Каналы Ахметова, Коломойского, Пинчука потеряли 90% рекламного рынка, флагманские шоу и уволили сотни сотрудников. Как спасается телерынок Украины /Фото Shutterstock
Категория
Компании
Дата

Каналы Ахметова, Коломойского, Пинчука потеряли 90% рекламного рынка, флагманские шоу и уволили сотни сотрудников. Как спасается телерынок Украины

Shutterstock

Война отняла у крупнейших медиагрупп страны основной источник доходов – рекламу. Поэтому телекомпании Ахметова, Пинчука и Коломойского урезали зарплаты, сократили сотни работников и остановили большие телепроекты. Как медиагруппы пытаются превратить выжженный рынок в бизнес

В медиахолдинге «1+1 media» Игоря Коломойского остался один административный офис из пяти. В конце апреля «Плюсы» оценили жизнеспособность всех своих телепроектов. «Если мы видели, что проект через три – пять месяцев может восстановиться, то ничего с ним не делали, – объясняет гендиректор медиахолдинга Ярослав Пахольчук. – А если через девять месяцев и больше – оптимизировали». В частности, на паузе программы «Твій день», «Голос», а также производство комедийных сериалов. Эти проекты уже не нуждаются в людях, которые создавали, поддерживали и выдавали их в эфир. В целом на «Плюсах» в результате реорганизации количество работников уменьшилось на 23%.

Подобная тенденция и у других игроков телерынка. В крупнейшей телегруппе Украины StarLightMedia Виктора Пинчука, в которую входят ICTV, «Новый» и СТБ, простились не более чем с15% работников, на информационном телеканале «24 канал» – с 40%. «Война и чрезвычайные обстоятельства требуют принятия чрезвычайных решений», – объясняет гендиректор «24 канала» Роман Андрейко.

Зарплаты – один из основных расходов телеканалов. Чтобы удержать сотрудников, медиахолдинги в первые месяцы войны платили часть зарплаты даже тем, кто не работал. Но потом ее урезали всем. «Мы сейчас платим 50–80%», – говорит Пахольчук из «1+1». В «Медиа группе Украина» (МГУ) Рината Ахметова, владеющей, в частности, и ТРК «Украина», с июня незанятым работникам платят 0,01 ставки, говорит гендиректор медиахолдинга Евгений Бондаренко. «Мы стараемся максимально задействовать (людей. – Forbes), насколько это возможно, – объясняет Бондаренко. – Финансовая ситуация в группе не позволяет это делать дальше». Медиагруппа Ахметова пока обошлась без сокращений, но половина работников в простое. К примеру, без проектов остались работники киносериального производства – одного из крупнейших департаментов МГУ.

До войны в среднем содержание информационно-развлекательного канала в месяц обходилось в $800 000–$1 000 000, а линейка дорогих развлекательных телешоу – $200 000–$300 000, рассказывает эксперт общественного объединения «Информационное сообщество» Андрей Соломаха. По его словам, телеканалы пока не тратят деньги на контент, потому что его закупили до войны. «Но в конце года им придется покупать контент и потребуются миллионы, – объясняет Соломаха. – Например, StarLightMedia, скорее всего, будут показывать архивные шоу, а «Плюсы», возможно, будут больше делать студии и станут похожими на «112 канал». Информационные каналы дешевле. Соломаха оценивает расходы на их ежемесячное содержание в $300 000–$500 000.

Но война драматически обрушила рынок телерекламы – основной источник доходов телебизнеса до войны. Его объем в 2021-м оценивался более чем в 13,6 млрд грн и вырос на 12%. В первые месяцы 2022-го рынок собрал в общей сложности 1,7 млрд грн, но в марте обвалился до нуля. «Апрель также был близок к нулю, – вспоминает директор по телевизионным инвестициям Razom Group Игорь Полосьмак. – Только в конце месяца появилась реклама двух клиентов в эфире телеканалов». В июне рынок ТВ-рекламы составил 12% от показателей февраля – 106,5 млн грн.

Бизнес медиагрупп вытягивают побочные направления. Когда во время войны, по грубым оценкам Бондаренко из МГУ, доходы его медиагруппы и в целом от рекламы сократились на 98%, основным источником притока средств стали digital-платформы. «До войны все держалось именно на рекламе, – объясняет коммерческий директор «1+1 media» Валерий Вареница. – Сейчас мы получаем большую часть доходов от партнерской ОТТ-платформы, спутникового оператора и интернет-площадок». Эта часть бизнеса обеспечивает вещание в сокращенном формате.

Каналы Ахметова, Коломойского, Пинчука потеряли 90% рекламного рынка, флагманские шоу и уволили сотни сотрудников. Как спасается телерынок Украины /Фото 1

Инфографика: Александр Скориченко

В мае часть брендов вернулась на экраны. «Но не потому, что хотят достичь своих маркетинговых целей, а поддержать», – объясняет Андрейко. Осенью телеканалы могут рассчитывать лишь на 35–40% поступлений от объемов минувшей осени, прогнозирует президент Ocean Media Plus Андрей Партыка. Его компания размещает прямую рекламу и медийное спонсорство на телеканалах группы StarLightMedia. Впрочем, рынок телевизионной рекламы далек от обновления. Довоенные объемы телеканалы вернут не ранее чем через три года при частичном восстановлении экономики, говорит Партыка.

Утилизация библиотек

Большая половина телерынка работает над телемарафоном «Єдині новини», говорит Бондренко. Другая – постепенно возвращает трансляцию программ и сериалов. К примеру, телеканалы СТБ, «Новый канал» StarLightMedia или «Индиго TV», НЛО TV, «Футбол 1/2/3» МГУ. «Сейчас проекты больше социальной направленности, чем коммерческие, – объясняет Бондаренко. – Это условно диджитал-эфир». В частности, его медиагруппа возобновила производство телепрограмм «Ранок з Україною» и «Вечір з Україною», а также запустила сатирическое студийное шоу «ДжонсоНьюз» с Владимиром Остапчуком на YouТube-канале. «И все, продакшн фильмов и сериалов невозможен и больших шоу тоже, – говорит Бондаренко. – Все, что возможно – это только программы. Мы ими и занимаемся».

К тому же снимать мешают сирены, увеличивающие количество дублей. «Им придется удешевлять проекты и искать какой-нибудь закупочный контент, чтобы оптимизироваться, – объясняет бывший работник одной из крупнейших медиагрупп. – Их эфирное наполнение должно соответствовать поступающим деньгам». По его словам, например, сериалы стоимостью $50 000–$60 000 за серию сейчас уже не актуальны.

Отсутствие масштабных проектов – одна из причин простоя работников. «Сейчас не будет никаких топовых проектов, – говорит Бондаренко из МГУ. – Каналы будут работать в режиме утилизации библиотеки. Все новые проекты возможны только после победы».

В StarLightMedia рассматривают разные сценарии программирования телеканалов. Но уже очевидно, что осенью будет меньше масштабных премьер, говорит CEO медиагруппы Александр Богуцкий. Его телехолдинг имел немалые планы на 2021–2022 годы – в разработке было 68 новых проектов. Но теперь производство телепродуктов, требующих времени и безопасности, или неуместных в войну, например, развлекательных и комедийных проектов, оптимизируют. Из-за войны в марте отложили премьеру 12-го сезона реалити «Холостяк». Их частично заменят программы, эмоционально поддерживающие или подсказывающие, как строить жизнь в тылу зрителям, уставшим от новостного контента.

Ухватиться за возможность

Работник одной из крупнейших медиагрупп страны уволился по собственному желанию. Он попросил не указывать ни его имя, ни названия компании в материале. «Я приходил с целью сделать достаточно большой проект, но сейчас во время войны речь не идет о масштабных проектах, – объясняет он. – Они не будут иметь окупаемости в горизонте пяти-шести лет».

Часть ведущих и других сотрудников, не состоящих в студиях, нашли себе место в YouTube-проектах телеканалов, рассказывает ведущая новостей на телеканале «Украина 24» Лада Тесфайе, телепроекты которой еще не восстановились. Они своими усилиями и канала делают контент из точек, где находятся сейчас: из своих квартир или в других городах страны. «Для всех ведущих просто физически нет эфирного пространства, чтобы задействовать», – говорит Тесфайе. Она не торопится покидать телеканал.

«Многие хватаются за любое дело, чтобы не перестать работать»

Более того, ведущая подала резюме на одну из внутренних вакансий, которые еженедельно HR-отдел присылает сотрудникам медиагруппы. «Искали руководителя диджитал-направления, специалистов по монтажу, – говорит Тесфайе. – Я послала на редактора, потому что как ведущая новостей знаю, как работать с информацией».

Другие работники телеканалов поступают похоже. «Многие хватаются за любое дело, чтобы не перестать работать», – рассказывает анонимно сотрудник одного из проектов «1+1 media». Он говорит, что медиагруппа по возможности трудоустраивает своих сотрудников в других телепроектах холдинга. В частности, по его наблюдениям, к утреннему интертейнмент-шоу «Сніданок» присоединилось около 25–30% сотрудников инфотейнмент-шоу «Твій день» и «Твій вечір».

Около 50 «плюсовцев» уже учатся или прошли обучение в медиашколе холдинга, говорит Пахольчук. Они овладевают навыками работы с контентом в части монтажа, форматирования, редактирования, работы в YouTube. «Новейшие или телевизионные платформы развиваются, потому что меняется бизнес-среда, – объясняет Пахольчук. – И под эти проекты мы расширяем штат, потому что работы стало гораздо больше».

Но есть и те работники, которые сами напоминали каналам о себе. «Они спрашивали, есть ли работа и хоть какие-то гонорары, потому что сидели без нее неделями, – вспоминает Андрейко с «24 канала». – И если была тема, локация, люди ехали и снимали».

«24 канал», вернув студию из Львова в Киев, восстановил часть своих работников ньюзрума – продюсеров эфира и гостевых редакторов. К примеру, одна из сотрудниц канала работает удаленно из Амстердама. «Когда мы восстановили проект, я с ней связался, – радуется Андрейко. – Пандемия научила работать без офиса, и этот навык пригодился».

Но сокращений не избежать, если ситуация ухудшится, говорят Forbes два собеседника: владелец компании, занимающейся производством телеконтента, и бывший работник одной из крупнейших телегрупп. Часть работников во время этого кризиса перейдут в другие отрасли, не отрицает Бондаренко из МГУ.

Материалы по теме