Категория
Богатейшие
Дата

Памяти Чарли Мангера, который помог Уоррену Баффету стать миллиардером и самым выдающимся инвестором современности

Чарлі Мангер Berkshire Hathaway /Getty Images

Чарли Мангер – человек, который помог стать Уоррену Баффету самым выдающимся инвестором современности. Фото Getty Images

Бессменного вице-главы холдинговой компании Berkshire Hathaway Чарльза Мангера не стало 28 ноября в возрасте 99 лет. Forbes достал из архива статью за 1996 год, в которой редакция рассказала о тогда еще 72-летнем Мангере. В свое время он кардинально изменил инвестиционную стратегию нынешнего миллиардера Уоррена Баффета

📲 45 секунд – на один пост, 20 хвилин на день, щоб дізнатися головні економічні та бізнесові новини. Підписуйтеся на Telegram-канал Forbes Ukraine, щоб економити час.

Уоррен Баффет, пятый самый богатый человек мира и, вероятно, самый выдающийся инвестор в современной истории США, не достиг всего сам. Он так никогда и не утверждал, но его присутствие в публичном пространстве настолько велико, что мало кто догадывается о наличии у него важного партнера. Более 30 лет они работают вместе, и этот партнер такой же создатель инвестиционной философии Berkshire Hathaway, как и «оракул из Омахи».

Чарльз Мангер – 72-летний адвокат и инвестор, проживающий в Лос-Анджелесе в двух временных зонах от штаб-квартиры Баффета в Омахе. Мангер и Баффет отлично дополняют друг друга. Мангер создает впечатление более высокомерного и эрудированного, а Баффет кажется скромным и приземленным. Но это только поверхность, ведь мыслят эти два ума удивительно синхронно.

По словам Баффета, Мангер – исключительный реалист, на котором он испытывает свои идеи. Чарли за 30 секунд может проанализировать любую идею, – говорит он. – Он видит корень всего до того, как ты закончишь предложение».

В 1978-м Мангер стал вице-главой Berkshire Hathaway, а в 1983-м – главой Wesco Financial Corp., финансовой компании, 80% которой принадлежат Berkshire. А еще он – директор Salomon Inc.

Грэхем против Мангера

Чтобы понять влияние Мангера на Баффета, следует упомянуть инвестиционную эволюцию последнего. Баффет начинал как абсолютный сторонник подхода Бена Грэма: покупай дешевые акции по сниженным ценам, если возможно, и продавай их тогда, когда они уже недешевы.

С помощью тщательного анализа балансовых книг и отчетов компаний ты определяешь, когда акции дешевы. Баффет все еще придерживается Грэмового тщательного анализа, но он уже давно не покупает акции, которые, согласно Грэму, дешевы в плане активов, заработков или потока наличных денег. Как и не продает акции, когда те дорожают на рынке.

С годами, особенно в 1980-х и 1990-х, Баффет перешел к стратегии «покупай и держи вечно», а если не вечно, то, по крайней мере, до существенного ухудшения ключевых показателей работы компании.

Berkshire Hathaway Уоррен Баффет и Чарли Мангер /Getty Images

Генеральный директор Berkshire Hathaway Уоррен Баффет (л) и вице-глава Чарли Мангер на ежегодном собрании акционеров в Омахе, штат Небраска, 3 мая 2019 года. Фото Getty Images

Акции Coca-Cola никак нельзя было назвать дешевыми, когда Berkshire Hathaway впервые купила их в 1988-м. Но с тех пор они выросли почти на 600%, а сложная годовая ставка (compound rate of return) достигла 25%. Но Berkshire не взяла и цента из прибылей на акциях компании и не продала ни одной акции.

Среди других инвесторов Баффета и Мангера отличает то, что они хорошо выполняют домашние задания, как завещал Грэм. Избранные ими «на всю жизнь» компании – Coca-Cola, Washington Post Co., Geico, Gillette, Wells Fargo, Buffalo News и Dexter Shoes – прошли тщательный анализ балансовых отчетов и социальных и экономических трендов. Там, где большинство аналитиков видели только хорошие, полноценные компании, Баффет видел бесценные организации, почти не уязвимые к инфляции и способные к длительному росту.

Баффет говорит: Чарли подтолкнул меня к тому, чтобы не вестись только на дешевые акции, как учил меня Бен Грэм. Потребовалась мощная сила, чтобы отвлечь меня от ограниченных взглядов Грэма. Этой силой стал разум Чарли, и он расширил мое мировоззрение».

«Для человека очень выгодно сделать несколько хороших инвестиций и смотреть, как они работают. Таким образом, можно меньше платить брокерам», – объясняет Мангер, добавив, что так можно экономить и на налогах.

Он подразумевает, что так называемый налог на доходы от капитала в США на самом деле является налогом на транзакцию. То есть нет транзакции – нет налога. Если вы не забираете свои доходы, а капитализируете их, то теоретически вы должны уплатить налоги, но на практике деньги работают на вас.

Мангер объясняет: «Фокус состоит в том, чтобы купить акции, которые предлагают не выплаты дивидендов, а капитализацию дохода с вашего капитала. Если сложная ставка на 30 лет будет 15% в год, то в конце периода вы заплатите единый налог в 35%. После уплаты налогов фактическая ставка на ваш вклад будет 13,4%.

Баффет и Мангер разделяют глубокое уважение к невероятной, таинственной силе сложных процентов, а у Мангера всегда рядом таблица сложной ставки (compound rate of return). Ее магию он объясняет так: если инвестировать $1 под 13,4% годовых сложной ставки, то через 30 лет после уплаты налогов $1 превратится в $43,50.

Баффет и Мангер успешно используют принцип сложных процентов с помощью левриджа. Возьмем тот же $1 под 13,4% на 30 лет. Предположим, что в первый год вы ссудите 50 центов под 8% и инвестируете еще и их. В результате получаем ставку не 13,4%, а 18,8%. Повторяйте этот процесс ежегодно – и за 30 лет ваш $1 превратится в $176.

Мангер – безэмоциональный адвокат дьявола

Видятся Баффет и Мангер редко, но регулярно говорят по телефону. Баффет выбирает акции, а Мангер – скептик, ставящий выбор под сомнение, адвокат дьявола, ищущий недостатки в идеях Баффета.

Они руководствуются правилом: нельзя точно сказать, хорошая идея или плохая, пока не взвесим все возможные недостатки. Не то чтобы Мангер был пессимистом, которому никак не угодишь. В ходе обсуждения они шутят и прислушиваются друг к другу.

«Всем, кто занимается сложной работой, нужны коллеги, – объясняет Мангер. – Очень помогает сам процесс конструктивной формулировки мыслей и идей для изложения другому человеку.»

Мангер не верит в клише о том, что противоположности притягиваются. «Психологические эксперименты доказывают, что именно похожие люди привлекают друг друга. Наши умы работают одинаково», – говорит Мангер о Баффете.

Уоррен Баффет и Чарли Мангер Berkshire Hathaway /Getty Images

Двое участников гонки Berkshire Hathaway Invest In Yourself 5K с кукольными головами, похожими на Уоррена Баффета (п) и Чарли Мангера (л), США, 1 мая 2016 года. Фото Getty Images

В чем это выражается? В том, как избегать проблем и выбирать компании, объясняет Мангер. Да, это хорошая компания. Но достаточно ли она дешева? Ею управляют люди, с которыми Мангеру и Баффету комфортно? Если она достаточно дешева для покупки, эта дешевизна обусловлена правильными или неправильными причинами? Мангер характеризует это так: «В чем подвох? На какую потенциальную проблему я не обратил внимания?

Мангер очень упрям и имеет на все свое мнение, но он соглашается играть вторую скрипку. Чтобы сдерживать свои взгляды и сильную личность, нужна высокая самодисциплина и объективность. Объективность здесь главное. Она означает принимать решения без эмоций, надежд, страхов, нетерпения, самообмана и всех других субъективных элементов. Мало кто так умеет, но Мангер в этом ас.

Объективность требует и холодного разума. Большинство из нас потеряет голову, когда имеющиеся у нас акции стремительно вырастут. Нас охватит страх потерять условный доход, поэтому мы продаем акции и иногда сожалеем об этом. Мангер и Баффет пробуют совсем отключить эмоции. Если дела обстоят не очень, они не надеются на лучшее, а безэмоционально анализируют все возможности.

Так недавно они решили продать привилегированные акции проблемной Salomon Inc. на $140 млн, а не превращать их в обычные. Эмоционально Мангер и Баффет были связаны с этой компанией, но объективно они могут найти лучшие проекты для инвестиций.

Благотворительность и политика

Баффет гораздо богаче своего партнера. Уоррену, пришедшему в компанию первым, и его жене принадлежат 43,8% Berkshire Hathaway, стоимость которых $17 млрд. У Мангера всего 1,6%, которые сейчас оценивают в $610 млн.

В то время как Баффет никогда не продавал ни одной акции Berkshire, Мангер отдал несколько сот на благотворительность. Он также пожертвовал много денег Лос-Анджелесской больнице Good Samaritan, сети клиник Planned Parenthood, юридической школе Стэнфорда и научному центру при подготовительной школе Гарвард-Вестлейк в Лос-Анджелесе.

Чарли Мангер, вице-глава Berkshire Hathaway Inc. /Getty Images

Чарли Мангер, вице-глава Berkshire Hathaway Inc., разговаривает с представителями СМИ накануне ежегодного собрания Berkshire Hathaway, 3 мая 2019 года. Фото Getty Images

Дело не в алчности, ведь Баффет не роскошествует. Просто у них разные подходы к управлению состоянием: Мангер хочет воочию увидеть то хорошее, что делается за его деньги, а Баффет предпочитает накопить как можно больше, чтобы уже его потомки сделали что-то хорошее с этим состоянием.

Мангер также основал план адресных пожертвований, согласно которому акционеры Berkshire могут отдать $13 с каждой своей акции в любимый благотворительный фонд.

Вот в каком вопросе Мангер и Баффет совсем не сходятся, так это в политике. У Мангера со второй женой Нэнси восемь детей и он преданный республиканец. В то время как Баффет – демократ и часто общается с Клинтонами.

Мангер не настолько пристрастен в вопросе гражданских прав, как Баффет, но с другом он соглашается в вопросе контроля рождаемости и права на аборт. В 1960-х Мангер оплачивал женщинам в Калифорнии поездки в Мексику, где они могли сделать аборты.

Тогда же он также активно лоббировал Калифорнийский высший суд, чтобы тот первым в стране отменил запрет абортов на основании конституционных прав, и у него это получилось. Баффет напоминает, что Мангер днями и ночами работал на это дело.

Уоррен Баффет и Чарли Мангер, Berkshire Hathaway Inc. /Getty Images

Уоррен Баффет и Чарли Мангер на проекторах во время собрания акционеров Berkshire Hathaway Inc. в Омахе, штат Небраска, США, 2 мая 2015 г. Фото Getty Images

Инвестиции и искупление

Хотя Мангер и Баффетт познакомились только в 1950-х, Мангер в молодости работал в магазине дедушки Баффета. Он учился в Мичиганском университете и Калифорнийском институте технологий, но не получил там дипломов. Во время Второй мировой войны он был офицером-метеорологом в Военно-воздушных силах. Мангеру удалось поступить на юрфак Гарварда без диплома бакалавра и окончить его в 1948-м.

В отличие от Баффета, Мангер никогда не занимался инвестированием как полноценной работой. После выпуска он отправился в Лос-Анджелес, где устроился в юридическую фирму Musick Peeler & Garrett, представлявшую интересы местных предпринимателей.

Позже он основал собственную фирму, Munger, Tolles & Olso, которая является одной из ведущих в Калифорнии и представляет Berkshire Hathaway. В 1965 отошел от роли активного партнера, хотя у него там остается кабинет и он продолжает наставлять других партнеров.

Инвестиционную карьеру Мангер начал отдельно от Баффета, основав консалтинговую инвестиционную фирму Wheeler Munger & Co, которой руководил в 1962–1975 годах. Тогда его результаты не были столь впечатляющими, как у Баффетта, но 19,8% сложной годовой ставки до комиссионных и после расходов – это тоже неплохой результат.

Мангер стал крупным акционером Berkshire Hathaway в конце 1970-х, когда два его больших актива Diversified Retailing и Chip Stamps слились с Berkshire. В это время Мангер и Баффет подружились, а у последнего наступил наиболее продуктивный период.

Интересно то, что ни Мангер, ни Баффет не слишком уважают Уолл-стрит. «Весь этот бизнес по управлению инвестициями не приносит никакой добавленной стоимости всем владельцам портфелей акций вместе взятым», – считает Мангер

«Я согласен с Джоном Мейнардом Кейнсом в том, что он называет управление инвестициями низкой профессией, ведь преимущественно это распространение постоянного потока обыкновенных акций. Те, кто этим занимаются, просто упраздняют друг друга, – добавляет Мангер. – Кейнс искупил свои «грехи», зарабатывая деньги для своего колледжа и служения своему народу. Я занимаюсь своей внеинвестиционной деятельностью, чтобы искупить свои…»

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине