Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады /Александр Чекменев
Категория
Деньги
Дата

Налоговая диверсия, катастрофа на таможне и льготы на генераторы. Какие налоги будет платить бизнес в 2023 году. Большое интервью Даниила Гетманцева

Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады Фото Александр Чекменев

Налоговая реформа «10-10-10», возврат довоенных налогов, проблемы бюджета из-за обстрелов РФ, кадровые изменения в Бюро экономической безопасности (БЭБ) и таможни и цифровизация налоговой службы. Большое интервью главы финансового комитета ВР Даниила Гетманцева.

Глава комитета Верховной Рады (ВР) по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниил Гетманцев, 44, – член президентской команды, отвечающий за формирование налоговой политики. Весной парламент ввел значительные налоговые льготы для поддержки экономики в первые месяцы войны. Сейчас Гетманцев постепенно готовит бизнес к окончательному возвращению к налогообложению, действовавшему до войны.

Какие налоги будут пересматривать в следующем году, каких льгот ждать бизнесу, что о налоговой реформе «10-10-10» думают международные партнеры и есть ли поддержка в команде президента и когда ждать реформ Бюро экономической безопасности, таможни и налоговой?

Это сокращенная и отредактированная для ясности версия интервью.

«Не вижу в экономике резервов для повышения налогов»

Можно ли говорить, что в следующем году Украина полностью вернется в довоенный режим налогообложения?

Смотря, о каких именно льготах мы говорим. Если о 2% системе – да, мы отменим ее до середины 2023 года. Она сыграла свою роль, которая заключалась в том, чтобы вывести экономику из шокового состояния еще весной-летом. То же касается налогов на топливо. Если о льготах для малого бизнеса мы не планируем отменять их до конца военного положения.

Почему двухпроцентная система отменяется только с середины 2023 года?

Мы хотим соблюдать хотя бы минимальную налоговую стабильность. Поэтому даем предпринимателям полгода, чтобы они могли подстроить свои бизнес-процессы под перемены.

Сколько бюджет недополучил из-за льгот, введенных во время военного положения?

По льготному растаможиванию авто – более 13 млрд грн. Отмена акциза на горючее – по году выйдет 50 млрд грн. Освобождение от пошлины и НДС импорта, которое мы ввели в первые недели войны, – более 40 млрд грн. Упрощенная система налогообложения (2% от дохода для крупного бизнеса) – до 10 млрд грн.

Как бы вы охарактеризовали состояние украинского бизнеса, учитывая налоговые показатели?

О каком-то отталкивании от дна говорить точно рано. Я не разделяю пессимистические прогнозы о потере 50% ВВП, озвученные премьером. Думаю – не более 40%, но обстрелы действительно очень существенно и очень негативно влияют на экономику. Для большого количества предприятий, причем крупных, на которых держится экономика, невозможно заменить электроснабжение генераторами. А если вы и заменяете, то стоимость этой электроэнергии в разы выше, чем при обычной генерации, которая тоже не дешевая.

Обстрелы влияют на стоимость рабочего времени, люди получают ту же зарплату, фактически работая меньше, себестоимость продукции растет. Поэтому в этом смысле не должно быть никаких иллюзий. Но, с другой стороны, не нужно и апокалиптических прогнозов – ситуация хоть и плохая, но о катастрофе речь не идет. Конечно, мы боремся за каждый процент ВВП и рабочее место, но вопрос о выживании экономики даже не стоит.

Каждый процент ВВП – это десятки миллиардов недопоступлений в бюджет. Неизбежно ли невыполнение доходной части в следующем году?

Радикальное падение экономики уже произошло. Но несмотря на то, что мы потеряли треть ВВП, по результатам одиннадцати месяцев по общему фонду мы имели превышение всех налоговых поступлений, которые администрирует налоговая год к году на 13%. План за 11 месяцев мы не выполнили на 1,7%. Но учитывая, что речь идет о росписи, которая складывалась еще в мирное время, это несомненное достижение.

Какова роль инфляции в этих 13% перевыполнении?

Инфляция влияет на поступление внутренних налогов с опозданием примерно в квартал. Но даже если предполагать линейное влияние, с учетом падения экономики, это все равно не объясняет такой прирост в отношении налогов. Номинально ВВП (налоговая база) сократится на 13%, а налоговые поступления номинально при этом выросли на 13%. Прибавьте сюда отмененные налоги на топливо и льготы.

Поэтому объяснение перевыполнения – детенизация. Основной бюджетообразующий налог НДС в этом году вырос более чем на 40%, или на 56 млрд грн. Этот показатель учитывает возмещение. Но катастрофически упал налог на прибыль – на 42 млрд грн, или примерно 22% год к году. Также существуют потери на таможне (невыполнение плана на 40%, или 10–12 млрд грн в месяц). Хотя таможенные платежи как раз линейно зависят от официального курса гривны. Поэтому речь скорее идет об эффекте антикоррупционных изменений, которые произошли в налоговой.

Думаете ли вы о компенсаторах типа повышения военного сбора до 3% на случай существенного снижения поступлений в следующем году?

Мы обсуждали увеличение вдвое военного сбора, но это дает всего 2,7 млрд грн дополнительных поступлений в год. То есть, это вообще не решает проблему. В общем, я не вижу резервов в экономике для повышения налогообложения. Есть резервы за счет администрирования, на той же таможне и в акцизах. Но опять же, за счет административных решений, таких как закрытие нелегальной табачной фабрики в Желтых Водах, изменило долю контрафактного табака на внутреннем рынке примерно с 20% до 10%.

Ожидаете ли вы рост спроса бизнеса оптимизации или уклонения от налогов?

Если вы имеете в виду зарплаты в конвертах, не вижу потенциала для значительного расширения такой практики. До войны этим пользовались все компании, которые хотели. Возможно, доля теневых зарплат несколько вырастет, но я не думаю, что это существенно повлияет на показатели бюджета. Значительно больше влияет на поступление НДФЛ безработицы, которая составит около 30%. Это огромная цифра.

Александр Чекменев

Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады Фото Александр Чекменев

«Льготы на генераторы теряются на дне карманов посредников»

Удорожание логистики сокращает конкурентные преимущества для украинских экспортеров. Какие стимулы для них вы планируете?

В январе мы планируем принять закон, освобождающий на период военного положения (ВС) от ввозной пошлины и НДС оборудование и комплектующие, используемые для собственного производства, я уже об этом говорил.

Также документ предусматривает на период ВС и шесть месяцев после завершения введения льготных рентных ставок на руду, которая используется для производства металла. Для аграрного бизнеса уже действует наиболее выгодная система налогообложения в Европе – 4-я группа упрощенной системы налогообложения.

Включили Экспортно-кредитное агентство (ЭКА) в программу «5-7-9», запустив программу портфельного страхования предэкспортного финансирования. Экспортеры могут взять кредит до 20 млн грн, а ЭКА гарантирует банку возврат 85% суммы кредита в случае невозврата ссуды. Государственные банки уже кредитуют по этой программе.

Какие льготы для деоккупированных и оккупированных территорий?

Уже предоставили льготы по налогам на землю и недвижимое имущество. Планируем также льготы по четвертой группе упрощенной системы для аграриев. Фактически освобождаем все, что не может использоваться в хозяйственной деятельности. Например, есть запрос от мобильных операторов по освобождению ренты на пользование частотами для вышек, которые расположены на деоккупированных территориях, а также – на использование воды энергогенерирующими компаниями.

Поддерживаете ли вы льготы на старые и генераторы , которые сейчас вводит Кабмин?

Я принимаю позицию Кабмина, но не в полной мере разделяю подход к предоставлению таких льгот. Объясню. Каждая копейка, уплачиваемая в бюджет с налогами, идет на армию. И я не уверен, что в этом случае выбор не в пользу армии правильный. Ведь выгодоприобретатели этого решения, как мы видим, не потребитель, а посредник.

Казалось бы, генераторы должны для людей подешеветь на 20%. Но эти проценты теряются на дне карманов продающих генераторы втрое дороже, чем они реально стоят. Лично я в шоке от наценок.

Льготы не оказывают влияния на цену. То же было, когда мы сняли налоги с топлива весной. Цена находилась на уровне, на котором она должна быть по законам рынка, но мы только лишили государство налогов. Заработали трейдеры. Более важна дерегуляция. Хорошее решение в этом смысле – ослабление требований к хранению топлива и отмена налогов на выбросы загрязняющих веществ.

«Ситуация с задержками возмещения НДС вряд ли улучшится»

Бизнес говорит, что ориентировочная задержка с возмещением НДС – 2-3 месяца. Можно ли ожидать, что в следующем году ситуация стабилизируется?

В мае мы серьезно обсуждали с бизнесом возмещение НДС за счет военных облигаций или ценных бумаг. И я благодарен министру финансов Сергею Марченко, который в конце концов поддержал текущий вариант – возмещение «живыми» деньгами. Хотя ввиду дефицита бюджета, для него это было непростое решение.

Если речь идет о документальных проверках, то они продолжаются два месяца. Это не задержка, а норма в законе. Бизнес утверждает, что таких проверок стало больше, но, по статистике, это не так. По данным на 11 месяцев, 56,2% занимают камеральные проверки (проводятся дистанционно – Forbes), а 43,8% – документальные. До войны была похожая статистика.

Задолженность казначейства по возмещению НДС – 7 млрд грн. Но она возникла не из-за налоговой, а из-за отсутствия денег на казначейских счетах. Возмещение НДС идет в третьей очереди – после военных расходов и социальных выплат. Но эта задержка составляет 3-4 недели, не больше.

Я не вижу предпосылок, что ситуация с задержками улучшится в 2023 году, потому что в стране идет война и деньги – это оружие. Однако мы не рассматриваем варианты, при которых мы вернемся к обсуждению возмещения НДС за счет военных облигаций или ценных бумаг.

Решен ли уже вопрос с блокировкой налоговых накладных?

Ситуация возникла в связи с введением Кабмином новых алгоритмов блокировки. Это привело к повышению процента блокировок вдвое – с 0,8% до 1,6% накладных. Заблокированные накладные были у 17% плательщиков. Вроде бы немного, но для бизнеса, особенно того, который впервые столкнулся с блокировкой, – болезненно.

Поэтому было предложено установить нижнюю планку в 5000 грн для налоговых накладных, которые не должны блокироваться ни при каких условиях, а также автоматическое разблокирование накладных при регистрации таблицы. Однако самое главное – мы предусмотрели мотивационную часть в решении о причислении плательщика к рисковым или отказе в разблокировании. Это позволяет плательщику обжаловать решение. Эти изменения значительно улучшат администрирование НДС. Они будут приняты в скором времени.

В декабре процент заблокированных накладных стабилизировался на уровне 0,8–0,9%. После изменений в постановление процент однозначно упадет.

Александр Чекменев

Даниил Гетманцев, глава финансового комитета Верховной Рады Фото Александр Чекменев

«Трудно объяснить упрямство, с которым продвигают «чудо-реформу 10-10-10»

Что вам известно об обновленном концепте налоговой реформы «10-10-10» , которую, похоже, снова собирается продвигать Офис президента?

Летом у президента было совещание по этому вопросу, на котором он четко сказал, что мы не идем по этому пути. Мне трудно объяснить упрямство, с которым некоторые достаточно высокопоставленные члены нашей команды из ОП пытаются продвинуть эту «чудо-реформу».

К тому же, авторы уже встречались с представителями МВФ – реакция международных партнеров была однозначно негативная. В SLA по новой мониторинговой программе это четко прописано в виде нашего обязательства воздерживаться от любых шагов по размыванию налоговой базы.

Уровень экспертов, работающих над этой концепцией, ясно показывает качество этой реформы. Сегодня нет ни одной дискуссии вокруг «10-10-10», есть только шоу – пустое, бессодержательное, дискредитирующее актеров. Если серьезно относиться к этому (чего бы я вам не советовал), то это диверсия. Потери государства в объеме 774 млрд грн, по подсчетам Минфина, – по результатам это хуже обстрелов энергетической инфраструктуры РФ. Поэтому я не советовал бы никому за счет предложения отменить налоги пытаться набрать политические баллы. Это недостойное звание чиновника.

Авторы реформы утверждают, что уменьшение налогов даст положительный антикоррупционный эффект, а большинство бизнеса выйдет из тени.

В этом нет никакой логики. Например, когда в 2021 году был снижен НДС для аграриев с 20% до 14% вроде бы с целью преодоления сверток, это никак не повлияло на детенизацию. Схемы работали и при низких налогах.

В 2016 году вдвое снизили ЕСВ. У нас не платятся зарплаты в конвертах? Они вышли из тени? Некоторый эффект был, но тень при выплате зарплаты явно не сократилась вдвое.

Положительный эффект произошел только тогда, когда мы провели кадровые чистки в налоговой и остановили скрутки.

Соглашаюсь, что нужно реформировать налогообложение доходов. Однако совершенно по-другому. Перед войной предлагал объединить ЕСВ, НДФЛ и военный сбор в единый налог и снизить ставку с 37% до 30%, а затем каждый год уменьшать ее на 1% – до 25%.

Но самая главная, действительно реальная наша налоговая реформа, лежит в плоскости имплементации налогового законодательства ЕС в нашу правовую систему. Это то, над чем мы работаем вместо пустых разговоров об отмене налогов.

Разработчики «10-10-10» говорят о компенсаторах – введение прогрессивной ставки на ренту на добычу полезных ископаемых (руды, газа, нефти, угля), высшие акцизы на горючее и алкоголь, дополнительное налогообложение на экспорт сырья (например, руды, зерна или древесины). Считаете ли вы резонной какую-нибудь из этих идей?

Ежегодно государство по внутреннему акцизу на алкоголь получает 6,8 млрд грн. Насколько нужно повысить налоги для этой отрасли, чтобы компенсировать сотни миллиардов потерь бюджета от этой реформы?

Табак – приносит 50 млрд грн в год, акциз и так растет на 20% ежегодно, в 2025 году у нас будут ставки налога, как в Европе. Где здесь потенциал к росту?

В прошлом году мы уже повысили акциз на железную руду и втрое экологический налог на CO2. Я лично, в отличие от адептов горе-реформы, занимался этими законами. И знаю, что мы точно добились справедливой ставки. Рента на добычу газа повышена в текущем году. Здесь тоже нет потенциала к росту, большая рента не даст этим отраслям возможностей для развития, затормозит металлургию.

Поэтому авторы реформы должны наконец признать, что уменьшение налогов возможно только за счет снижения расходов на оборону и социальные выплаты. И честно, если они занимаются финансами, а не популизмом, сказать – за чей счет банкет. Сколько недополучит врач, военный, учитель, чтобы они собрали очередную порцию лайков в соцсетях.

предоставлено пресс-службой

предоставлено пресс-службой

«Оценка работы Бюро экономической безопасностиноль»

Ваш комитет отрицательно оценил работу таможенной службы, однако качественных изменений в работе органа не произошло. Можно ли утверждать, что государство бессильно побороть коррупцию на таможне?

Нет. Порядок можно навести в течение 2-3 месяцев. Нужно построить четкую иерархию внутри таможни, оптимизировать структуру, убрав феодальную раздробленность. Ввести принцип коллективной ответственности за правонарушение. Как есть в налоговой – кто-то один берет – идет вся смена, включая руководство. Проводить систематическую ротацию таможенников. Упростить таможенные процедуры и обмен информацией с таможенными органами сопредельных государств. Запретить доступ стражей порядка на посты иначе как по решению суда. Организовать общий таможенный контроль со странами ЕС.

Почему тогда на таможне не проходят кадровые решения?

Потому что руководство таможни не может или не хочет ввести такие стандарты. Если говорить о главе таможни – это полномочия премьера. Я не хочу комментировать его решение. Но думаю, в следующем году кадровые изменения на таможне все-таки произойдут.

Недавно вы писали о необходимости очистки налоговой службы от коррумпированных и неэффективных сотрудников. Сколько личного состава нужно сменить, чтобы орган заработал на 100%?

Необратимые процессы в налоговой уже прошли. Это большая заслуга нового руководства. Там есть вертикальная ответственность за нарушение, и это дает результат. Сколько нужно изменить, трудный вопрос. Мы преодолели системную коррупцию, а сколько людей нужно уволить и посадить, чтобы преодолеть мелкую, не знаю.

Убежден, что в налоговой актуально большое сокращение и повышение зарплат высокопрофессиональным налоговикам, занимающим особо ответственные позиции (акциз, НДС, аудит).

Вместе с министром цифровой трансформации Михалом Федоровым готовим реформу по цифровизации налоговой. В качестве примера взяли налоговую службу Литвы, где 90% общения с плательщиком – это исключительно электронное общение. Аудит проводится исключительно электронным способом путем компьютерного анализа того файла, который формируется на основании данных учета плательщика.

Каждый плательщик имеет свой профайл на базе его налоговой истории, где отражается степень его рисковости. Выездные документальные проверки не производятся. Есть плательщики (например, физические лица), при которых налоговая сама составляет декларацию, а плательщик может либо согласиться, либо внести изменения. Степень доверия к налоговой в Литве выше других государственных органов, и у меня есть амбиция, чтобы у нас было так же.

Как вы оцениваете по десятибалльной шкале работу Бюро экономической безопасности?

Ноль. К сожалению, реформа не состоялась, БЭБ нужно перезагрузить. Нужно провести переаттестацию работников всего органа, включая руководство. Если будет принято решение, для этого достаточно 3-4 месяцев.

В Раде создана ВСК, которая будет расследовать, в частности, деятельность БЭБ. Она будет действовать полгода с возможностью продления в год. Но не думаю, что нам нужно будет ждать ее завершения, чтобы реформировать орган. Задача БЭБ – это экономическая безопасность, и это один из приоритетов власти. Думаю, кадровые изменения произойдут достаточно быстро.

Во власти рассматривают план реформирования/ликвидации БЭБ. Есть ли уже конкретный сценарий?

Такие дискуссии есть. Но я не сторонник этого решения. Я автор закона о БЭБ, считаю, что это хорошая реформа, но из-за неудачных кадровых назначений она не работает.

Единственное, мое мнение изменилось по поводу люстрации бывших работников налоговой милиции. Раньше я выступал против, но жизнь учит – сейчас поддерживаю. БЭБ сформировано на 80% из бывших работников налоговой милиции. Мы видим результат их работы, а точнее его отсутствие.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине