Чего хотят предприниматели. Бизнес беспокоится, что Украина потеряет очередной шанс навсегда изменить бизнес-климат. Что об этом думают власти /Фото Офис Президента Украины
Категория
Деньги
Дата

Чего хотят предприниматели. Бизнес беспокоится, что Украина потеряет очередной шанс навсегда изменить бизнес-климат. Что об этом думают власти

Встреча на Банковой. Зеленский дважды проводил большие встречи с бизнесом: в начале пандемии (на фото) и за день до вторжения. Оба раза власти обращались к предпринимателям за помощью. Фото Офис Президента Украины

Война сплотила украинское общество. Но бизнес считает, что правительство рискует упустить очередной исторический шанс, если радикально не изменит подход к экономической политике. Есть ли конфликт между бизнес-сообществом и руководством страны во главе с президентом Владимиром Зеленским.

Специальный военный номер Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный номер Forbes ко Дню Независимости

Этот материал из специального военного номера Forbes ко Дню Независимости. Приобрести его можно по этой ссылке. Редакция ставила целью сделать объективный срез украинского бизнеса, экономики, государства на шестом месяце войны. В номере мы чтим жертвы российского вторжения.

Почти 20 000 украинских предпринимателей в середине мая призвали президента уволить Даниила Гетманцева – главу налогового комитета Верховной Рады. Одним из первых в списке подписантов была фамилия основателя Ajax Systems Александра Конотопского, 36.

«У нас нет времени на социалистов в роли архитекторов экономики», – написал Конотопский в Facebook. К петиции присоединились и другие участники списка Forbes: совладелец «Новой почты» Вячеслав Климов, основатель и СЕО корпорации «Биосфера» Андрей Здесенко, основатель MacPaw Александр Косован.

Конотопский не хочет, чтобы страна упустила исторический шанс на изменение экономической политики, как это было после событий 2004-го и 2014-го годов.

Но и на этот раз требование предпринимателей осталось не услышанным. Сергей Гайдайчук, президент бизнес-сообщества CEO Club Ukraine, выступивший одним из драйверов протеста, констатирует отсутствие действенной реакции что в Офисе президента, что в правительстве.

«Это была инициатива не против Гетманцева, а против экономической политики, абсолютно губительной для Украины во время войны, – говорит Гайдайчук. – Бизнесу нужно дать свободу, убрать регуляции и излишнее налоговое давление».

Предпринимателям всегда было непросто пробиться со своими идеями к центрам принятия решений. Война сплотила бизнес-сообщество как никогда, считает Здесенко из «Биосферы».

Но способен ли бизнес повлиять на радикальное изменение экономической политики?

Бизнес и Правительственный квартал: в разных мирах

В швейцарский Лугано, где в начале июля правительство представило план восстановления Украины, кроме десятков чиновников приехала и большая делегация украинских бизнесменов.

Нацсовет восстановления привез в Швейцарию план возрождения на $750 млрд. Но место бизнеса в правительственной повестке дня на конференции было достаточно скромным, рассказывает Гайдайчук. Поэтому предприниматели организовали ряд параллельных мероприятий. «Именно нам восстанавливать страну, – говорит Здесенко, также находившийся в Лугано. – Мы хотим диалога, чтобы программа возрождения была общей».

С момента публикации «антигетманцевского» письма от бизнеса к Зеленскому прошло почти четыре месяца. 20 мая, через несколько дней после скандала, глава Офиса президента Андрей Ермак и его заместитель Ростислав Шурма встретились с частью подписантов и договорились обмениваться идеями по экономической политике.

На этом все и закончилось, говорит Гайдайчук. «Это удивляет, учитывая, что бизнес публично выразил вотум недоверия одному из ключевых членов команды президента», – говорит он.

Чиновники в правительстве и фракции «Слуга народа» рассказывали, что не понимают сути претензий к Гетманцеву и еще больше – требований провести либеральные реформы во время бюджетного коллапса.

На встрече в ОП предпринимателям «объяснили», что во время войны налоговые и кадровые изменения не ко времени, говорит нардеп, знакомый с деталями разговора. Он попросил не упоминать его имя в статье. Властных людей насторожил акцент на кадровых изменениях. «В Офисе восприняли это как новый политический проект», – говорит депутат.

Какой план у предпринимателей

(Нажмите кнопку "Читать больше", чтобы открыть полный текст)

Инициаторы протеста против экономической политики Гетманцева, CEO Club, Board и СУП, основали Коалицию бизнес-сообществ за модернизацию Украины. Фаундеры утверждают, что проект объединил 77 бизнес-ассоциаций.

Основные позиции антикризисного плана Коалиции:

  • Либерализация во всех областях, упрощение государственного регулирования, уменьшение доли государства в экономике.
  • Декларативный принцип для разрешений и лицензий во всех сферах.
  • Снижение НДС до 10%, НДФЛ – до 10%. Военный сбор – 3%, ЕСВ – 0%. Вместо налога на прибыль – налог на выведенный капитал 10%.
  • Сокращение невоенных расходов госбюджета.
  • Мораторий на проверки бизнеса до конца военного положения – плюс один год.
  • Запрет на взыскание залогового имущества, отсрочка по обслуживанию всех кредитов до завершения военного положения – плюс 30 дней.
  • Приватизация государственных и коммунальных предприятий (кроме стратегических).
  • Государственные гарантии инвесторам по поводу потерь в случае разрушения активов из-за войны.

Власть и экономполитика: все правильно делаем

Гетманцев считает, что у него нет конфликта с предпринимателями. «Я против того, чтобы людей, подписавших это обращение, отождествляли со всем бизнесом», – говорит он.

Письмо Зеленскому действительно подписали не все крупные бизнес-ассоциации. Среди подписантов был Союз украинских предпринимателей (СУП), но не было Европейской Бизнес Ассоциации (ЕБА) и Американской торгово-промышленной палаты.

«Сейчас бизнес в основном слышат», – говорит исполнительный директор ЕБА Анна Деревянко. Она не видит радикальных проблем в коммуникации с властями, хотя и сетует на сложности в отношениях с налоговой.

Отношения властей и бизнеса сейчас беспрецедентно открыты, считает Ярослав Железняк, заместитель Гетманцева в налоговом комитете. «Все просто забыли, насколько сложно было раньше получить номер главы налогового комитета или попасть к нему на встречу», – говорит он.

Министр экономики Юлия Свириденко тоже не согласна с критикой. «Мы постоянно дополняли список товаров критического импорта, включив туда около 90% всех товарных категорий, – напоминает она. – Аналогичная история – с регулированием цен на топливо: правительство отменило его, когда это начало сдерживать насыщение рынка нефтепродуктами».

С 24 февраля правительство перевело более 500 разрешительных процедур в «декларативный принцип». «Предприниматель может делать все, что не противоречит закону», – отмечает Свириденко.

Предприниматели о бизнес-климате: нужно лучше

«Вопрос бизнес-климата очень чувствительный, особенно, когда мы сталкиваемся с подходами прошлого, – объясняет раздражение предпринимателей Здесенко. – Бизнес считается «дойной коровой», а решения принимаются по принципу «куда они денутся» и «нам лучше знать».

«Предприниматели видят вполне реальную угрозу, что государство переложит колоссальные проблемы бюджета на их плечи», – говорит экс-премьер-министр Алексей Гончарук.

Свириденко говорит, что целью правительства является максимальная либерализация: уменьшение государственных расходов с 45% до 30% ВВП, развитие малого и среднего бизнеса, рост капитальных инвестиций с 15-20% до 35% ВВП в течение пяти лет. Но это все после войны. Денег на либеральные реформы сейчас нет, говорит Гетманцев.

«Если кто-то предлагает снизить налоги, он должен указать, за чей счет, – отмечает депутат. – Похоже, что люди предлагают поддержать бизнес ценой пенсий, зарплат медикам и учителям».

Бизнес не понимает, будет ли он привлечен к восстановлению страны и получению международной помощи, говорит исполнительный директор СУП Екатерина Глазкова. «Предприниматели могут добавить государству компетенции и усилить доверие международных партнеров», – говорит она.

После майской встречи с Ермаком и Шурмой представители бизнеса не получили четких ответов на свои предложения по перестройке экономики, говорит Гайдайчук.

Когда весной 2022 бизнес просил о встрече, времени не нашлось. /Фото УНИАН

Когда весной 2022 бизнес просил о встрече, времени не нашлось. Фото УНИАН

Зеленский: …

В начале июля в Раде появилось межфракционное объединение «Экономический скачок». Его возглавил глава экономического комитета Дмитрий Наталуха. В эту группу вошли: глава «Слуги народа» Елена Шуляк, глава Комитета нацбезопасности Александр Завитневич и еще около 30 депутатов. Цель – привести предложения бизнеса к жизнеспособной экономической модели, объясняет Наталуха.

Нехватка новых экономических идей беспокоит Зеленского, рассказывает близкий к Банковой нардеп. Но президент концентрируется сейчас на своих прямых делах: обороне и дипломатии.

Война застала Зеленского спустя почти три года после его избрания. На этом этапе политического цикла украинские президенты думают не о реформах, а о переизбрании, говорит Дмитрий Шимкив. В 2014–2018 годах он был заместителем главы Администрации президента Петра Порошенко.

«На мой взгляд, президент совершает большую ошибку, самоустраняясь от экономической политики», – говорит Гайдайчук. Его беспокоит то же, что и Конотопского: выстоявшая на поле боя Украина пренебрегает глубокими реформами и теряет еще один исторический шанс.

Как бизнес может оказывать влияние. Опыт Польши, Литвы и США

Еще в начале 2000-х голос обычных предпринимателей, не имеющих связей в политике, почти не доходил до властных кабинетов, рассказывает Деревянко из ЕБА. «Но со временем наше сообщество становилось больше, а голос – все громче», – говорит она.

В итоге перед началом войны бизнес-сообщество в Украине было достаточно влиятельным, хотя и несколько атомизированным, говорит экс-премьер Гончарук. «Бизнес был объединен – просто по более узким интересам», – объясняет он.

Как сильно предприниматели могут влиять на экономическую политику? «Бизнес должен быть участником процесса, но решения должны приниматься избранными политиками», – говорит президент Литовской бизнес-конфедерации Андреус Романовскис.

Система обратной связи между властью и предпринимателями в Литве работает в «трехсторонней системе социального диалога» – это совет, в который входят представители правительства, бизнеса и профсоюзов, рассказывает Романовскис. «У нас закон определяет, какие бизнес-организации или профсоюзы считаются релевантными правительству, – уточняет он. – Когда у вас есть официальное место за столом, у вас больше шансов, что кто-нибудь выслушает ваши аргументы».

Президент Круглого стола бизнеса (Польша) Войцех Костшева также считает, что формирование и осуществление политики является ответственностью законодателей, а не бизнеса. Предприниматели, по его словам, должны контролировать этот процесс. «Прямое влияние бизнеса на законодательные процессы, а тем более олигархизация, должны быть исключены как угроза верховенству права», – отмечает Костшева.

Другой механизм – институт легального лоббирования бизнес-интересов по примеру США, добавляет Шимкив. По его словам, идея создания такого законодательства активно обсуждалась в Украине в середине 2010-х, но без результата. «Бизнес должен лоббировать свои интересы, – говорит Шимкив. – Главное, чтобы это происходило прозрачно».

В подготовке материала участвовала стажер Forbes Дария Дзисюк

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Специальный военный выпуск Forbes ко Дню Независимости

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине