Категория
Мир
Дата

«10 лет на завершение войны в Украине». На четвертый день ВЭФ мировые лидеры говорили о будущем Украины и РФ, конфликте в Израиле, угрозах ИИ и экономике будущего. Дневник Давоса от Forbes

9 хв читання

Всесвітній економічний форум у Давосі, 2024 рік /Getty Images

Всемирный экономический форум в Давосе, 2024 год Фото Getty Images

Геополитические, экономические и технологические дискуссионные панели продлились и на четвертый день Всемирного экономического форума. Гендиректор OpenAI Сэм Альтман присоединился к обсуждению безопасности ИИ, глава Европейского центробанка Кристин Лагард говорила о возобновлении доверия к экономистам, а политики разных стран высказались об израильско-палестинской войне, войне в Украине и будущем России.

За 12 років консалтингова компанія Franchise Group створила 600+ франшиз. Як масштабувати бізнес за допомогою франшизи в часи турбулентності? Отримайте інсайти і стратегії на Форумі підприємців від власниці та СЕО Franchise Group Мирослави Козачук. Купуйте квиток за посиланням.

Почему экономистам не доверяют

Кристин Лагард /Getty Images

Кристин Лагард, президент Европейского центрального банка, во время панельной сессии на третий день Всемирного экономического форума в Давосе, 18 января 2024 года. Фото Getty Images

Кристин Лагард, глава ЕЦБ, на вопрос о том, что хорошего или плохого в современной экономике, обращается к определению этого понятия: «Экономика – это распределение недостающих ресурсов». В 1980–1990-х экономика путем развития глобализации и свободных рынков сосредотачивалась на распределении ресурсов с точки зрения эффективности. Сегодня же, считает Лагард, эффективность отошла на второй план, уступив важностью безопасности.

Свое мнение она иллюстрирует тремя примерами: климатические изменения, энергия и цепи снабжения. Каждая страна пытается обезопасить себя от последствий влияния климатических изменений, использования энергии как оружия (здесь она упомянула войну России в Украине) и разорвания цепей снабжения, но об эффективности в этих процессах речь больше не идет.

Решение этого вопроса бывшая глава МВФ видит в изменении модели поведения современных экономистов, которые склонны к племенному мышлению, консультируясь только между собой в своем экономическом пузыре. Она призывает к тому, чтобы экономисты чаще искали советы в других отраслях, чтобы расширить горизонты своего понимания мировых тенденций.

«Вовлечение в диалог ученых, которые исследуют климатические изменения, уже помогает нам делать более точные экономические прогнозы на будущее», – сказала она, добавив, что включение в дискуссию эпидемиологов в разгар пандемии было бы удачным решением, но этого не произошло вовремя.

Майкл Сендел, профессор Гарвардского университета, специализирующийся в области политической философии и политологии, сказал, что экономика глобализации последних 40 лет «проложила путь и несет ответственность за популистические нарративы против элит, неравенства и разделения общества, которые мы наблюдаем сегодня».

Ицхак Герцог об израильско-палестинской войне

Ицхак Герцог /Getty Images

Президент Израиля Ицхак Герцог показывает фотографию с 10-месячным ребенком Кфир Бибас, которую удерживают в заложниках ХАМАС, во время сессии на Всемирном экономическом форуме в Давосе, 18 января 2024 года. Фото Getty Images

Президент Израиля начал разговор с упоминания о 136 пленниках, которых ХАМАС держит в заложниках. Он напомнил, что это не только евреи, хотя их большинство, но и мусульмане, а также граждане других стран: женщины, дети, пожилые люди. В плену остаются даже те, кто попал в руки террористов еще в 2014 году.

«Существует империя зла в Тегеране, которая тратит миллиарды долларов в денежном и вооруженном эквиваленте на то, чтобы разрушить человеческие жизни и мир в регионе и мире», – намекнул Герцог о реальном виновнике разжигания конфликта.

Ицхак Герцог выразил свою поддержку мирному соглашению с соседями-палестинцами, но заметил, что его гражданам трудно поддерживать его в то время, когда их регулярно обстреливают. Он призвал мир к международной коалиции против джихадистов и прибег к нарративу, который может показаться знакомым украинцам: «Если бы не было Израиля, Европа была бы следующей».

Когда был поднят вопрос о гуманитарном кризисе в Секторе Газа, израильский президент, по сути, сказал, что другого выбора у них нет, кроме как обстреливать эту территорию. Когда армия Израиля заходит в дома в Газе, то под каждой кроватью находит ракету, оружие, буклеты о джихаде, ИГИЛе и уничтожении евреев, отмечает он. И настаивает, чтобы палестинцы проявили большую политическую волю к реформированию системы управления государством, в центре которой будет мирное сосуществование с Израилем.

На критику выхода Израиля из Сектора Газа в 2006 году Герцог конкретно не отреагировал, лишь повторил об ответственности палестинцев за выбор своего руководства и за воспитание детей в нулевой толерантности к терроризму и ненависти к евреям и израильтянам.

Президент выразил поддержку плану Саудовской Аравии по урегулированию конфликта, но исключительно при условии, что из сектора Газа не будет исходить террористическая угроза. «Израильтяне потеряли доверие к мирным процессам. Они видят глорификацию терроризма у соседей», – добавил он, призвав не осуждать Израиль за желание защититься.

Иск ЮАР против Израиля по обвинению в геноциде Герцог назвал «абсолютным лицемерием», ведь международный закон о геноциде основан на Холокосте.

Интересное замечание: зал не встал и не благодарил израильского президента продолжительными овациями, как это было после аналогичной беседы с украинским президентом Владимиром Зеленским.

Израильско-палестинский конфликт глазами Ирана

Хосейн Амир-Абдоллахиан /Getty Images

Министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан во время панели на Всемирном экономическом форуме в Давосе, 17 января 2024 года. Фото Getty Images

Разговор с министром иностранных дел Ирана Хосейном Амир-Абдоллахианом обращался вокруг конфликта на Ближнем Востоке и роли Ирана в его подкормке. Корень нынешней израильско-палестинской войны не в событиях 7 октября, а в 75 годах оккупации Палестины израильским режимом, анализировал он. ХАМАС – это группа, которая борется за освобождение Палестины, которую мы не считаем террористической и которая начала освободительную операцию [7 октября]». Амир-Абдоллахиан уверяет, что Иран не стремился к разжиганию конфликта, а лишь реагировал на «геноцид Израиля против палестинцев».

Он обвинил США в расширении конфликта до Красного моря, когда они нанесли удар по йеменцам и йеменским кораблям.

На вопрос о том, поставляет ли Иран дроны России, которые та использует в войне против Украины, министр опроверг эти обвинения. Он сказал, что никто еще не доказал обратного, ведь Украина по просьбе Ирана так и не предоставила доказательств того, что по ней выполняют удары именно дроны иранского производства. Официальный запрос на эти доказательства прошел еще 11 месяцев назад в столице Омана во время встречи министров иностранных дел двух стран.

Но ведущий заметил, что «шахед» – это не российское название, но, тем не менее, именно так называют свои дроны россияне. На это министр сказал, что они «многим в регионе поставляли свои дроны в рамках оборонных соглашений, поэтому их мог кто угодно скопировать».

Кроме того, настаивает Амир-Абдоллахиан, Россия неоднократно уверяла Иран, что не использует иранские дроны против украинцев. А вот Киев лишь «разводит шум своими безосновательными обвинениями».

Безопасность и ИИ

Сэм Альтман, OpenAI /Getty Images

Генеральный директор OpenAI Сэм Альтман во время панели на Всемирном экономическом форуме в Давосе, 18 января 2024 года. Фото Getty Images

Марк Бениофф, гендиректор Salesforce, уверяет, что пока еще не наступил момент, когда ИИ может полноценно заменить человека. Поэтому здесь бить тревогу не надо. Технология пока может быть только инструментом, улучшающим эффективность и производительность людей. Задавать вопросы о доверии к ИИ следует тогда, когда технология сможет полностью заменить человека.

Джули Мир, гендиректор Accenture, настаивает: чтобы вести уравновешенную дискуссию о ИИ, нужно образование для всех, кто хочет о нем говорить, а тем более использовать или регулировать. Ответственное использование ИИ в первую очередь предполагает предупреждение, что в определенном процессе применяли ИИ, считает она. Это делают в ее компании и это, по ее мнению, станет трендом в течение года-двух.

«Технологическая революция трансформирует биохимическую отрасль. Уверен, что мы входим в эпоху научного ренессанса благодаря сотрудничеству технологий и естественных наук», – отметил Альберт Бурла, гендиректор Pfizer. В качестве примера он приводит создание таблетки от COVID-19, химическую формулу которой разработали за четыре месяца, хотя раньше на это ушло четыре года.

Искусственный интеллект помог изменить процесс разработки лекарства, во время которого ученые поочередно синтезируют миллионы молекул, чтобы найти нужное сочетание. Потрясающая вычислительная мощность ИИ существенно сокращает поле для поиска, предлагая комбинации с наибольшим потенциалом, затем тестируемые учеными. «Это экономит огромное количество времени, а значит, спасает жизни», – рассказал Бурла.

Он считает, что преимущества ИИ преобладают над его недостатками, особенно в сфере медицины, но «регулирование этой технологии, безусловно, необходимо». Впрочем, нужны такие правила, которые обеспечивали бы равновесие между содействием развитию ИИ и защитой от недобросовестных игроков, злоупотребляющих технологическим прогрессом.

Джереми Гант, канцлер казны Британии, считает, что нужно дать возможность ИИ-технологии развиться, а регулирование со стороны правительств должно быть «мягким, потому что мы еще так много не знаем о ИИ».

Самая большая проблема введения регулирования ИИ, по мнению Сэма Альтмана, гендиректора OpenAI, в том, кто будет определять ценности, на которых будут основаны регуляторные правила. «Кто будет определять настройки по умолчанию? Границы? То, как ИИ должен работать в одной стране по сравнению с другой. Разрешены и запрещены способы использования. Это огромный вопрос для общества», – считает Альтман.

На нынешнем этапе технологического развития ИИ вряд ли достигнет значительно большего масштабирования систем, чем сейчас, сказал гендиректор OpenAI. «Для этого нужны новые изобретения», – считает предприниматель.

Страх перед ИИ – это неплохо, уверяет Альтман, и он понимает обеспокоенность общества тем, что в частных компаниях сосредоточен контроль над такой революционной и потенциально опасной технологией. «От нас и таких компаний, как наша, зависит вовлечение общества в дискуссию о безопасности», – объясняет гендиректор OpenAI, добавив, что такой диалог возможен, только если дать ИИ в руки людям и получить от них фидбек.

Мировой рост

Христя Фриланд /Getty Images

Христя Фриланд, вице-премьер-министр и министер финансов Канады, во время панельной сессии третьего дня Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе, Швейцария, в четверг, 18 января 2024 г. Фото Getty Images

Модератор дискуссии отметил, что в прошлом году было зафиксировано 3% мирового роста, а в текущем году ожидается 2,8%. Главный вопрос панели: как обеспечить восстановление роста с мыслью о равенстве, сохранении рабочих мест и внешней среды.

Христя Фриланд, вице-премьер-министр и министр финансов Канады, рассказала о двух трендах, которые влияли на мировые инвестиции и экономический рост последних лет.

  1. Сосредоточение на устойчивости цепей снабжения. COVID-19, а затем незаконное вторжение России в Украину заставили страны перекроить свою торговлю и изменить стратегии привлечения инвестиций.
  2. Переход на зеленую энергию.

По поводу декарбонизации экономик она вспомнила мнение крупного инвестора в Канаду, который предупреждал о том, чтобы декарбонизация не стала равна деиндустриализации. Свое «озеленение» экономики Канада проводит с осторожностью, чтобы люди не теряли работу, а рост и производство продолжались.

Фриланд отметила, что какую бы экономическую, индустриальную или инвестиционную политику ни принимали правительства, они всегда должны задавать себе главный вопрос: «Улучшит ли это жизнь людей, которых я представляю?».

Валдис Домбровскис, европейский комиссар по торговле, видит будущий экономический рост ЕС в обеспечении мультилатеральных торговых отношений и принципе диверсификации цепей снабжения. Только таким образом можно защититься от «нечестных игроков, играющих по собственным правилам».

Будущее России и война в Украине

Валдис Домбровскис /Getty Images

Валдис Домбровскис, торговый комиссар Евросоюза во время панельной сессии третьего дня Всемирного экономического форума в Давосе, 18 января 2024 года. Фото Getty Images

Валдис Домбровскис, вице-президент Еврокомиссии, заверил, что санкции против России работают, но нужно сделать больше, чтобы другие страны лучше их соблюдали. Он отметил, что нужно предоставить Киеву всю необходимую помощь: военную, экономическую, гуманитарную – до окончательной победы Украины.

По поводу российских активов Домбровскис сказал, что в настоящее время у Еврокомиссии есть законопроект о том, чтобы доходы от этих активов шли в бюджет ЕС и могли быть использованы для помощи Украине. Также на уровне «Большой семерки» обсуждают законодательную базу для передачи в перспективе российских активов Украине.

По поводу китайско-российских отношений Радослав Сикорский, глава МИД Польши, сказал, что России Китай нужен больше, чем наоборот. Кроме того, в этих отношениях Москва – младший партнер. Разорвать этот союз Запад не сможет, считает он, потому что лидеры Китая и России очень близки идеологически, а их выживание взаимосвязано.

Министр иностранных дел Польши задался парадоксальным вопросом, который вызвал смех в зал: «Не удивительно ли, что территориально самая большая страна в мире хочет больше территорий? Разве ей мало земли?». Он признал, что при своей предыдущей каденции на той же должности он способствовал нормализации отношений между Россией и Польшей, но сейчас это невозможно. «Путин пересек точку невозврата», – считает он.

Луминица Одобеску, министр иностранных дел Румынии, назвала ложью нарратив России о том, что она ведет «войну за выживание с коллективным Западом». На самом же деле РФ воюет против мирового порядка, установленного после Второй мировой. Поэтому, говорит министр, война в Украине касается не только Украины, но и Европы. Поэтому необходимо продолжать давать Киеву все необходимое для полной стратегической победы Украины. От этого зависит безопасность Европы, потому что Россия ведет идеологическую войну и Украины ей может не хватить.

Домбровскис и Габриелюс Ландсбергис, литовский политик, согласились в том, что Запад сделал мало и действовал слишком медленно для того, чтобы контрнаступление Украины удалось так, как могло бы, если бы вовремя предоставлялось все возможное оружие.

Ландсбергис предупреждает, что сейчас вполне возможен как положительный сценарий (т.е. победа Украины), если Запад решит увеличить помощь, и негативный. Если Запад не объединится в обеспечении Украины всем необходимым для победы, поражения Киеву не избежать, заметил он.

Сикорский считает, что демократические реформы в России возможны только тогда, когда она проиграет войну в Украине. Он напомнил, что любые реформы, успешные или нет, следовали за военным поражением России: Крымская война, Российско-китайская война, большие потери в Первой мировой и самораспад СССР в «холодной» войне.

На завершение войны Сикорский дает 10 лет, руководствуясь примером других колониальных войн. История показывает – примерно столько нужно, чтобы агрессор понял бессмысленность потерь и произошла смена режима в империалистической стране, который сможет признать ошибку – развязывание войны.

Материалы по теме

Вы нашли ошибку или неточность?

Оставьте отзыв для редакции. Мы учтем ваши замечания как можно скорее.

Исправить
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине