения и в течение трех месяцев после его завершения физические лица (в том числе и ФЛП) получают полное возмещение своих вкладов.

Участниками ФГВФЛ обязаны быть все украинские банки (ранее – кроме Ощадбанка, поскольку вклады в нем гарантируются отдельным законом, но банк также уже присоединился к фонду), они уплачивают взносы, которые и являются основным источником финансирования фонда.

Также Фонд гарантирования выводит с рынка неплатежеспособные банки, участвует в их ликвидации, реализует активы, а также ведет судебные споры с собственниками или другими лицами, нанесшими ущерб государству в результате деятельности выведенного с рынка банка.

ФГВФЛ является важным звеном при процедуре национализации банков – именно фонд заводит временную администрацию в банк и впоследствии продает его государству (обычно в лице Министерства финансов) за 1 грн.

Это касается и национализации. Во время перехода ПриватБанка в собственность государства в 2016 году именно фонд вводил в банк временную администрацию (ВА) и впоследствии продал акции учреждения Минфину за символическую 1 грн. В ходе ВА была применена процедура bail-in, согласно которой все активы акционеров банка и связанных лиц были принудительно конвертированы в капитал учреждения.

Несмотря на большое количество судебных процессов с бывшими владельцами, ПриватБанк выигрывает ключевые из них. 29 июня Верховный Суд принял решение не в пользу экс-акционеров, которые оспаривали применение «антиколомойского закона» и национализацию банка.

Другое громкое дело – кейс семьи Суркисов. Еще в 2016 году они начали обжаловать bail-in, поскольку под конвертацию в капитал попал 1 млрд грн их депозитов в ПриватБанке. Суркисы выиграли первые две инстанции, но проиграли в Верховном Суде.

УНИАН

Григорий и Игорь Суркисы Фото УНИАН

Активизация рассмотрения обоих кейсов в КС совпадает по времени и с национализацией Сенс Банка. Экс-владельцы учреждения, Фридман, Авен и партнеры, уже предупреждали НБУ, что будут оспаривать решение государства в судах.

Негативное решение Конституционного Суда позволит начать новый круг в подобных процессах. «Масштаб катастрофы оценить невозможно, потому что в истории Украины не было такого прецедента», – считает собеседник в одной из госструктур, касающейся этого дела. Он попросил не упоминать своего имени в этой статье, поскольку какие-либо публичные комментарии могут восприниматься как давление на суд.

Признание закона неконституционным ставит под угрозу стабильность финансовой и банковской систем, говорит бывший представитель президента в Конституционном Суде Федор Вениславский, готовивший позицию ОП по этому делу. «Это может привести к непредсказуемым последствиям, – предостерегает он. – По меньшей мере до конца войны этот вопрос вообще нельзя трогать».

После «банкопада» 2014–2016 годов собственные банки потеряли Константин Жеваго, Олег Бахматюк, Николай Лагун, Виктор Полищук, Леонид Климов, Борис Кауфман и другие крупные украинские бизнесмены. ПриватБанк Коломойского и Боголюбова был национализирован.

В возможности возобновить судебные споры заинтересованы многие вкладчики и владельцы обанкротившихся банков, говорит на условиях анонимности должностное лицо, причастное к рассмотрению дела в КС. По крайней мере, для части из них это шанс избежать ответственности за вывод активов, доведение банков до неплатежеспособности и нанесение многомиллиардных убытков государству, фонду и кредиторам банков, отмечала в интервью Forbes глава ФГВФЛ Рекрут.

Что происходит с процессом в Конституционном Суде сейчас

В течение последнего года заседания КС по делу фонда проходили один раз в ноябре, один раз в марте, дважды – в апреле, один раз – в мае. А уже в июне и июле состоялось по три заседания каждый месяц. Кейс «антиколомойского закона» судьи рассматривали в этом году трижды: 16 марта, 20 апреля и 27 июля.

«Конституционный Суд пытается как можно скорее принять решение [в кейсе ФГВФЛ], – говорит Вениславский. – Каким оно будет – непонятно, но есть попытка постоянно ставить этот вопрос в повестку дня».

Суд продолжается в закрытом режиме: кроме собственно судей, в заседаниях никто больше не участвует, добавляет Вениславский. Решение будет принято, когда та или иная позиция наберет 10 голосов.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине