Большое отчуждение. Почему государство забрало активы Коломойского, Жеваго, Богуслаева, Григоришина и чей бизнес следующий /Коллаж Анна Наконечная
Категория
Компании
Дата

Большое отчуждение. Почему государство забрало активы Коломойского, Жеваго, Богуслаева, Григоришина и чей бизнес следующий

Коллаж Анна Наконечная

Акции пяти крупных компаний, принадлежащих бизнесменам из списка украинского Forbes, отчуждены в собственность государства. В списке эмитентов «Укрнефть», «Укртатнефть», «Мотор Сич», «АвтоКрАЗ» и «Запорожтрансформатор». Кто следующий на изъятие активов в интересах государства и какие планы на них

Forbes запустил YouTube-проект «Країна героїв». Смотрите новый эпизод о Тарасе Чмуте и фонде «Повернись живим»

6 ноября пять крупных промышленных предприятий «Укрнафта», «Укртатнафта», «Мотор Сич», «АвтоКрАЗ» и «Запорожтрансформатор» принудительно были переведены в государственную собственность.

«Решение связано с тем, чтобы наш отпор агрессии России был максимально эффективным, – сказал на брифинге министр обороны Алексей Резников. – Начиная с поставок в ВСУ горюче-смазочных материалов и ремонта техники и заканчивая другими секторами». Акции предприятий были приравнены к военному имуществу и будут находиться в управлении Минобороны, уточнил премьер-министр Денис Шмыгаль.

Государство воспользовалось возможностью изымать частную собственность во время военного положения. Следовательно, существенные активы потеряли участники списка богатейших украинцев Forbes Игорь Коломойский, Геннадий Боголюбов, Константин Жеваго, Константин Григоришин и Вячеслав Богуслаев. Также решение распространяется на миноритарные пакеты. В частности, в свободном доступе продавались акции «Мотор Сич» и «Укрнафта».

Forbes оценивает отчужденные государством активы в $956,5 млн. До 24 февраля их совокупная стоимость была в 2,5 раза выше – $2,426 млрд. Резников отмечает, что о национализации предприятий речь не идет – Минобороны взяло на себя контроль над ними во время военного положения. Через год после его завершения или через пять лет, если этот период затянется, правительство должно вернуть акции бывшим владельцам или компенсировать их стоимость.

Почему правительство решило забрать именно эти предприятия и что с ними будет дальше?

От «Укрнафты» Коломойского до «АвтоКрАЗа» Жеваго

Самые дорогие из отчужденных активов, по оценке Forbes, – «Укрнафта» и «Укртатнафта», которые являлись основой бизнес-империи неформальной группы «Приват» Коломойского и Боголюбова. В «Укрнафте» партнерам принадлежит около 42% акций, еще 50% плюс одна акция – государству в лице НАК «Нафтогаз Украины». Остальными владельцами являются миноритарные акционеры.

До войны Forbes оценивал «Укрнафту», которая является крупнейшим украинским добытчиком нефти и владельцем сети АЗС более чем в 500 станций, почти в $1,5 млрд. Сейчас стоимость компании – $748 млн. Доля группы «Приват» – $314 млн.

В начале сентября НАБУ и САП объявили о подозрении бывшему главе «Укрнафты» и еще семи ее бывшим сотрудникам. Их подозревают в завладении имуществом и средствами компании в 2015 году на 13,3 млрд грн. 17 сентября детективы НАБУ пришли с обыском по этому делу к Коломойскому.

Другой крупный топливный актив с существенной долей Коломойского и Боголюбова – «Укртатнафта», контролирующая Кременчугский нефтеперерабатывающий завод. В мае предприятие сильно пострадало из-за ракетных обстрелов РФ и сейчас не работает. До войны Кременчугский НПЗ был крупнейшим производителем нефтепродуктов в Украине, который занимал более трети всего украинского рынка топлива.

Forbes оценивает долю Коломойского и Боголюбова в «Укртатнафте» в 28%, столько же – у Александра Ярославского, остальные – у НАК «Нафтогаз Украины». До войны Forbes оценивал весь актив в $830 млн, сейчас – в $178 млн.

Большое отчуждение. Почему государство забрало активы Коломойского, Жеваго, Богуслаева, Григоришина и чей бизнес следующий /Фото 1

Машиностроительные предприятия «Мотор Сич», «АвтоКрАЗ» и «Запорожтрансформатор» – другая часть «стратегического пакета», который забирает государство.

До недавнего времени владельцем «Мотор Сич» был Вячеслав Богуслаев. В 2017 году он пытался продать 56% акций компании китайскому холдингу Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co Ltd. Из-за нарушений, в частности, в отношении соблюдения антимонопольного законодательства, операции с акциями «Мотор Сичи» были заблокированы, а впоследствии – арестованы. 22 октября СБУ задержала Богуслаева по подозрению в поставках двигателей для российских военных вертолетов.

Компания «АвтоКрАЗ» входит в группу «Финансы и Кредит» Константина Жеваго. Предприятие занимается изготовлением большегрузных автомобилей.

Незадолго до войны предприятие могло войти в состав «Укроборонпрома» как производитель шасси для техники ВСУ, но замысел не сработал, отмечает на условиях анонимности собеседник, причастный к Кабмину. Завод должен производить более 500 машин в год, чтобы не работать в убыток, по словам бывшего министра по вопросам стратегических отраслей промышленности Олега Урусского. В настоящее время предприятие находится в банкротстве, а его владелец Константин Жеваго с июля 2021 года находится в международном розыске по запросу Государственного бюро расследований. Также Жеваго разыскивает Генпрокуратура по делу о растрате и легализации 2,5 млрд грн через его банк «Финансы и Кредит».

«Запорожтрансформатор» – предприятие-банкрот, производящее трансформаторное и реакторное оборудование. Его владельцем является Константин Григоришин. «Это большое мощное предприятие, которое должно эффективно сейчас работать на украинскую энергосистему», – говорит руководитель аналитического отдела Concorde Capital Александр Паращий.

В последние годы у предприятия было мало заказов. Среди последних довоенных контрактов: два автотрансформатора для «Укрэнерго» за 149 млн грн, пишет «Наші гроші». «АвтоКрАЗ» – проблемный актив, а вот «Запорожтрансформатор» должен быть прибыльным как бизнес, – говорит стратег финтехкомпании Finteum Андрей Нестерук.

Почему именно активы Коломойского, Боголюбова, Жеваго и Григоришина

Идея по отчуждению активов стратегических предприятий стала предметно обсуждаться в Офисе президента в начале ноября. Триггером стали российские атаки на критическую инфраструктуру и стратегические объекты, говорит собеседник, входящий в команду президента, который попросил не упоминать его имя в этой статье. Финальное решение инициировала ставка главнокомандующего, говорит на правах анонимности один из руководителей фракции «Слуга народа», знакомый с деталями дела.

Сначала речь шла только об активах компании «Мотор Сич»: после ареста Богуслаева с подозрением в госизмене это было бы логичным шагом, говорит на правах анонимности консультирующий ОП юрист. К тому же из-за проблем на стороне у «Мотор Сич», в частности, возникали периодические проблемы с ремонтом двигателей и лопастей украинских вертолетов, говорит собеседник в правительстве.

В итоге стратегические предприятия решили отчуждать пакетом: последними в финальный перечень попали «Укрнафта» и «Укртатнафта», уточняет собеседник, близкий к ОП. «Это было неожиданное решение», – говорит он. Присоединить компании к перечню в ОП приняли решение после заочного ареста их совладельцев Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова российским судом в Казани. Они фигурируют по делу 2007 года на $400 млн по иску российской компании «Татнефть». Последняя была совладелицей Кременчугского НПЗ в 2000-х и потеряла долю после корпоративного конфликта с Коломойским, Боголюбовым и Ярославским.

УНИАН

Игорь Коломойский Фото УНИАН

Украинские чиновники опасаются, что россияне могут пойти в международные суды, чтобы потребовать компенсацию или изъятия украинских активов, говорит собеседник среди консультантов ОП. «Из-за отчуждения государство хочет их защитить», – объясняет он.

Другая причина – «Кременчуг» не платил налоги и, хотя и продолжал получать финансирование от государства, создавал риски перебоев со снабжением топливом, добавляет на правах анонимности один из чиновников. Присутствие в перечне «АвтоКрАЗ» тоже имеет свою логику: завод не выполнил ряд контрактов Минобороны, рассказывает на правах анонимности собеседник среди чиновников.

Кроме стратегического значения всех пяти компаний, у отчужденных предприятий есть еще одна общая черта: каждый из собственников имеет проблемы с законом или открытые уголовные производства, отмечает народный депутат, близкий к руководству парламентской фракции «Слуга народа», который попросил не упоминать его имя в этой статье. «Поэтому риск, что они будут пытаться обжаловать это решение, минимален», – считает он.

После Коломойского – завод Жеваго, VS Energy и Альфа-Банк

Из-за решения об отчуждении активов больше потеряли Коломойский и Боголюбов – их совокупную долю в «Укрнафте» и «Укртатнафте» Forbes оценивает в $364 млн. По состоянию на середину марта Forbes оценивал их состояние в $1 млрд и $1,1 млрд соответственно. До войны активы Коломойского оценивали в $1,8 млрд, Боголюбова – в $1,7 млрд.

Потеря «Укрнафты» болезненна для бизнеса группы «Приват», говорит Нестерук из Finteum. Кроме того, компания была основным генератором кэша для бизнесменов, от ее поставок зависит другой актив партнеров – «Днепразот». Другие основные предприятия Коломойского и Боголюбова – Запорожский и Никопольский заводы ферросплавов, Криворожский железорудный комбинат, Марганецкий и Покровский ГОК.

Согласовывали ли власти отчуждение акций с Коломойским? «Поскольку он не гражданин Украины, не думаю, что кто-то спрашивал его точку зрения», – отмечает чиновник из «Слуги народа».

Это только первая волна отчуждения, прогнозирует собеседник по СН. Во-первых, это может ускорить национализацию «Альфа-Банка», которую ожидали в декабре, но ее могут осуществить уже в середине ноября, отмечает на правах анонимности чиновник, близкий к ОП. Во-вторых, целью правительства могут быть 40% акций Полтавского ГОКа Жеваго, ведущего судебные споры за актив с предыдущими собственниками.

УНИАН

Константин Жеваго Фото УНИАН

В сентябре Северный апелляционный хозяйственный суд признал недействительной покупку Ferrexpo Жеваго 40,19% акций завода. Истцами выступили компании, связывающие с российской группой VS Energy. «Государство ожидает окончательного решения Верховного Суда по спору за долю ЮГОКа, – говорит собеседник по СН. – Мы думаем, что они (VS Energy) победят в суде, после чего можно будет национализировать актив из-за связей с РФ».

Речь идет именно о национализации, уточняет собеседник. С VS Energy ассоциируются сеть отелей Premier и ряд облэнерго. Юридических доказательств связи между ними нет.

Раньше этого сделать нельзя, поскольку у акций Ferrexpo есть листинг на бирже в Лондоне. «Поэтому пострадают иностранные инвесторы», – отмечает чиновник.

Как государство будет возвращать деньги

Процедура отчуждения активов в пользу государства будет происходить по закону №2561-IX, который Верховная Рада приняла в сентябре этого года, говорит первый заместитель председателя финансового комитета Ярослав Железняк («Голос»).

Согласно документу, собственник может получить компенсацию из бюджета в течение пяти лет действия чрезвычайного положения или в течение одного года после отмены чрезвычайного или военного положения. Также владелец может претендовать на возврат изъятого пакета акций предприятия после завершения войны.

«Государство должно оценить стоимость этих активов. В настоящее время рассматривается вариант, что эти средства будут возвращены только после завершения войны», – говорит на правах анонимности один из юристов, консультирующих ОП.

По схожей процедуре в июле Верховная Рада приняла решение передать имущество одного из крупнейших мировых производителей оборудования для горно-металлургической промышленности Новокраматорского машиностроительного завода (НКМЗ). Причина – возможный захват предприятия россиянами.

78% завода принадлежали семье бизнесмена Георгия Скударя, 22% – распределены среди большого количества миноритариев, каждый из которых контролировал не более 1%. У компаний «Мотор Сич» и «Укрнафта» также есть миноритарные владельцы. Вероятно, они могут вернуть свои инвестиции только после окончания войны, говорит юрист, консультирующий ОП.

Вопрос – по какому именно принципу государство будет возвращать деньги инвесторам. К примеру, номинальная стоимость акций «Мотор Сич» составляет 135 грн/шт. Незадолго до ареста в 2018 году их котировки достигали 5400 грн/шт., рассказывает на правах анонимности один из миноритариев компании.

Кто будет управлять новыми активами Минобороны

Отчужденные доли будут находиться под управлением Минобороны, сказал на брифинге министр обороны Резников. Во всех пяти, по его словам, уже сформированы наблюдательные советы, которые будут назначать менеджмент.

Сколько человек нужно? «Минимальная трансформационная команда – 30–50 человек: около 10 топ-менеджеров на уровень «минус один» под СЕО и два–три департамента под каждым из топов», – говорит партнер рекрутинговой компании Korn Ferry Роман Бондарь.

Собрать такое количество менеджеров реально, но задачу усложняет то, что каждый из этих кейсов – это фактически билет на войну со старыми владельцами, говорит Бондарь.

Материалы по теме
Новый выпуск Forbes Ukraine

Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине