Категория
Деньги
Дата

Самый тяжелый год Украины. О чем говорили Данилов, Резников, Марченко, Свириденко, Кулеба и другие топ-чиновники в 2022 году. Главные интервью Forbes

Самый тяжелый год Украины. О чем говорили Данилов, Резников, Марченко, Свириденко, Кулеба и другие топ-чиновники в 2022 году. Главные интервью Forbes /Коллаж Анна Наконечная

Коллаж Анна Наконечная

Военный бюджет министра финансов Марченко, сценарий завершения войны от министра обороны Резникова, чем отличается взгляд на экономическую политику замглавы Офиса президента Шурмы, главы финансового комитета Гетманцева и министра экономики Свириденко. В 2022 году Forbes взял интервью у десятка топ-чиновников из ОП, Кабмина, Верховной Рады, СНБО и Нацбанка, что они рассказывали и оправдались ли их ожидания.

Forbes Украина выпустил новый номер печатного журнала. В нем почти два десятка эксклюзивных материалов. Приобрести журнал с бесплатной доставкой можно по этой ссылке.

Алексей Резников: хроники войны

Getty Images

Алексей Резников, министр обороны Фото Getty Images

Впервые в течение 2022 года Forbes говорил с министром обороны Алексеем Резниковым, 56, в начале июля. Ситуация на фронте была сложной: россияне продолжали атаковать крупные украинские города. Незадолго до этого они захватили Северодонецк и Лисичанск, а до контрнаступательной операции ВСУ в Харьковской, Луганской и Херсонской областях оставалось несколько месяцев.

Впрочем, уже тогда Резников, также входивший в мартовскую переговорную группу с россиянами, точно спрогнозировал дальнейшее развитие войны.

«Первый сценарий: «добрая воля» россиян, которая была объявлена, когда они бежали с Киевщины, Черниговщины, Сумщины и острова Змеиный, – говорил Резников, описывая один из трех вариантов. – Я думаю, он будет разбит на несколько цепочек. Сначала мы выйдем на позиции до 24 февраля этого года. Далее последуют разговоры о статусе оккупированных ранее Донецкой, Луганской областей и Крыма. За столом с нашими партнерами».

Другой важный тезис: после того как саммит НАТО в Мадриде определил главной угрозой для мира Россию, Альянс будет усиливать восточный фланг, каким, собственно, и является Украина, сказал Резников. «Это означает, что деньги будут вкладывать и в украинскую систему обороны, – добавил министр. – Поэтому бизнесу должно быть понятно, что именно на этом следует зарабатывать деньги, создавать рабочие места».

Следующий разговор с министром обороны состоялся в октябре – уже после того, как РФ объявила мобилизацию. Следовательно, Украине нужно было готовиться к вероятному наполнению фронта еще 300 000 россиян.

Тогда Резников больше думал не столько о планах руководства РФ («У Генштаба есть план, как на это реагировать», «Россияне бегают по рынку и думают, где им взять бронежилеты и одежду. У них будет провал»), сколько о переговорах с партнерами относительно обеспечения ВСУ.

«Современная война превращается в войну технологий. Скоро станет ясно, что это война дронов. И не только наземных, но и подводных, – отметил министр. – Нам нужны разведывательные дроны, дроны-камикадзе, а также противодроновые системы».

Говоря о сценариях завершения войны, на этот раз он остановился на единственном варианте: переговоры с участием стран Запада о новой системе безопасности Украины и по выходу ВСУ на границы, признанные международным сообществом в 1991 году.

Давид Арахамия: от переговоров с РФ до санкций

Самый тяжелый год Украины. О чем говорили Данилов, Резников, Марченко, Свириденко, Кулеба и другие топ-чиновники в 2022 году. Главные интервью Forbes /Фото 1

Давид Арахамия, лидер президентской фракции в парламенте. Фото личный архив

После 24 февраля глава президентской фракции «Слуга народа» Давид Арахамия, 43, сменил привычную ему работу в парламенте – именно он возглавил украинскую делегацию на переговорах с РФ. Пять раундов встреч прошли в феврале и марте. Первые из них – в Беларуси.

Несмотря на явный провал первоначального плана атаки на Украину, представители РФ продолжали говорить на языке ультиматумов, рассказывал Forbes в начале марта другой участник переговоров Михаил Подоляк.

После того как силы обороны Украины выбили россиян из северных областей и изобличили их зверства на занятых территориях, переговоры прекратились. После успешного контрнаступления об этом уже нет речи.

«Переговоры ведет ВСУ», – сообщал в сентябре Арахамия в интервью Forbes. Финальную точку поставил Владимир Зеленский, подписавший 4 октября указ об отказе от переговоров с Владимиром Путиным.

Другой важный трек, в котором был задействован Арахамия, – конфискация российских активов в Украине в соответствии с законом, принятым ВР в мае. В Украине более 26 000 активов, бенефициарами которых являются граждане РФ.

Главная задача – чтобы эти активы не превратились в пассивы на балансе государства, говорит Арахамия в интервью Forbes. «Стратегия по таким активам – обеспечить работу компании без участия и влияния россиян, чтобы актив не девальвировал, разработать механизм с минимальными рисками по конфискации и затем продать», – добавляет он.

Насколько удастся реализовать этот план властям в следующем году, вопрос пока открыт. Большинство компаний, попавших под санкции, продолжают находиться в государственном Агентстве по розыску и менеджменту активов (АРМА), которое не спешит искать для них новых управляющих.

Главным изменением в работе парламента Арахамия назвал отсутствие влияния крупного бизнеса на работу нардепов: «Сейчас бизнес четко понимает, что любое участие в политике – это токсичная история для них».

Дипломатический фронт под руководством Дмитрия Кулебы

Getty Images

Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба Фото Getty Images

Объединить международное сообщество вокруг Украины и доказать, что язык дипломатии работает во время войны, – задача, которая с начала вторжения стоит перед главой Министерства иностранных дел (МИД) Дмитрием Кулебой, 41.

Forbes встретился с Кулебой 18 июля – в момент, когда одной из главных тем украинских и международных медиа была фигура конгрессвумен Виктории Спартц. Она заявила, что западное оружие, предоставленное Украине, может оказаться где угодно, в том числе в Сирии или Мексике. Впоследствии статья с подобными тезисами была опубликована в издании Financial Times.

«[Министр обороны] Резников дал интервью Financial Times, в котором опроверг упреки, а я побуждал наших партнеров выйти и прямо высказаться на тему, – вспоминает глава МИДа. – Это классическая информационная атака/контратака».

Отстаивать «голос» Украины в международных переговорах Кулебе приходилось не раз. Яркие примеры – заключение «зернового соглашения» и переговоров о поставках оружия.

В 2022 году Украине удалось вывести на новый уровень отношения с ключевыми мировыми партнерами – США, Европейским союзом и Великобританией. Однако не со всеми странами выстроились крепкие отношения – придерживаются нейтралитета или больше склоняются к российской позиции относительно войны страны Африки, Азии.

Противоречивые отношения сложились с Турцией. «Турция здесь помогает нам, там демонстрирует, что готова помогать России, здесь она – член НАТО и конструктивно ведет себя в вопросе разблокирования членства Швеции и Финляндии, тут говорят, что она решила присоединиться к БРИКС», – объясняет ситуацию Кулеба.

В конце июня Украина получила статус кандидата на членство в ЕС. Но в этом направлении еще предстоит много работать, говорит глава МИДа. «Интеграция в ЕС – как работа фермера: нужно выходить и каждый день тяпкой работать, а не заниматься гипотетическим планированием, сколько лет это займет», – говорит Кулеба.

Данилов, Малюська, Новиков и Венедиктова о санкциях и «олигархах»

пресс-служба Президента Украины

Секретарь СНБО Алексей Данилов Фото пресс-служба Президента Украины

До войны главным вопросом власти была борьба с «олигархами» – представителями бизнеса, которые оказывают влияние на политику, медиа или монопольное положение в определенной отрасли и владеют состоянием более 2,2 млрд грн. Под пристальное внимание ОП попали два бизнесмена – Петр Порошенко и Ринат Ахметов.

В начале февраля 2022 года Forbes пришел к уже бывшему генеральному прокурору Ирине Венедиктовой, 44, с вопросами о подозрении Порошенко в государственной измене и обыске на «Метинвесте» Ахметова. «Меня удивляет, что в Украине список Forbes – это во многом список экс-чиновников. Forbes – это рейтинг для бизнеса», – ответила Венедиктова о подозрении Порошенко. Что касается обысков на предприятии Ахметова, она была более сдержанной: «Посмотрим, на что выйдет следствие». Пока дело «Метинвеста» повисло в воздухе.

В июне 2022 года секретарь Совета национальной безопасности и обороны Алексей Данилов, 60, утверждал, что работа над реестром «олигархов» не прекращалась даже во время войны. Однако почти за два года перечень так и не появился. А вот существенные изменения возможны. На вопрос Forbes, попадет ли в реестр Ахметов, секретарь СНБО ответил неоднозначно: «Надо смотреть. Он очень много активов потерял в Мариуполе и в Донецкой области».

Во время войны украинские власти сконцентрировались на другом вопросе: санкции против российских бизнесменов, представителей власти и коллаборантов. Миссию искать подсанкционные активы взяло на себя Нацагентство по предотвращению коррупции.

С его главой Александром Новиковым, 40, Forbes встретился в июне. НАПК нашло все основные активы россиян и белорусов, которые находятся в Украине, утверждал он: «Мы сделали это еще в начале марта».

Побудить государство налагать санкции НАПК удалось не сразу. Данилов утверждал, что для этого СБУ необходимо провести дополнительные проверки. «Все хотят, чтобы было быстро. Но нам нужно, чтобы с юридической точки зрения все было безупречно», – рассказывал Данилов.

Первый крупный санкционный пакет СНБО утвердил лишь 30 сентября, в него вошли самые богатые российские бизнесмены, в частности Владимир Лисин, Вагит Алекперов, Михаил Фридман.

Дальше дело было за Минюстом, который должен был подготовить доказательства и отправить их в Высший антикоррупционный суд. «Средняя подготовка дела длится несколько месяцев», – говорил министр юстиции Денис Малюська, 41, в интервью Forbes в октябре 2022 года.

Пока на счету Минюста два успешных дела – ВАСК одобрил конфискацию активов беглого президента Виктора Януковича и российского бизнесмена Владимира Евтушенкова.

До конца года Минюст должен был подать еще несколько исков против топ-100 российского Forbes, таких как Александр Бабаков, Олег Дерипаска, Михаил Фридман, Петр Авен, Герман Хан, Аркадий Ротенберг, анонсировала заместитель министра юстиции Ирина Мудра, 46, в интервью Forbes в ноябре 2022 года. Но этого не вышло.

Большие успехи у Минюста на международной арене 14 ноября. Генассамблея ООН приняла резолюцию о создании механизма компенсации Россией ущерба, нанесенного Украине. «Эта резолюция – признание миром ответственности России за войну», – говорит Мудра. В следующем году Украина должна согласовать международный договор, который в дальнейшем поможет получить замороженные суверенные активы РФ более чем на $300 млрд.

Сергей Марченко: военный бюджет, переговоры с МВФ и поиск денег

Самый тяжелый год Украины. О чем говорили Данилов, Резников, Марченко, Свириденко, Кулеба и другие топ-чиновники в 2022 году. Главные интервью Forbes /Фото 2

Сергей Марченко, Министр финансов. Фото личный архив

Министр финансов Сергей Марченко встретился с Forbes вечером 10 марта, или на пятнадцатый день полномасштабного вторжения РФ в Украину. «До сих пор просыпаюсь с ощущением дня сурка», – описывал он тогда свое эмоциональное состояние.

В то же время украинское правительство уже постепенно приспособилось к реалиям войны. Марченко ежедневно проводил многочисленные звонки с международными партнерами (за две недели Украина получила комитменты в €6 млрд кредитов; первыми средствами был грант от Италии на €110 млн), искал, как решить проблему резкого роста расходов и падения доходов госбюджета, и разбирался с первыми случаями ввоза в Украину брендовых товаров или дорогостоящего алкоголя под видом гуманитарной помощи.

Главным достижением украинской власти первых дней войны, по словам министра, было не погрузиться в «бункеризацию», предусмотренную советскими методичками на случай войны.

Спустя пять месяцев, в августе, Марченко рассказывал Forbes о тех же проблемах, которые, однако, уже стали для министра рутиной. Были более четкими и вводные данные сверхсложной задачи: финансирование сектора обороны составляет около 30% ВВП Украины (130 млрд грн в месяц), месячный дефицит госбюджета – $5 млрд, тогда как средства, предоставляемые партнерами, категорически нельзя использовать на военные нужды.

Во время октябрьского разговора с министром уже обозначились и масштабы потребностей Минфина на 2023-й – $38 млрд дефицита, даже с учетом значительно лучшей ситуации с налогами, чем в начале и в середине года. «В апреле мы говорили о сборе в 7–8 млрд грн с таможни, сейчас – 30 млрд грн, – рассказывал Марченко в октябре. – Налоговая выполняет обязательство. Остается вопрос ритмичности возмещения НДС, но есть линейная зависимость от наличия средств на казначейском счете».

2023-й Минфин встречал с гарантированными €18 млрд от ЕС в течение года и $9,9 млрд от США до сентября. Также Украина получила краткосрочную программу МВФ, но пока без денег. Уже в марте правительство хочет приступить к переговорам о расширенном финансировании от Фонда на несколько лет ориентировочным объемом в $20 млрд.

Если все пойдет по плану, в текущем году Минфин сможет профинансировать ключевые расходы без помощи НБУ. В 2022-м Нацбанк существенно помог бюджету, «напечатав» 400 млрд грн, эквивалент около $12 млрд.

Как формировали политику Нацбанка экс-глава Кирилл Шевченко и нынешний глава Андрей Пышный

пресс-центр НБУ

Андрей Пышный, глава Нацбанка Фото пресс-центр НБУ

Национальный банк – одна из немногих крупных госструктур, сменившая руководство в течение войны. В августе Forbes встретился с Кириллом Шевченко, 50. Он возглавлял НБУ с середины 2020-го и ушел в отставку, сославшись на проблемы со здоровьем. Позже оказалось, что Национальное антикоррупционное бюро расследует махинации в государственном Укргазбанке, когда им руководил Шевченко. В настоящее время банкир находится в международном розыске. Недавно журналисты «Украинской правды» обнаружили его в Вене.

Нацбанк во главе с Шевченко сумел эффективно отреагировать на войну. Уже через несколько часов после начала вторжения правление регулятора приняло ряд решений, позволивших предотвратить панику. Одно из них – зафиксировать курс гривни на довоенном уровне 29,25 грн/$. В итоге на этом уровне он продержится до июля. НБУ был вынужден девальвировать гривню до 36,6 грн/$ и приблизить ее к розничному рынку, который на тот момент давно перешел предел в 40 грн/$. В некоторые моменты (особенно в июне) поддержка довоенного курса обошлась Нацбанку в более $1 млрд в неделю.

Основной темой разговора Forbes с Шевченко был важный для страны понятийный клинч между НБУ и Министерством финансов. В июне Нацбанк «напечатал» 130 млрд грн для финансирования расходов бюджета. Шевченко выступал против.

«Во время пандемии все усвоили термин ИВЛ (искусственная вентиляция легких). Так вот эмиссия – это и есть ИВЛ для экономики. Это экстренная помощь, которая спасает жизнь, но в больших дозах или в случае уязвимых ситуаций может приводить к осложнениям», – говорил он.

В начале октября Шевченко подал в отставку. Причины – не только в здоровье, но и в том, что руководитель центробанка не смог найти общий язык с главой Офиса президента Андреем Ермаком. Это противоречие могло стоить Шевченко должности еще летом 2021-го, однако замена второго подряд главы НБУ, который является независимым от других органов власти институтом, могла вызвать очень серьезные вопросы у международных партнеров Украины во главе с МВФ. В конце концов Шевченко ушел сам, подозрение по делу «Укргаза» ему вручали уже после того, как ВР утвердила его отставку.

Новый глава Нацбанка Андрей Пышный, 48, в свое время долго руководил Ощадбанком. В НБУ он пришел в статусе члена санкционной группы Ермака – Макфола и имеет хорошие отношения с руководителем ОП. Разговор Forbes с Пышным состоялся в конце ноября – на следующий день после очередного ракетного обстрела РФ, который привел к одному из наиболее существенных сбоев в работе энергосистемы Украины.

Один из ключевых месседжей Пышного – НБУ не должен находиться в вакууме. «У нас есть мандат, предполагающий обеспечение ценовой и финансовой стабильности. У Минфина – финансирование бюджета победы. Совместный мандат, который нам обоим определила война, – выйти с консолидированной позицией к международным партнерам, от взаимодействия с которыми зависит львиная доля финансирования бюджетного дефицита в следующем году», – объяснял он.

Другой тезис – из-за войны Украина вынуждена отказаться от части рыночных подходов. Это касается и курса. «Совместная позиция ключевого персонала НБУ – фиксированный курс еще должен играть определенное время свою роль. И я его поддерживаю. Пока мы не видим оснований для перепривязки курса, однако и возвращение к плаванию считаем преждевременным», – сказал Пышный.

Радикальные реформы, льготы для бизнеса и размышления об увеличении налогов. Как изменялись экономические взгляды Юлии Свириденко, Ростислава Шурмы и Даниила Гетманцева

Самый тяжелый год Украины. О чем говорили Данилов, Резников, Марченко, Свириденко, Кулеба и другие топ-чиновники в 2022 году. Главные интервью Forbes /Фото 3

Министр экономики Юлия Свириденко и заместитель председателя ОП Ростислав Шурма. Фото пресс-служба Министерства экономики

Взгляд на налоговую систему и правила игры для бизнеса в военное время в главных центрах принятия решений – Офисе президента, Кабмине и Верховной Раде был разный.

В начале мая 2022 года Forbes встретился с главой финансового комитета Даниилом Гетманцевым. Уже тогда власти обсуждали отмену определенных военных льгот для бизнеса, которые были введены в начале марта прошлого года, и размышляли над увеличением военного сбора с 1,5% до 3%. «Тем, кто против, хочется сказать, что мы рано начали считать наши взносы на войну, используя арифметику, а не соотнося риски», – сказал Гетманцев.

Гетманцев также выступал за возобновление налоговых проверок для бизнеса, не пострадавшего от войны. «Почему мы не должны проверять предпринимателя, работающего в Ивано-Франковске? В мирных областях следует возвращать нормальный налоговый контроль», – говорил Гетманцев в мае. Наконец, налоговые проверки вернули в июне 2022 года.

В конце года риторика Гетманцева стала немного мягче. Во второй раз Forbes встретился с главой финансового комитета в декабре. «Я не вижу резервов в экономике для повышения налогообложения. Есть резервы на средства администрирования, на той же таможне и в акцизах», – ответил он на вопрос о планах государства возвращаться к идее увеличения военного сбора.

Экономический блок Офиса президента выступал за радикально иной подход. 16 августа Forbes встретился с заместителем председателя ОП Ростиславом Шурмой, который только начал формировать концепт налоговой реформы «10-10-10». «Я – сторонник радикальных налоговых изменений», – утверждал Шурма в интервью Forbes. С первой попытки продвинуть налоговую реформу во власти и среди международных партнеров Шурме не удалось.

Второй раз попытка заверить власть в необходимости снизить налог на прибыль, НДФЛ и НДС до 10% появилась в декабре. Тогда Шурма предложил компенсаторы, которые могли компенсировать дефицит бюджета из-за уменьшения налогов. В ОП предлагали отменить другие льготы для бизнеса, увеличить ренту на добычу полезных ископаемых, более высокие акцизы на горючее и алкоголь, а также налоги на загрязнение, в частности металлургическую пыль, и ввести жесткий контроль за нарушение налогового законодательства. Приверженцев такого формата стало больше, но преимущество все еще не на стороне Шурмы.

Более всего публично критиковал реформу Гетманцев: «Сегодня нет никакой дискуссии вокруг «10-10-10», есть только шоу – пустое, бессодержательное, которое дискредитирует актеров».

Вице-премьер и министр экономики Юлия Свириденко, с которой Forbes встретился 27 декабря, считает, что к уменьшению налогов нужно подходить осторожно. В качестве примера Свириденко приводит ЕСВ, который является источником наполнения для двух фондов социального страхования (пенсии, страховые выплаты и выплаты по безработице).

Но концептуально министр не против уменьшения налогов: «Если мы найдем альтернативный механизм наполнения этих фондов, то можем снижать ставку. Однако пока я не вижу таких стимулов», – говорит Свириденко. В Министерстве экономики будут придерживаться более ситуативного введения льгот. К примеру, после начала российских атак на критическую инфраструктуру Кабмин освободил от пошлины и НДС генераторы и Starlink.

Материалы по теме
Предыдущий слайд
Следующий слайд
Новый выпуск Forbes Ukraine

Заказывайте с бесплатной курьерской доставкой по Украине