Пять ключевых вопросов о национализации Сенс Банка. Почему только сейчас, кто станет СЕО, будут ли суды с Фридманом и сможет ли государство продать банк? Гайд от Forbes /коллаж Анастасия Левицкая
Категория
Деньги
Дата

Пять ключевых вопросов о национализации Сенс Банка. Почему только сейчас, кто станет СЕО, будут ли суды с Фридманом и сможет ли государство продать банк? Гайд от Forbes

коллаж Анастасия Левицкая

Уже в понедельник, 24 июля, бывший Альфа-Банк Украина, а сейчас Сенс Банк, вероятно, перейдет в государственную собственность. Процедура уже запущена. Что это значит для клиентов, в каком состоянии находится учреждение и что его ждет в статусе очередного государственного банка?

Як мотивувати команду не збавляти темп у надскладних умовах? Дізнайтесь 25 квітня на форумі «Надлюди» від Forbes. Купуйте квиток за посиланням!

Вечером 20 июля государство наконец-то начало процедуру национализации Сенс Банка. НБУ вывел с рынка бывший Альфа-Банк россиян Михаила Фридмана и Петра Авена. Затем в банк зайдет временная администрация Фонда гарантирования вкладов. Ожидается, что уже 21 июля правительство одобрит покупку Сенс Банка за 1 гривню. Следовательно, уже в ближайший понедельник учреждение официально сменит владельца.

Чего ждать клиентам банка, почему государство решило национализировать «Сенс» именно сейчас и кто может его возглавить? Forbes отвечает на ключевые вопросы.

Почему государство забирает банк Фридмана и Авена

Разговоры о национализации Сенс Банка продолжаются чуть ли не с первых недель полномасштабного вторжения РФ. В конце февраля Евросоюз ввел санкции против ключевых собственников банка Фридмана и Авена, 2 марта НБУ лишил их права голоса как акционеров тогда еще «Альфы». В конце 2022-го санкции в отношении Фридмана, Косогова и Авена ввела и Украина. Под санкциями СНБО также компании ABH Holdings SA и ABH Ukraine Limited, через которые россияне и владеют Сенс Банком.

Именно санкции – ключевая причина, из-за чего государство решило национализировать «Сенс», который НБУ признал «системно важным».

«Все это добавляет существенных репутационных рисков и негативно влияет на деятельность банка», – заявил во время брифинга 20 июля глава НБУ Андрей Пышный. Об этих проблемах заявил и независимый аудитор, и свидетельствуют показатели банка.

Так, регулятивный капитал банка за период с 1 марта 2022-го по 1 июля 2023-го уменьшился на 59%, до 6,4 млрд грн, тогда как в других системно важных банках он в среднем увеличился на 29%.

«Кредитный портфель существенно ухудшился, банк был рекордсменом по убыточности за прошлый год. Да, банк ликвидный и сейчас операционно прибыльный, – отметил Пышный. – Но НБУ оценивает банк в перспективе на несколько лет с точки зрения его устойчивости».

Ситуация, при которой показатели банка ухудшаются, а его владельцы из-за санкций не могут его поддержать в случае необходимости, угрожает правам его вкладчиков и кредиторов, считает НБУ. Регулятор согласно законодательству имеет возможность выводить системно важные банки с рынка и предлагать государству национализировать их в случае блокирующих санкций против владельцев таких учреждений.

Почему национализация произошла только сейчас

Государство начало всерьез готовиться к национализации бывшей «Альфы» в конце 2022-го. В октябре вступил в силу закон о выводе с рынка системно важных банков во время военного положения в случае неплатежеспособности банка.

Ожидания, что банк постепенно потеряет ликвидность, не оправдались. Поэтому понадобился новый закон. 29 мая Верховная Рада разрешила национализировать банки, в отношении акционеров которых введены международные или украинские санкции.

Президент подписал документ 16 июня. Нацбанк не стал запускать процедуру вывода с рынка сразу, хотя в законе написано, что регулятор «обязан» это сделать.

Едва ли не самая существенная причина задержки была связана с тем, что НБУ, Минфин и Офис президента (в лице замглавы Ростислава Шурмы, курирующего экономический блок) до последнего не могли согласовать новый топ-менеджмент Сенс Банка – правление и наблюдательный совет, рассказывали Forbes три собеседника среди участников процесса.

Другая причина – Нацбанк проводил оценку устойчивости в системно важных банках. В контексте «Сенса» это помогло регулятору убедиться, что финансовое состояние банка действительно постепенно ухудшается.

Чего ожидать клиентам Сенс Банка

Сценарий, что Кабмин не согласует участие государства, не рассматривается, заверил Пышный. Решение правительство должно принять в течение суток, добавил он. Пока же с 9 утра 21 июля в банке будет действовать временная администрация Фонда гарантирования вкладов физлиц. Продажа банка государству будет выглядеть как покупка банка Минфином в ФГВФЛ за 1 гривню.

«Все мероприятия мы планируем осуществить в течение выходных, – рассказала на брифинге директор-распорядитель Фонда гарантирования вкладов Светлана Рекрут. – В понедельник банк будет работать в обычном режиме. Но уже с новым владельцем».

В течение работы временной администрации (21–23 июля) ограничений для операций со средствами физлиц в Сенс Банке не будет, отметила Рекрут. Клиенты могут свободно пользоваться своими средствами (с учетом действующих для всей системы уже существующих ограничений банка и Нацбанка), снимать наличные, уточнила она. Банкоматы, мобильное приложение и отделения будут работать в обычном режиме.

Входные платежи на счета юрлиц будут приниматься без ограничений, в то время как выходные транзакции заработают со второй половины дня 21 июля, рассказала глава ФГВФЛ. Также в эти несколько дней, пока работает временная администрация, не будут действовать новые договоры о кредитовании.

Кто может возглавить государственный Сенс Банк

После того как правительство примет решение о национализации «Сенса», будет назначен новый менеджмент учреждения. Представление об этом должен провести Минфин.

В конце июня Forbes сообщал со ссылкой на пятерых собеседников в госструктурах и близких к банку, что высокие шансы возглавить учреждение имеет бывшая топ-менеджер государственного ПриватБанка Галина Пахачук.

Претендент, о котором два собеседника Forbes среди участвующих в национализации чиновников в госструктурах рассказали сейчас, – бывший глава правления Универсал Банка Дмитрий Кузьмин. Он работал в этом учреждении еще до покупки банка Сергеем Тигипко у греческих владельцев.

Что дальше: будут ли суды с Фридманом и реально ли продать Сенс Банк

«Нам еще предстоит исследовать банк, чтобы увидеть, что у него «в шкафу», – сказал на брифинге глава НБУ Пышный.

Он ожидает, что одним из первых действий нового менеджмента станет проведение независимого аудита.

От этого, возможно, зависит и будущая потребность банка в докапитализации. По закону Минфина, новому владельцу не нужно сейчас вносить дополнительные средства в «Сенс». Дальше ситуация может измениться. «Кредитный портфель банка существенно ухудшился, регулятивный капитал снизился», – отметил Пышный.

Другой вызов – НБУ уже получил письма от экс-владельцев «Сенса» с заявлением о намерениях обжаловать решение о выводе банка с рынка, запустившее процедуру национализации, рассказал глава регулятора. Отдельный потенциальный судебный процесс может касаться обязательств на $400 млн, которые родственная банку компания из Кипра имеет перед клиентами бывшей «Альфы» по своим корпоративным облигациям. Юридически сам банк не имеет отношения к этим ценным бумагам, но все равно рискует получить иск, поскольку облигации продавались среди клиентов, входивших в VIP-категорию A-Club, то есть в отделениях самой «Альфы».

Реально ли относительно быстро вернуть «Сенс» в частные руки? С этим придется подождать хотя бы до завершения войны, говорит Сергей Будкин, основатель компании Finpoint, специализирующейся на M&A-соглашениях в банковском секторе. «Любой банк перед продажей должен по меньшей мере завершить отчетный период, – добавляет он. – То есть если война заканчивается условно в конце 2023-го, реально завершить соглашение можно будет уже в 2025-м».

Впрочем, из-за рисков судебных исков государству не стоит рассчитывать на слишком большой спрос потенциальных покупателей, отмечает Будкин. «Поэтому нужно будет подумать над законом, что даст инвестору определенную гарантию, которой украинское правительство защитит его от предыдущих собственников», – объясняет он.

«Сенс» не будет наиболее привлекательным активом на продажу среди госбанков, уступая «Привату», имеющему большую долю розничного бизнеса, добавляет Будкин. «Поэтому, пожалуй, рабочим вариантом для государства может быть обмен активами между банками: «Приват» получит рабочий бизнес «Сенса», а отдаст токсичный потфель, связанный с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым», – считает он. В чем логика? Следовательно, «Сенс» станет «плохим банком» и аккумулирует в себе все судебные процессы между государством и бывшими владельцами национализированных банков, говорит Будкин.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине