BRICS /Getty Images
Категория
Мир
Дата

«Новый театр противостояния». BRICS расширяется вдвое из-за желания России и Китая изменить мир. Стоит ли Западу волноваться?

7 хв читання

Национальные флаги стран-членов BRICS – Бразилии, России, Индии, Китая и Южной Африки – на сцене Sandton Convention Center в Йоханнесбурге во время 15-го саммита блока, 24 августа 2023 года. Фото Getty Images

Блок BRICS расширился до 10 стран-участниц. На них будет приходиться около 40% мирового ВВП по ПКС (больше G7) и 45% мировых запасов нефти. Что такое BRICS, почему, несмотря на членство в нем России, страны к нему присоединяются и стоит ли из-за этого волноваться Западу и Украине?

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Международное объединение BRICS расширилось вдвое – до 10 членов. К странам-учредителям – Китаю, России, Бразилии, Индии и ЮАР – с 1 января присоединились Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Эфиопия и Иран.

После расширения на страны BRICS будет приходиться более трети мирового ВВП. Лидер Китая Си Цзиньпинь хочет, чтобы объединение «помогло реформировать глобальное управление». Председательствует в этом году в BRICS Россия.

Почему BRICS расширяется, как Россия может использовать годовое председательство в объединении, помогут ли новые члены укрепить блок или, наоборот, превратят его в малодееспособную структуру?

Что такое BRICS и какие цели блока

Акроним BRIC («кирпичик» с английского) появился в 2001 году в работе аналитика Goldman Sachs Найджела О'Нила, анализировавшего потенциал роста экономик Бразилии (B), России (R), Индии (I), Китая (C). В 2006-м эти страны создали неформальную группу, в 2009-м провели первый саммит в Екатеринбурге, а в 2010-м к блоку присоединилась Южная Африка (S).

Объединение декларирует преимущественно экономические цели: углубление сотрудничества и реформу международных финансовых институтов, чтобы усилить голос и представительство развивающихся стран.

У BRICS есть Новый банк развития (New Development Bank). С момента создания в 2014-м ведомство выделило $32,6 млрд на 96 проектов в Бразилии, России, Индии, ЮАР, Китае и Бангладеш. Последняя страна не является членом BRICS, но присоединилась к банку в 2021 году вместе с Уругваем, ОАЭ, Египтом.

От политиков из BRICS раздаются призывы снижать зависимость от доллара путем создания общей валюты блока для взаимных расчетов – вроде евро в Евросоюзе.

У BRICS есть и геополитические цели: большая роль стран-членов блока в международных отношениях. В декларации саммита BRICS-2023, в частности, речь идет о необходимости реформы ООН и повышении роли Индии, Бразилии, ЮАР в Совбезе ООН.

BRICS – неформализованная организация: в нее нет секретариата, руководящих институций, учредительного договора. Слабая институционализация не является серьезным препятствием, объясняет экс-дипломат и эксперт Центра оборонных стратегий Александр Хара. Например, так же не является формальной влиятельной организацией G7.

«Неформальные организации позволяют координировать стратегии, – говорит Хара. – Другой вопрос – насколько совпадают интересы стран-членов. Это самая интересная часть по BRICS».

Почему BRICS расширяется

Расширить BRICS решили на саммите в августе 2023 года. Из шести стран, которых пригласили присоединиться к блоку, отказалась Аргентина – после прихода к власти прозападного президента Хавьера Милея. «BRICS больше связан с политическим раскладом, чем с преимуществами, которые блок может дать в торговле между странами», – объясняла такое решение Диана Мондино, ставшая главой МИД Аргентины при Милее.

Мотивы для расширения блока у всех сторон разные, считает экс-дипломат и эксперт Центра оборонных стратегий Александр Хара. Для России это, прежде всего, политические цели, попытки создать и возглавить альтернативное Западу объединение. Также эффективнее перестраивать экономику в условиях западных санкций.

Для Китая – усилить геополитический вес, чтобы приблизиться к мировому доминированию или хотя бы разделению доминирования со США. И создать возможности для экономического роста на фоне экономических проблем внутри Китая, проблем с демографией, технологической зависимости от Запада.

BRICS /Getty Images

Президент Южной Африки Сирил Рамафоса, президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва, президент Китая Си Цзиньпин, премьер-министр Индии Нарендра Моди и министр иностранных дел России Сергей Лавров с делегатами включительно шести стран, приглашенных присоединиться к BRICS, – Аргентины, Египта, Эфиопии, Ирана, Объединенных Арабских Эмиратов и Саудовской Аравии во время заключительного дня саммита блока в Sandton Convention Center 24 августа 2023 года в Йоханнесбурге. Фото Getty Images

«Президент РФ Владимир Путин и президент Китая Си Цзиньпин являются идеологическими союзниками, которые не удовлетворены западно-центрической геополитической системой, хотят ее поломать, – отмечает Хара. – Россия – более грубо, Китай – плавнее, с меньшим количеством конфликтов». Но им обоим не нравится либеральная, основанная на международном праве система, отмечает он. Обоим она кажется несправедливой.

Индия не питает геополитических иллюзий, как Россия, а больше заинтересована в экономическом развитии, добавляет экс-дипломат: «Тем более нацинтерес Индии больше совпадает со США и европейцами, чем с Россией, Китаем».

Страны, присоединяющиеся к BRICS, видят возможность получить ресурсы для развития вне западной системы, считает Хара. И управляют геополитическими рисками, объясняет он. Так, Саудовская Аравия пытается балансировать между большими игроками: Западом и Глобальным Югом, чтобы уменьшить свою зависимость и реализовывать свои интересы.

Российско-украинская война и события на Ближнем Востоке также подчеркивают потребность в реформировании глобальных институций, таких как ООН, добавляет Хара. Поэтому запрос других стран на альтернативные структуры – логичен.

В желании третьих стран присоединяться к BRICS заместитель директора Dragon Capital Сергей Фурса видит, прежде всего, политический мотив. «Это клуб, объединяющий Глобальный Юг, который пытается выбить для себя большую роль в мировой политике, – говорит он. – Наверное, они думают, если объединятся, то их голоса будут звучать громче».

Что (не) меняет расширение BRICS в мировой экономике

После расширения в странах BRICS будет проживать более 40% мирового населения. На них придется 36,19% мирового ВВП по паритету покупательной способности (больше G7) и 45% мировых запасов нефти. Но BRICS пока не оказывает существенного влияния на мировую экономику или экономику стран-членов, говорит Фурса: «Каждая страна является важным игроком мировой экономики. Но нет такого, чтобы у них была слаженная политика и общие интересы».

BRICS не определяет динамику торговли или экономического сотрудничества в странах-членах, добавляет директор по научной работе Института экономических исследований и политических консультаций Вероника Мовчан.

BRICS

Доли ВВП стран-основательниц BRICS и новых членов блока в мировой экономике в 2023 году.

Между странами нет зоны свободной торговли или соглашений, объединяющих всех экономически, объясняет она. Каждый имеет свою торговую политику, в том числе со странами Запада, отличаются главные торговые партнеры, валютные режимы, экономическая структура членов BRICS.

«Это больше политический форум, – отмечает Мовчан. – Не вижу [у BRICS] процессов как объединенной платформы, которая выступала бы за общие экономические интересы». Этих процессов не происходит и после того, как к блоку добавились страны с другими интересами.

BRICS не станет влиять на мировую экономику и после расширения, говорит Фурса: «Когда страны-основательницы были в BRICS, это не приводило к значительному влиянию или кооперации. Этого не будет с новыми странами».

Есть ли угроза доллару США из-за расширения BRICS

Один из важных вопросов BRICS – уменьшение зависимости от доллара США. Все понимают удобность национальной валюты США, но хотят снизить риски, в частности, из-за контроля Америки над транзакциями, возможностью наложить санкции, объясняет Хара.

Несмотря на 15-летнее существование BRICS и разговоры о создании собственной валюты, доллар США до сих пор остается доминирующей валютой в мировой экономике. По состоянию на 2023 год, в нем происходило 46,5% платежей в SWIFT (+13 п.п. по сравнению с 2012-м), 88,4% валютных операций (+1,4 п.п. с 2012-го) и 59,4% в золотовалютных резервах (-2,5 п.п. с 2012-го), приводит данные Statista.

У стран-членов BRICS есть два пути бросить вызов доминированию национальной валюты США.

  • Создать общую валюту. Перед саммитом BRICS-2023 эту идею промотировал президент Бразилии Лула да Силва. Но страна-хозяйка саммита ЮАР не включила ее в повестку.

По мнению Фурсы, основание для создания валюты BRICS отсутствует. Переход к общей денежной единице прежде всего должен означать передачу части суверенных прав государств-членов наднациональному Центробанку, говорит Мовчан: «Представить это в конфигурации этих стран сейчас максимально сложно».

  • Взаимно использовать национальные валюты государств-членов блока.

Это страны BRICS могут делать, говорит Мовчан. Но вопрос – насколько много валют они будут готовы включить в свои корзины. «Например, Саудовская Аравия привязывается к доллару США. А у китайского юаня много административного контроля за потоками капитала», – говорит Мовчан. Взаимное использование валют возможно как часть стратегии диверсификации, но блоку вряд ли удастся заместить доллар в ближайшее время.

Перспективы председательства России в BRICS

В 2024 году Россия будет председательствовать в BRICS и в октябре будет принимать саммит в Казани. Экономических выгод это ей не даст, уверен Фурса. Но может дать политические дивиденды.

РФ будет определять адженду, продвигать среди стран-членов тезисы о Западе и войне против Украины, объясняет Хара из Центра оборонных стратегий. Для практически изолированного на Западе Путина председательство – это возможность показать себя как лидера Глобального Юга.

«Это будет происходить на фоне расширения – в странах-членах будут проживать более 3,5 млрд человек, более трети мирового ВВП, – добавляет Хара. – Формально Путин будет возглавлять the rest is bigger than the West, и это символично для него в пропагандистском плане».

BRICS /Getty Images

Президент России Владимир Путин выступает с онлайн-речью во время саммита BRICS 2023 в Sandton Convention Center 24 августа 2023, Южная Африка. Фото Getty Images

Стоит ли волноваться странам Запада

Соединенные Штаты не рассматривают BRICS как геополитического конкурента, уверял на брифинге в августе 2023 советник президента США по нацбезопасности Джейк Салливан. «Это очень разнообразная группа стран: с демократиями – Бразилией, Индией, ЮАР, автократиями – Россией и Китаем, – объяснял он. – С отличиями во взглядах на критические вопросы в Индо-Тихоокеанском регионе, на войну в Украине, на целый ряд других вещей».

Китай и Индия имеют территориальные претензии в Гималаях и конкурируют в Индо-Тихоазиатском регионе. Иран и Саудовская Аравия с 2015 года ведут прокси-войну в Йемене. Египет и Эфиопия спорят из-за использования вод Нила.

Различаются позиции стран и для Запада. Китай – в стратегической конкуренции со США. Иран и Россия – под западными санкциями. Египет, Саудовская Аравия, ОАЭ, Индия – имеют отношения с США или американскими объединениями.

«С некоторыми членами BRICS мы – в положительных отношениях, – объяснял Салливан. – Будем продолжать работать над позитивными отношениями с Бразилией, Индией и ЮАР, руководить отношениями с Китаем и противостоять российской агрессии».

Разногласия в позициях и интересах стран-членов накладываются на то, что решения BRICS принимаются консенсусом. Его тяжело искать среди пяти членов, еще труднее – когда таких стран вдвое больше.

Си Цзиньпин, BRICS /Getty Images

Президент Китая Си Цзиньпин во время круглого стола лидеров Китая и Африки в день закрытия саммита BRICS в Sandton Convention Center, Йоханнесбург, Южная Африка, 24 августа 2023 года. Фото Getty Images

Если Китай расширением BRICS стремится построить антизападный блок, ему это не удастся из-за стольких «друзей США» в блоке, пишет в Foreign Policy Раджа Мохан, старший научный сотрудник в Asia Society Policy Institute. Конкуренция между странами BRICS за глобальное влияние более значима, чем общие интересы в противостоянии Западу, считает он. И BRICS сам станет театром противоборства.

Для эффективности BRICS важна роль Китая как медиатора, говорит Хара. К примеру, в 2023-м Пекин как посредник смог добиться возобновления дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Ираном. «Роль Китая как центра тяготения этой организации – незаурядная, – заключает эксдипломат. – Она будет обеспечивать поиск формулировок, на которые все согласятся. Даже если друг друга ненавидят».

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине